wowavostok (wowavostok) wrote,
wowavostok
wowavostok

Category:

Лишние люди, по мнению властей... О лишних людях на селе.... Леонид Рябов

Картинки по запросу «Дяди богатеи! Ни за что на свете не ходите в западные страны вы гулять! Там же есть спецслужбы. Разные и злые будут за аферы в тюрьмы вас сажать!».


Мы долго молча отступали,
Досадно было, боя ждали,
Ворчали старики:
«Что ж мы? на зимние квартиры?
Не смеют, что ли, командиры
Чужие изорвать мундиры
О русские штыки?»


М. Лермонтов.


В телевизионной передаче НТВ «Место встречи» 16.01.18 один из выступающих высказался: - «Украина – родина коррупции». - С таким апломбом и гордостью, он сделал это открытие для окружающих его людей. Хотя такую фразу можно было бы высказать о любом другом современном государстве с капиталистической экономикой, в том числе и о РФ. Карл Маркс был прав больше века назад, написав о логике капиталиста. Вот этот тезис из 1-го тома "Капитала": «Обеспечьте капиталу 10% прибыли, и капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживленным, при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы пойти, хотя бы под страхом виселицы».

И значит не Украина, не Россия и не какая другая страна не может быть родиной коррупции. Родина коррупции – КАПИТАЛ и частная собственность. Сегодни в интернете гуляет «информация», что мэр Москвы С. С. Собянин на Общероссийском гражданском форуме заявил, что в провинции — небольших городах и сельской местности — около 15 миллионов «лишних» людей. Примерно каждый десятый россиянин не принимает участия в экономике. «У нас в сельской местности проживает сегодня условно лишних 15 млн. человек, которые для производства сельскохозяйственной продукции с учетом новых технологий производительности на селе по большому счету не нужны. Это либо чиновники, либо социальные работники, либо еще кто-то». Собянин уточнил, что проблема в отсутствии «качественного», «высокопроизводительного» труда в сельской местности и провинциальных городах. По его словам, спасать провинцию бессмысленно: лучше уделить внимание развитию агломераций, в центре которых будут крупнейшие российские города. В качестве примера столичный мэр, разумеется, назвал Москву. Оказывается, это отнюдь не «черная дыра», вбирающая в себя талантливых людей, а «драйвер экономики». С. С. Собянин уточнил, что именно в агломерациях появляется конкуренция, а благодаря их развитию улучшается обороноспособность страны. Упомянул мэр и о «ударе», под которым постоянно находится Россия. С ним согласился Алексей Кудрин, бывший министр финансов, упомянув, что сильные и развитые агломерации должны быть одной из ключевых задач российского государства. Позиция Сергея Собянина и его слова о «лишних» людях уже не удивляет. По всей видимости, градоначальник озвучил то, что давно подразумевалось — действиями власти и распределением федерального бюджета. Мэр Москвы упомянул, что в московской агломерации — без сомнения, экономически успешной и развивающейся, – проживает порядка 30-35 миллионов человек. И население этой местности – не только Московской области, но и граничащих с ней районов – растет с каждым годом. Переселенцев — беглецов из других, менее «успешных» областей, – не останавливают ни пробки, ни высокая стоимость жилья, и их не нужно привлекать дополнительными мерами. Достаточно держать на должном уровне силы внутренней безопасности. Поддерживать дороги в хорошем состоянии, следить за экологической обстановкой и держать уровень жизни на приемлемом уровне.

Однако есть и противники идей агломерации С. С. Собянина с Кудриным, к ним можно отнести, например, члена Союза архитекторов России, эксперта по жилищной политике Юрия Эхина, и его заместителя Марата Хуснуллина. Сейчас каждый десятый россиянин является жителем Москвы. После реновации это будет, наверное, уже каждый пятый. У нашей страны огромные территории, а вместо того, чтобы их заселять, надувается какие-то пузыри в виде нескольких городов. Вообще для Москвы 7 миллионов жителей — это предел. А только по официальным данным тут сейчас проживает 12 с половиной, по неофициальным же — все 15. И будет еще больше. Значит, количество тех же пробок тоже будет больше. Мы всех собираем в Москву, а остальные земли оголяем. Где, например, брать мощности для столь плотной застройки по воде, канализации, газоснабжению, если 15% производственных мощностей предполагается также сравнять с землей? И потом, люди, живущие в городе, выезжают из него на отдых. Значит, потребуются еще и земельные участки для дач неподалеку. И каждые выходные пробки на въезд, и выезд будут увеличиваться. Например, в Москве, по сравнению с Токио, дорог меньше в семь раз. Поэтому у нас любой ввод в строй путепровода преподносится как грандиозная победа. Однако из того же соотношения протяженности дорог в российской и японской столицах — 4000 и 27000 километров по мнению Ю. Эхина — становится понятно, что люди, взявшиеся за радикальную перестройку самого крупного европейского города, каковым является наш мегаполис, попросту не понимают, чем они занимаются. Или же закрадывается мысль, что как раз понимают, но делают специально то, что приведет к ухудшению всего.

Но ведь при подобных масштабах предполагаемого строительства всегда что-то происходит. С точки зрения чрезвычайных происшествий будет только хуже. Представьте себе, произошла какая-то техногенная катастрофа, и весь район отключили от электричества. А у нас 25-этажные дома, в которых не работают лифты. И что делать? Воды нет, канализация не работает. В Москве существует всего две пожарные лестницы, которые достают до 16-го этажа, — приводит небольшую статистику Ю. Эхин. Причем находятся они в Подольске. И пока они проедут оттуда по московским пробкам до места катастрофы, здание просто сгорит, ведь счет в таких случаях ведется буквально на минуты. А ведь случаев подобных, когда спасатели не могли начать по этой причине полноценно работать, уже было немало. Сергей Собянин заявил, что Москву нужно увеличивать. Называлась даже цифра — до 35 миллионов жителей. Его заместитель Марат Хуснуллин летом оперировал схожей цифрой в 30 миллионов. Это означает, что власти настроены на серьезное увеличение плотности застройки, причем открыто говорится о том, что это будет достигаться путем перетекания жителей мелких сел и городов в столицу. Таким образом, мегаполис принимает какие-то совершенно невообразимые размеры. К сожалению, положительных примеров функционирования городов таких масштабов попросту не существует.

О лишних людях говорили и в 19 – веке. Тогда лишний человек представлялся общественности как «Литературный герой, характерный для произведений русских писателей 1840-х и 1850-х гг. Обычно это человек значительных способностей, который не может реализовать свои таланты на официальном поприще николаевской России. Принадлежа к высшим классам общества, лишний человек отчуждён от дворянского сословия, презирает чиновничество, но, не имея перспективы иной самореализации, в основном проводит время за праздными развлечениями». Вот, что говорит один из лишних того времени о Москве – того времени:

«С кем был! Куда меня закинула судьба!
Все гонят! все клянут! Мучителей толпа,
В любви предателей, в вражде неутомимых,
Рассказчиков неукротимых,
Нескладных умников, лукавых простаков,
Старух зловещих, стариков,
Дряхлеющих над выдумками, вздором, –
Безумным вы меня прославили всем хором.
Вы правы: из огня тот выйдет, невредим,
Кто с вами день пробыть успеет,
Подышит воздухом одним,
И в нем рассудок уцелеет.
Вон из Москвы! сюда я больше не ездок.
Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету,
Где оскорбленному есть чувству уголок!..
Карету мне, карету!».

( А. Грибоедов).

Тема «лишних» людей актуальна и по сей день. Люди, не нашедшие место в мире были всегда, и наше время не исключение. Напротив, считаю, что как раз сейчас не каждый может определиться с целями и желаниями. Такие люди были и будут всегда, и это не плохо, просто так сложилось. Таким людям надо помогать, многие из них могли бы стать великими, если бы не стечение обстоятельств, порой трагические.

Но мы - то говорим о России и ее агломерации и куда она нас заведет. Вопросы России без решения крестьянских проблем вряд ли можно решать, а крестьянский вопрос «Кому должна принадлежать земля?» решать и крестьяне не могут. Рассмотрим, как решался основной вопрос села в России - "Земля – крестьянам» в течение прошедших ста лет. Об этом пишет Игорь Абакумов. Российская газета - Неделя №7473 (10)

Лозунгу "Земля - крестьянам" исполнилось 100 лет. Считается, что сельские массы поверили в него и поддержали большевиков, обеспечив их победу 1917 года. С другой стороны, его называют глобальным обманом, поскольку через 12 лет началась сплошная коллективизация, трагедия которой вряд ли будет честно описана до конца. ТАСС

Фраза "земля - крестьянам", принадлежавшая прежде эсерам, стала всего лишь спусковым крючком победы большевиков, вложивших в них более ясный смысл, чем либеральные политики. Первая мировая война вынесла из сельского хозяйства на фронт миллионы рабочих рук. Это основательно подорвало производство продовольствия. В августе 1914 года военное командование округов получило право запрещать вывоз хлеба с территорий, то есть его свободный оборот. Крестьяне начали придерживать продажи. В феврале 1915 года военные получили права реквизиции зерна. На первых порах по твердым ценам, цивилизованно. Затем церемонились меньше - забирали под расписки и под "честное благородное слово". К концу 1916 года из армии отпустили "тех, кому за сорок", и седые, но еще крепкие ветераны, как правило, с оружием, возвращались на село. Вместе с дезертирами и сельским активом они приняли участие в переделе помещичьих хозяйств, поскольку после свержения самодержавия рухнули понятия "божьей земли". Стали более весомыми и переговоры с продотрядами, которые продолжало посылать в деревню уже Временное правительство. Лозунг "земля - крестьянам", перехваченный большевиками у эсеров, пришелся на пик недовольства, и крестьянские массы, никогда не имевшие сильных политических представителей во власти, поверили им. Крестьяне не читали статей Ленина, в которых он до самого лета 1917 года придерживался идеи государственной собственности на землю. В 1917 году продотряды пришли в село уже от имени большевиков. В крупных городах их формировали рабочие комитеты и профсоюзы. Поскольку к тому моменту в бытовой экономике преобладал товарный обмен (керосин, ситчик и спички на хлеб), предлагаемые крестьянам "твердые цены" не вдохновляли, зерно и другие продукты начали реквизировать. Гражданская война подходила к концу, но, ни белые, ни красные ее стороны не имели большинства в крестьянской среде - было ясно, что все смотрели на деревню как на источник продовольствия, фуража, лошадей, и не более того. Грабежи только усиливались, несмотря на засушливый год, на то, что нормы продразверстки превзошли сбор урожая.

В 1920 году полыхнули два крупных крестьянских восстания - в Сибири и в Тамбовской губернии, весной 1921 года восстали моряки Кронштадта - крестьянские сыновья и отцы, на Юге против Красной Армии выступил Махно. Эти выступления подавили с запредельной жестокостью силами регулярной Красной Армии и "интернационалистов" с применением артиллерии, авиации, химического оружия, концлагерей, взятием заложников, массовыми расстрелами и ссылками в каторжные лагеря на большие сроки. Многие красные командиры, писатели, поэты и другие представители новой элиты - М. Тухачевский, М. Фрунзе, С. Буденный, И. Якир, И. Уборевич, Г. Котовский, А. Голиков (Гайдар), Г. Жуков, Г. Ягода, В. Ульрих и другие - в едином строю оттачивали свое боевое мастерство в физическом уничтожении соотечественников, заслужили ордена, что, правда, не спасло большинство от репрессий и расстрела через 16-17 лет. Некоторые уцелевшие из них впоследствии брали Берлин.

Продразверстку отменили и декретом ВЦИК от 21 марта 1921 года заменили ее натуральным налогом. Он позволял оставлять продовольствие и зерно не только для посева, но и для пропитания и продажи. Месяц спустя, 21 мая было разрешено арендовать землю, использовать наемный труд, объединяться в кооперативы. С этого начиналась НЭП - новая экономическая политика, оставленная в наследство Лениным и его работами по кооперации. Продолжалась она недолго - до конференции аграрников-марксистов 20-27 декабря 1929 года. На ней выступил Сталин: "от ограничения кулачества перейти к его ликвидации как класса". Укрепившиеся за 8 лет единоличники - кулаки и середняки - подлежали ограблению и выселению. Их место надлежало занять колхозам - неведомому доселе симбиозу общины, единоличного управления председателя и тотального контроля государства через партийные органы и спецслужбы.

12 лет спустя после лозунга "Земля - крестьянам" на долгие годы был создан механизм окончательного отчуждения крестьян от собственности на землю, средства производства и надежный "пылесос" для выкачивания продовольствия в города, в армию, в растущий бюрократический аппарат, в промышленность. Земельный вопрос был решен на 62 года вперед: основной ресурс производства продовольствия стал государственным.

Параллельно шло строительство совхозов - полностью государственных аграрных предприятий индустриального типа, с финансированием из бюджета и тотальным наймом рабочей силы: от директора до пастуха все получали зарплату, никак не связанную с результатами производства. Идеологи того времени провозгласили совхозы социалистическими предприятиями, по сути закрепляя отчуждение работников от земли и собственности на уровне государственной политики.

Спустя 62 года после начала коллективизации на село пришла другая идеология, требующая в течение года распустить все колхозы и совхозы, приватизировать землю и имущество. Землю поделили на паи и предложили людям самостоятельно ее обрабатывать, ссылаясь на опыт Столыпинской реформы. Это была попытка загладить историческую несправедливость и материально компенсировать вину государства за миллионы трагедий и драм нескольких поколений крестьян. Однако уже далеко не все были психологически готовы принять ответственность за землю, к тому же не хватало техники, ее распродали «нужные» люди, а деньги, вероятно, пропили, хозяйственные связи и устоявшиеся технологии разрушались. Продовольственный кризис нарастал и были открыты шлюзы для импорта продовольствия, что подкосило птицеводство, животноводство, селекцию и семеноводство, тепличное хозяйство и зарождающийся фермерский сектор.

В начале XXI века окрепшему "городскому" бизнесу дали возможность неограниченно скупать разорившиеся колхозы и совхозы, а прежде всего - их землю. Так в новом варианте началось строительство аграрных гигантов, уже частных, которые мы сейчас называем агрохолдингами. Они действительно пытаются решить проблему насыщения внутреннего рынка собственным продовольствием: зерном, мясом свинины и птицы, растительным маслом, сахаром и уже начали впервые за постсоветский период выходить на зарубежные рынки с экспортом. Однако до решения продовольственной безопасности в РФ им еще далеко. Латифундисты, среди которых немало иностранных совладельцев, имеют своих прямых и выборных представителей в органах власти и общественных организациях всех уровней и влияют на политику не просто в интересах своих компаний, но и для развития сословия крупных землевладельцев, против засилья которых и совершались революции 1917 года. То, что эти латифундии частные, "рыночные", не должно вводить никого в заблуждение - основные фонды агрохолдингов заложены в государственных банках и пусть пока теоретически могут быть национализированы по каким-либо соображениям в любой момент. То есть идеология тотального государственного контроля над основным средством производства по факту за 100 минувших лет никуда не исчезла, хотя сейчас явно и не проявляется.

В Европе вопрос латифундий решен (после трудных политических споров и соглашений) к 80-м годам ХХ века путем прогрессивного налога на земли сверх нормы. Наши фермеры также требуют ввести норму земельной собственности одного владельца не более 10 процентов от земель муниципалитета. Почему? Логика примерно та же, что в Европе, ее можно сформулировать в пяти пунктах отмечает И. Абакумов:

Первое - крупный аграрный бизнес ориентирован прежде всего на извлечение прибыли, а не на развитие сельских территорий.

Второе - неограниченное внедрение крупного бизнеса в сельскую сферу нарушает права населения на сохранение образа жизни, развитие институтов частной собственности и независимых источников дохода семей.

Третье - наличие неограниченного влияния узкой группы латифундистов влечет серьезные риски для государственного строя. Иными словами, десятку лендлордов проще сговориться о смене законодательства, региональной или федеральной власти, о картельном сговоре, чем сотням тысяч фермеров.

Четвертое - разорение одного или даже десятка фермеров есть драма отдельных семей, но не драма целой территории в случае разорения крупного агрохолдинга и связанных с этим социальных и политических рисков. Стало быть, в установлении здорового баланса крупного и мелкого производства - укрепление стабильности экономики.

Пятое - любое крупное производство – это, прежде всего большая мишень для военных, террористов или эпидемий. Тысячи мелких и средних производств гораздо проще локализовать и гораздо труднее разбомбить, чем одно крупное. Надо учитывать, что в случае эвакуации населения крупных городов (по техногенным или военным причинам) сельская местность сможет их принять, только если будет населена и обустроена. То есть множество мелких ферм - это вопрос физического выживания нации при чрезвычайных ситуациях.

Спустя 100 лет лозунг "Земля - крестьянам" – НАДО СЧИТАТЬ ошибочным. Земля должна принадлежать государству как воздух и вода. Этого требуют справедливость и рациональный расчет. Родившийся человек должен знать, что он имеет свой участок Земли, и он не может его не продать, не подарить, не отдать ни кому, такая эта собственность. Как вы чудаки объясните родившему человеку. Скажите - «Ты лишний. У тебя нет земли, ее продали рыночники!!!». Так что - ли, или нет?

Уважаемый С. С. Собянин, Вы сильно ошибаетесь, когда заявляете, что в России существуют лишние люди, особенно на селе. Россия Великая страна, ее заселяет грамотное и талантливое население, но руководство ее бездарное, оно не может обеспечить свой народ рабочими местами. Поэтому многие талантливые люди стремятся убежать из России. В настоящее время и Москва перенаселена, ее руководство не справляется с задачами стоящими перед ним и не потому, что оно плохое, а потому, что с подобной структурой города справиться нельзя. Москву и подобные города надо расселять. И это надо делать разумно. А учиться есть у кого. Вспомните тридцатые годы. В стране развивается промышленность, из деревень страны выкачивается население, но в это-же время на селе появляются новые технологии ведения сельхоз работ, повышающих в десятки раз производительность труда. Трактора заменили лошадей, быков и людей, комбайны – сбор и обработку зерна, химия – навоз и т. д. Надо таким же образом поступать и сейчас. Для этого следует повысить производительность труда сельского труженика и лишить его тяжелого физического труда с землей. В настоящее время без особых затрат и труда можно на тяжелых и нудных работах использовать роботов. Тракторами, комбайнами, сенокосилками и другими подобными объектами должны управлять роботы. А самое главное это поможет армии. Ведь разработать робот для посадки картофеля не проще создания робота расстановки мин. Или, например, нужны ли будут дорогие танки, если будут разработаны в достаточном количестве роботы – собаки с динамитом, управляемые дистанционно для поражения грозных машин. Ведь таких роботов можно наклепать в теченье месяца, сколько надо даже в наше время.

А по поводу информации министерства финансов США «Кремлевского списка» (Советская Россия, №14541) у многих читателей газеты СР воскресило в памяти слова советского классика Корнея Чуковского, которые кто-то переиначил так: «Дяди богатеи! Ни за что на свете не ходите в западные страны вы гулять! Там же есть спецслужбы. Разные и злые будут за аферы в тюрьмы вас сажать!».

Л. П. Рябов.

http://zavtra.ru/blogs/lishnie_lyudi_po_mneniyu_vlastej
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment