wowavostok (wowavostok) wrote,
wowavostok
wowavostok

«Белоленточники» антибольшевистского сопротивления

Оригинал взят у  mornarius https://mornarius.livejournal.com/1182822.html

Сто лет назад, зимой 1917−1918 годов в России разгоралась Гражданская война. Вспыхнув двумя столичными очагами еще в октябре-ноябре 1917 года, зимой она перешла от «малых форм» в региональную фазу, чтобы вскоре раскинуться кровопролитными фронтами и широкомасштабными мятежами от Северного океана до Кавказа, от Кронштадта до Дальнего Востока.
Доктор исторических наук, профессор Ярослав Леонтьев рассказывает о том, как начиналась гражданская война в России, откуда пошел термин «Белая гвардия» и как уживались в одном лагере антибольшевистского сопротивления генералы-монархисты и революционеры-эсеры.

—  Во многих учебниках истории — как советских, так и пост-советских — примерным временем начала Гражданской войны в России считается декабрь 1917-январь 1918 годов — то есть, примерно сто лет назад. Это было время консолидации белогвардейского движения на Юге России. На ваш взгляд, когда в действительности Гражданская война в России стала фактом?

—  Малая гражданская война началась в октября 1917 года одновременно в Москве и Петрограде. И даже еще раньше — во время Июльского кризиса в Петрограда и при подавлении юнкерами из Москвы солдатских беспорядков в Нижнем Новгороде. «Корниловка» Марина Цветаева написала тогда пронзительное стихотворение о трех погибших юнкерах. После свержения Временного правительства в Москве шли упорные, кровопролитные бои между Красной гвардией и Белой гвардией (понятие «Белая гвардия» и родилось в те дни как раз в Москве).

То есть, с одной стороны был очаг в Москве, где Кремль в ходе ожесточенных сражений переходил из рук в руки. Хотя, конечно, противостояние было неравным: у юнкеров было мало боеприпасов, да и самих юнкеров было мало по сравнению с красногвардейцами.

С другой стороны, примерно в это же время была попытка контрпереворота, предпринятая несколькими юнкерскими училищами в Питере. Это восстание было быстро и резко подавлено. Причем в Петрограде силы были еще более неравные — против нескольких сотен юнкеров воевали около десяти тысяч красногвардейцев и революционных солдат. Этим юнкерским контрвосстанием формально руководил -«Комитет спасения Родины и Революции» — но данная организация существовала больше на бумаге, так и не смогла по настоящему развернуться в будущем. Хотя там документы подписывались громкими фамилиями — членами ЦК партии эсеров Гоцем и Авксеньтевым, но на деле эти люди не руководили восстанием, а уже скрывались в подполье.

Следует отметить, что в Москве сопротивление большевикам оказали не только юнкера. В Белую гвардию активно записывались и студенты Московского университета и других вузов.


—  Каково происхождения термина «белые»? Во время Французской революции монархически настроенные мятежники Вандеи использовали белые кокарды как эмблему — по цвету белого знамени королевской Франции и их часто называли «белыми». Это не оттуда пошло?

—  Нет, я думаю тут была другая традиция, возникшая спонтанно. Во время Февральской революции, когда народ всячески выступал против городовых (их разоружали и даже убивали), на смену старой полиции пришла студенческая и рабочая милиция. И эти милиционеры одевали белые повязки. И когда через полгода начались бои в Москве, сторонники свергаемого Временного правительства вновь одели эти белые повязки в качестве отличительного знака — чтобы отличаться от красных ленточек и повязок своих противников.

Студенты-милиционеры с белыми повязками, 1917 год. Фото: wikimedia commons

—  Каковы были мотивы юнкеров — этой молодежи, которая была главной силой антибольшевистского сопротивления на ранних этапах? В советских детских книжках с картинками про революцию юнкера были представлены такими озлобленными щенками «старого режима», ненавидевшими «рабочий люд» и готовыми убивать за свои классовые привелегии…

—  Юнкера в первую очередь оставались верны присяге и воспринимали большевиков как узурпаторов. У Паустовского в «Повести о жизни» хорошо описан момент, когда у Никитских ворот в Москве было объявлено временное прекращение огня — чтобы собрать раненых, дать коридор мирным жителям, чтобы они могли выйти из-под обстрела. И репортер Паустовский фиксирует, как переругивались юнкера и красногвардейцы. «Эй вы, темляки-сопляки, хватит дурить, бросай оружие!» — кричали красногвардейцы юнкерам. Юнкера отвечали, что «У нас присяга!». Красногвардейцы говорили: «А кому присягали? Керенскому? Так он удрал, сукин кот, к немцам!» «России мы присягали, а не Керенскому!» — отвечали юнкера. «Так мы и есть Россия!» — говорили красногвардейцы. После этого обмена репликами бой возобновился.

А так вообще юнкера были очень разными по партийной принадлежности. Были юнкера-социалисты. У них даже существовал Союз юнкеров-социалистов, одним из руководителей которого был Леонид Каннегисер, который потом застрелит главу петроградской ЧК Урицкого. Кстати, Каннегисер был евреем, а именно временное правительство открыло евреям путь в юнкерские училища.

Хотя, наверное, были среди юнкеров и убежденные корниловцы, и просто беспартийные республиканцы, и люди более правых взглядов.

—  Можно ли сказать, что в ноябре-декабре 1917 года Гражданская война уже шла в России?

В малых формах — да. Я бы делил события Гражданской войны на несколько фаз. Во-первых, это «малая гражданская война» — если проводить какие-то более поздние параллели, то это по масштабу напоминает противостояние между Верховным Советом и Борисом Ельциным в октябре 1993 года. Во-вторых, это «локальная гражданская война», когда войной охвачен тот или иной регион. Такая война начала разворачиваться в декабре 1917 года, когда разоруженные в Москве и отпущенные юнкера и офицеры подались на Дон, где начиналось формирование Добровольческой армии. Плюс ожесточенные бои юнкеров со сторонниками Советов в Иркутске под руководством командующего военным округом, эсером и бывшим политкаторжанином Краковецким в конце декабря 1917-го. Плюс действия оренбургских казаков атамана Дутова.

А крупномасштабная война начинается уже позднее — с фронта в Поволжье, с лета 1918 года. В это время разворачиваются бурные события в самых разных регионах. В разных городах Сибири свергают большевиков, создается Комитет членов Учредительного собрания (Комуч) в Самаре, оказывает наиболее серьезное сопротивление Чехословацкий корпус, при этом сохранятся очаги сопротивления на юге России.

Приказ Комуча о низложении советской власти в Самаре. Июнь 1918 года

Кроме того, мы должны выделить в особую, совершенно отдельную историю события на Украине. Украина тогда была занята немецкими войсками, и там все-таки было создано другое государство — Украинская Держава гетмана Скоропадского. Но перед этим было подавленное Центральной Радой восстание рабочих «Арсенала», а потом кровавый захват Киева войсками Муравьева и Антонова-Овсеенко. Так что Украина выпадает из типологии наших, общероссийских событий.

—  Белое движение — это очень неоднородная сила. По сути, то широкая над-идеологическая коалиция, в которой сошлись в ситуационистских союзах самые разные люди — от революционеров типа Бориса Савинкова, до крайне-правых монархистов, типа барона Унгерна. Насколько легко давался такой путь тому же Савинкову и людям его типа? Наверное для них это было непросто — сидеть в одних окопах с царскими генералами?

Сейчас в издательстве «Молодая гвардия», как раз к столетию всех этих событий вышли две большие книги. Первая книга Вячеслава Бондаренко под называнием «Белые». Там белая обложка и двуглавый орел. Вторая — моя в соавторстве с Евгением Матониным — там дизайнер сделал красную обложку и перевернутого двуглавого орла, которого внизу ждут штыки.

Мы с Матониным в предисловии оговариваемся, что пытаемся дать разные оттенки красного — от «розовых» правых эсеров до радикальных большевиков. А автор книги «Белые» наоборот, написал в своем предисловии, что «у белого цвета нет оттенков». И здесь я с ним бы поспорил.

Конечно, «белые» были разные. В какой-то момент среди «белых» были и «розовые» — те же правоэсеровские силы, которые действовали на Волге в рядах Народной армии Комуча. При этом там же, среди «белых», были и ультраправые.

Есть и другие критерии различий внутри белогвардейского лагеря. Были германофилы — тот же атаман Краснов. Но были и сторонники Антанты, сторонники продолжения той же войны с Германией, которую они вели на фронтах Первой мировой. И свое участие в белом движении они рассматривали в том числе как продолжение войны с Германией.

Пехотная рота Добровольческой армии, сформированная из гвардейских офицеров. Январь 1918. Фото: Wikimedia Commons

Так что у белого цвета во время гражданской войны было много оттенков. Были и «бело-розовые», и «бело-зеленые». Кстати, у «зеленых» ведь тоже все было непросто. Были «красно-зеленые», которые действовали в тылах у белогвардейцев, были «бело-зеленые», которые воевали против Красной армии.

Что касается Савинкова, разумеется, на него многие офицеры и генералы смотрели косо. Но считали, что для общего (на тот момент) дела он полезен — если у него есть связи, энергия, опыт конспирации.

Интересно, что во время Гражданской войны он работает с разными людьми. Сначала Савинков подается на Дон. Позднее он передислоцируется в Москву, на подпольную работу. В феврале-марте 1918 года Савинков создает «Союз защиты Родины и Свободы» -. В работе в этой организации участвуют и офицеры-республиканцы, и офицеры-монархисты, и сам Савинков — эсер, исключенный из партии социалистов-революционеров за связи с Корниловым еще в сентябре 1917 года. С Савинковым был и полковник Александр Перхуров, который причислял себя к монархистам — позднее он поднимет антибольшевистское восстание в Ярославле. Там же, в этой организации, был и последующий постоянный соратник Савинкова Александр Дикгоф-Деренталь, а также военврач Григорьев — будущий лидер восстания в Муроме.

Савинков создает разветвленную конспиративную структуру, перебрасывает людей в Ярославль, в Рыбинск, в Муром — сотрясает большевистскую Россию восстаниями и заговорами.

—  Насколько разгон большевиками Учредительного собрания способствовал эскалации войны?

23 ноября 1917 года, уже после разгрома в Петрограде восстания, формально руководившегося «Комитетом спасения Родины и Революции», возникает другая организация — «Союз защиты Учредительного собрания» который возглавлял один из военных руководителей февральских событий 1917 года, старший лейтенант флота Василий Филипповский. Костяк этой группы составляли депутаты-фронтовики, которые готовились защищать Учредительное собрание с оружием в руках. У них были связи в воинских частях. Рядом были будущий глава Боевого отряда ПСР Григорий Семенов и будущий писатель, а тогда ярый оппозиционер Виктор Шкловский. Но руководство партии эсеров спасовало, не пожелало втягиваться в новый виток противостояния. В частности, лидер эсеров Виктор Чернов, по воспоминаниям эсера Бориса Соколова, говорил, что нужно выходить на невооруженную демонстрацию в защиту Учредительного собрания. Чернов утверждал, что ветеран революционного движения Марк Натансон и лидер меньшевиков-интернационалистов Юлий Мартов имели разговор с Лениным, и он, в свою очередь, заверил их, что большевики не будут действовать насилием.

Потом эти фронтовики-депутаты проклинали Чернова — все закончилось расстрелами мирных демонстраций и в Петрограде, и в Москве.

Но на этом этапе к какому-то новому витку насилия расстрелы демонстраций не привели. А вот потом, когда эти фронтовики-депутаты поехали на Волгу, на Каму, они уже будут поднимать знамя Комуча и Народной армии. Одному из них — эсеру и будущему писателю-фантасту Борису Фортунатову посвящен отдельный очерк в книге «Красные».

Источник: https://mbk.media/suzhet/belolentochniki-antibolshevistskogo-soprotivleniya/

Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments