wowavostok (wowavostok) wrote,
wowavostok
wowavostok

Categories:

ХРУЩЕВ И ПИНЯ ПЕРЕЛЬМУТЕР - Аркадий Красильщиков


Листовка русских нацистов

Возможно, феномен этого государственного деятеля до сих пор не разгадан. В общем-то все политики на очередном изломе истории ведут себя непоследовательно и противоречиво. Хрущев на общем фоне не кажется исключением. Точен памятник Эрнста Неизвестно над его могилой: одна половина усопшего светла, другая черна, как ночь.
Хрущев и «еврейский вопрос» тоже тема и любопытная, и «черно-белая» в полной мере.
Недавно вышла самая фундаментальная биография Никиты Сергеевича, написанная американским историком Уильямом Таубаном. Увлекательный, надо сказать, труд, где и рассматриваемая тема рассмотрена достаточно подробно.
Цитирую Таубмана: « В тот вечер Хрущев рассказал собравшимся гостям историю, которую прочитал в юности у украинского писателя Владимира Винниченко.
«Однажды, - рассказывал Хрущев, – сидели в царской тюрьме, в одной камере, трое: социал-демократ, анархист, а третий – бедный, необразованный еврей по имени Пиня. Они решили выбрать старосту камеры, который бы заведовал распределением провизии, чая и табака. Анархист, парень ражий и громогласный, заявил, что он против любых выборов, любой власти, и, чтобы показать свое презрение к закону и порядку предложил сделать старостой Пиню. На том и порешили.
Долго ли, коротко ли, собрались они бежать. Сделали подкоп. Но ясно было, что в первого, кто появится из подкопа, охрана будет стрелять. Кто же пойдет первым? Все обернулись к храброму анархисту – но он оказался храбрым только на словах. И тут бедный маленький Пиня поднялся и сказал: «Товарищи, вы выбрали меня главным. Значит, первым пойду я»
А мораль этой истории такая: каким бы ты ни был, раз уж тебя выбрали на важную должность – ты должен ей соответствовать.
Так вот, маленький Пиня – это я».
В рассказе Винниченко еврей и бежал первым, был пойман, охрана забила Пиню до смерти, остальным заключенным побег удался.
Генсек КПСС невольно повторил роль несчастного еврея. Его тоже забили почти до смерти «охранники» основ марксизма-ленинизма. Политическим изгоем стал в конце концов Никита Хрущев, опередил он свое время, а потому и продержался он у власти всего лишь 11 лет и это, несмотря на кровавую школу, которую на отлично закончил Хрущев под руководством Иосифа Сталина.
Правление Никиты Сергеевича Хрущева можно назвать подсознательной попыткой покаяния. Он, атеист, все делал, чтобы замолить прежние грехи, но тяжкий груз прошлого
мешал генсеку быть последовательной и цельной фигурой в том числе и в «еврейском вопросе».
Хрущевская «оттепель» сделал невозможной открытую юдофобскую травлю евреев в прессе. Были выпущены из ГУЛАГ зеки, обвиненные в еврейском национализме, но государственный антисемитизм и в те годы никто и не думал пересматривать: иудаизм преследовался, иврит был отнесен к шпионским шифрам, по всей стране, ликвидировались еврейские кладбища, даже выпечка мацы попала под категорический запрет. Ходил в те годы один забавный анекдот: «Узнал Хрущев, что евреи просят разрешить выпекать мацу и дал согласие на выпечку, но только при условии изменения в рецептуре. Маца может остаться национальной по форме, но социалистической по содержанию, то есть выпекаться из кукурузной муки».

При Хрущеве, однако, появились подпольные сионистские кружки и первые ростки диссидентского движения. И, надо признать, что ростки эти были, слишком часто, еврейского происхождения. Государственный антисемитизм и был призван защитить родину социализма от подрывных действий потомков Иакова. Кремль действовал так же топорно, как и царское правительство накануне Октябрьского переворота и с тем же успехом.
До погромов в местечках дело не дошло, по причине отсутствия последних, но определенные действия в этом смысле были предприняты.
Пытаясь вывести державу из зловещей тени тоталитарной власти, Хрущев был невольно вынужден следовать в русле государственного антисемитизма и ублажать партийную верхушку ярым мракобесием в идеологии.
История с сапожником Пиней получила неожиданное продолжение в ходе известного погрома в московском Манеже при открытии выставки неортодоксальных художников. Выставка эта и была организована, как провокация, Хрущева подготовили должным образом. Таубман пишет: «… чиновники выстроили художников в два ряда для встречи с ним, причем в первый ряд поставили людей с ярко выраженными еврейскими чертами».
Евреи чужие, евреи враги социалистического реализма, в конечном итоге, враги СССР – вот что внушалось царю Никите. Погром, задуманный идеологами от ЦК, должен был, прежде всего, ударить именно по ним. И Хрущев пошел на поводу у провокаторов.
- Дерьмо собачье! – орал он. – Осел хвостом мажет лучше!».
Еврея – Жутовского поставили рядом с Хрущевым, к нему Никита Сергеевич и обратился с «проникновенной» речью: «Ты же с виду хороший парень, как ты можешь такое рисовать? Снять бы с тебя штаны да всыпать крапивой, пока не поймешь свои ошибки. Как не стыдно! Ты пидарас или нормальный мужик. Хочешь уехать? Пожалуйста, мы сами тебя проводим до границы…. Мы тебя можем отправить лес валить, пока не вернешь государству все, что на тебя потратили. Народ и правительство столько с тобой возились, а ты им платишь таким дерьмом…. Кто это все устроил?
Тут Хрущеву подсунули еще одного еврея – скульптора Эрнста Неизвестного. И этого сильного, большого мужика, героя войны, Никита Сергеевич обвинил в гомосексуализме.
Как раз, в эпизоде с Неизвестным Хрущев перестал быть Пиней, а героем из рассказа Винниченко стал скульптор. Его назначили ответчиком, и он ответил. Неизвестный просто вышел вперед, но напомнил Хрущеву, что времена страха проходят, что он сам поставил крест на ужасах сталинской эпохи.
- Никита Сергеевич, - спокойно сказал Неизвестный. – Дайте мне сейчас девушку, и я вам докажу, какой я гомосексуалист.
Девушку горячему скульптору не дали, но никто и не пострадал после этого разноса. Никто из художников не отправился валить лес.
17 декабря того же 1963 года, Хрущев, похоже, решил помириться с либеральной интеллигенцией, собрал московскую художественную элиту во Дворце культуры на Ленинских горах и произнес речь, в которой почему-то активно доказывал собравшимся, что он не антисемит, снова вспомнив беднягу - Пиню, роль которого он исполняет в руководстве СССР.
Тем не менее, заверениями в лояльности к еврейскому племени все и кончилось. Хрущев снова хамил в прежней, сортирной и сексуальной манере, снова занялся критикой Неизвестного, заявив: «Чтобы так смотреть на женщину, надо быть пидерасом. А мы за это сажаем на десять лет».
Но снова никого не посадил царь – Никита. Создается такое впечатление, что степень его хамства была обратно пропорциональна решимости противостоять «еврейскому засилью в искусстве». При Брежневе хамство исчезнет, зато начнутся аресты писателей, поэтов, художников, ссылки и тюрьмы.
Но робких попыток Хрущева уйти от кромешной юдофобии и тоталитаризма хватило, чтобы нынешние юдофобы тут же определили подлинную причину его реформ. Наследник Геббельса - литератор Мухин - в одной из своей книжонок утверждает, что настоящая фамилия Хрущева – Перельмутер, о чем, якобы, написано в «испанской энциклопедии», которую, правда, сам Мухин не читал.
Передо мной еще один текст их коричневой прессы: «Постепенно я стал понимать суть исторических событий. Шла война против русского народа. ЦРУ давно хотело развала моей Родины. В ЦРУ сидели одни евреи. Хрущев – тоже еврей. Он запрограммировал падение СССР. Хрущев был жидомасон. Сталин выгнал всех жидомасонов. Сталин был великий человек. Сталин возродил Русь. Сталин был патриот. Я понял, что значит быть патриотом».
Безумие? Нет. Глас народа. Никита Сергевич был далеко не худшим правителем России. Нынешняя юдофобская рать не может простить Хрущеву - Перельмутеру, что не разрешил он «еврейский вопрос» по завету Сталина в концлагерях и душегубках, ограничился одним шумом: проклятиями в адрес сионистов и словесной войной с еврейской интеллигенцией. Да и поиски врага, столь необходимые, для соблюдения тоталитарных традиций, были при Хрушеве не так последовательны, как при вожде народов.
Историю о маленьком сапожнике Пине я и в последнее время вспоминаю часто,
наблюдая за тем, что творится на экране телевизора. Вот и нынешние правители в России, лишенные пока возможности громить художников и проклинать «сионистских агрессоров», вынуждены в погоне за рейтингом, популярностью в народе, жать руки убийцам евреев и защищать психопатов из Ирана прежде всего потому, что те декларируют свою ненависть к потомкам Иакова.
Ничего не поделаешь. Все возможные опросы населения показывают рост имперских амбиций, тоску по реваншизму и невозможность сформировать национальную идею без юдофобской начинки и поисков врага. Материальные запросы населения удовлетворить гораздо трудней, чем духовные.
Массы и не думали благодарить Хрущева за массовое жилищное строительство, за пенсии, за разрушенный ГУЛАГ. Никита Сергеевич так и не стал народным кумиром. Его политическая смерть осталась почти незамеченной.

Правитель России может не быть антисемитом, но декларировать свою вражду к евреям и Израилю он обязан самым активным образом. Декларировать и доказывать на практике, как это делал сместивший Хрущева Леонид Брежнев.


Источник: http://a.kras.cc/2014/05/blog-post_731.html
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments