wowavostok (wowavostok) wrote,
wowavostok
wowavostok

Ум - опасное преступление

Интереснейшая, и что более ценно — полезная и отрезвляющая статья. По соображениям авторской собственности (SiS!), текст дан со значительными сокращениями.

Однако эти сокращения не наносят значительного ущерба смыслу или интеллектуальному заряду публикации. Даже — наоборот. Читателю вовсе не требуется погружаться в недра авторских изысков «на примерах».

И в итоге камрады-фольксгеноссе получат чистый сок.

http://magazines.russ.ru/inost...

Общество неграмотных: быть умным для подростка становится преступлением

Опубликовано в журнале:

«Иностранная литература» 2017, №10

Рафаэл Теодору

Перевод Максима Тютюнникова

Если ты подросток, это вовсе не значит, что у тебя стоит штамп в паспорте, санкционирующий безнаказанное поглощение всякого культурного мусора, ведь не думаем же мы, будто мозг подростка пребывает в состоянии атрофии вплоть до совершеннолетия.

О подростковом возрасте сказано уже многое. И в самом деле, у психологов и психоаналитиков рассуждения об этом этапе становления личности - одна из излюбленных тем. Мнения весьма разнообразны, от “трагедии расставания с детством” до банальной “фазы физиологической и психологической трансформации”, определения можно найти на любой вкус и размер. Уже появилось даже клише “раздраженный” в отношении подростка.

И в связи с этим мне сразу видятся две проблемы. Первая и самая очевидная: идея “подросткового периода” берется на вооружение, в основном, родителями, не имеющими ни малейшей научной подготовки, позволяющей разобраться в том, с чем они имеют дело. Именно так: большинство родителей воспитывает детей, не имея понятия ни о психологии, ни о психоанализе.

Далее: родителям-воспитателям, не склонным к глубоким размышлениям о сущности воспитания, легче “купить” идеи, продающиеся в популярных книгах типа “сам себе психолог”, которые почти никогда не дают критического анализа юности, рассматривая ее как некий безобидный “обряд инициации” при переходе в мир взрослых. Я уже и не говорю о тех крайних случаях, когда родители верят конъюнктурщикам, сбывающим явно антинаучные рецепты “укрощения молодежи”, начиная с “инструкций о том, как сделать своего ребенка гениальным, как Эйнштейн, заставляя его с колыбели слушать Моцарта, ибо классическая музыка очищает ум младенца”, заканчивая вечно осуждаемыми практиками, доставшимися нам в наследство от суровой диктатуры (“палочная педагогика”). Подросток, - учат подобные книги, - это человек в “фазе трансформации”. Поэтому он, естественно, слегка недоделанный, слегка дезориентированный, если не сказать неряшливый, в частности, и в том, что касается его собственного умственного развития. Обыденное сознание рассматривает подростка лишь как эскиз, написанный смывающейся краской, который значительно позже переписывается начисто красками с палитры культуры и интеллекта.

Очевидно, что серьезные исследователи такого не менее серьезного предмета, как психология подростков, должны отмести с порога эти вульгарные представления. Стоит лишь обратиться к историографии, как некоторые мифы мгновенно рушатся. Первый из них - это идея подросткового этапа, существующая вне истории и вне времени. Те, кто разделяет подобные идеи, не осознают, что пубертат, понимаемый как половое созревание, не обязательно описывался в рамках “идеологии подросткового периода”. Подростковый этап на самом деле современное “изобретение”.

Именно это имеет в виду Контардо Каллигарис[1], говоря: “Наши подростки любят, учатся, спорят, работают. Сражаются со своими телами, которые вытягиваются и меняются. Борются со сложностями взросления в непростых условиях современной семьи. Как говорят теперь, они ищут себя и временами себя находят. Но, кроме того, им приходится бороться с подростковым периодом (переходным возрастом), созданием несколько пугающим, питаемым воображением и подростка, и родителей. Мифом, созданным в начале ХХ века, особенно набравшим силу после Второй мировой войны”.

Создав миф о “подростковом этапе”, мы вызвали к жизни и вторую проблему, куда более серьезную. Речь идет о концепции, согласно которой фаза психологической трансформации, пора взросления, может оправдывать любые бестолковые культурные эксперименты и даже недостаток интеллектуального развития. Если придерживаться этой точки зрения, молодой человек свободен осваивать самый разнообразный культурный опыт, в том числе отказываться от преждевременной “интеллектуализации”. В принципе, будь наше общество идеальным, это не представляло бы никакой проблемы. Молодому человеку контакт с различными культурными течениями мог бы принести пользу, мог бы способствовать расширению его горизонтов.

Но в том-то и дело, что мы живем не в идеальном обществе. Мы живем в обществе, ориентированном на потребление кича. А подросток оказывается наивной и почти беззащитной жертвой капиталистической культурной индустрии, которая не требует ни рассуждений, ни интеллектуальных усилий.

Оглупление молодежи

В рамках культуры, производимой в промышленных масштабах, когда речь заходит о “современных” подростках, молодежи “глобально-цифровой эры”, сразу возникает образ персонажа, напрочь лишенного элементарного критического мышления. Ведь тому, кто находится в “стадии трансформации”, можно все: от танцев под безграмотные песни Мистера Катра[2] до просиживания часами перед телеэкраном и поглощения пошлых мелодраматических сериалов (в 18, 19, 20, 21 и 22 часа); от потребления бесконечных кассовых голливудских блокбастеров до того, чтобы “болеть” за жертв клинического идиотизма из экипажа “корабля дураков” реалити-шоу, - все это только “этап”, это они еще “перерастут”. На самом деле, в катехизисе капитализма, написанном для юных потребителей, выражение “наслаждаться молодостью” - это синоним выражения “тупо тусоваться”.

При этом представители индустрии культуры, в отличие от большинства родителей, оценили значение мифа о современном подростке. Оставляя эмоциональные кризисы, характерные, как принято считать, для этого периода, на откуп психологам и психоаналитикам, они силой “запихивают нам в глотку” стереотип подростка - тупого животного, никчемного бесчувственного юнца. Чтение презирается как “школьное занудство”, пошлые песенки типа “Эз май лави”[3] выдаются за поэзию - как будто непреходящую ценность может иметь нечто столь низкосортное и примитивное, словно оно создано в творческом порыве колонией анаэробных бактерий.

В мире музыки появляется формула для взращивания звезд под названием “Boys Band”[4] - лихо отплясывающие смазливые мальчики, поющие песенки с припевом слаще, чем малиновый сироп. Они запросто становятся любимцами девочек, едва-едва освоившихся с тем, что у них регулярно наступают месячные. Имеются также поп-певицы уровня Бритни Спирс и Майли Сайрус, которые “вдохновляют” целое поколение своим “талантом” провоцировать скандалы, профессионально используемые для маскировки недостатка вокальных данных и неспособности точно попадать в ноты - вещей совершенно неприемлемых для тех, у кого есть хотя бы минимальные представления о музыке.....

Гонения на ум

Подобное прекраснодушие не способно, однако, скрыть культурный упадок, проистекающий из всего вышесказанного. Молодежь потребляет телепрограммы и тексты песен, которые повышают и без того заметный уровень функциональной неграмотности бразильского общества. И мало того. Начинается травля тех, кто сопротивляется стереотипу оглупления молодежи. Если, к примеру, молодой человек принимается разбирать классические партитуры, он тут же становится “ненормальным”, “чудиком”, ведь все его друзья, играющие на том же инструменте, извлекают аккорды, напевая песни, в которых рифмуется “любовь” и “кровь” или пересчитываются “звезды в небе, за которыми я отправлюсь”. Нельзя не упомянуть также произведения, где фигурируют “матросы и солдаты, которые не женаты” - эти герои постмодернистской трагедии интеллектуалов. Так же, если подросток начинает читать Машаду ди Ассиза или Жозе де Аленкара, под чудесным воздействием природного ума, бесконтрольно толкающего его к познанию, то на людях он должен вести себя осторожно. Подобная неординарность в выборе бразильской литературы для самостоятельного чтения не в рамках обязательной школьной программы и не для подготовки к экзаменам может повлечь за собой насмешки и унижение, начиная от эпитетов “зануда” и “ботаник”, прозвищ которыми не станет гордиться ни один подросток, доходя, в худшем случае, до крайних проявлений детско-подростковой агрессии, выражающейся в насильственных действиях в отношении юного интеллектуала. А если этот самый подросток позволит себе читать книги по философии, это уже грозит самостоятельным мышлением. И не удивительно было бы, если б его родители, одураченные мифом о современных подростках, попытались пресечь это в судебном порядке, по возможности отправив юношу на принудительное психиатрическое лечение, где его спасли бы от любых философских размышлений.

Вот такое нам грозит будущее. В функционально неграмотном обществе быть умным в подростковом возрасте становится “преступлением”. Стало быть, любые проявления ума должны быть преследуемы и наказуемы, дабы, дисциплинируя тело и рассудок, предотвратить разрушение оков, которые одни только спасают нас от “бунта носителей культуры” против технологии конвейерного производства душ, выстроившей тюрьму, фундаментом которой стал миф о современном подростке.

…. Мне лично хочется верить, что секрет - в отказе от шаблонов. Разрушение оглупляющего стереотипного представления о подростках в современном мире может произойти благодаря пониманию философского смысла этого мифа, особенно в его связи с культурной индустрией. На самом деле, не существует никаких препятствий для того, чтобы молодой человек проявился как юное дарование в области искусства или науки - хотя в последней это случается крайне редко. Нужно иметь в виду, что, если ты подросток, это вовсе не значит, что у тебя стоит штамп в паспорте, санкционирующий безнаказанное поглощение всякого культурного мусора, ведь не думаем же мы, будто мозг подростка пребывает в состоянии атрофии вплоть до совершеннолетия. Наоборот, необходимо, чтобы родители осознали то, о чем философы твердят веками: талант, критический взгляд и хороший вкус не зависят от биологического возраста. Более того, чем раньше будут достигнуты эти вершины, тем лучше для молодежи и для общества, которое именно на юных возлагает свои надежды на будущее культуры. Будущее более достойное. Более мудрое.

[1] Контардо Каллигарис - итальянский писатель, драматург и психоаналитик, обосновавшийся в Бразилии. Колумнист газеты “Фолья ди Сан-Паулу”, автор книги “Подростковый период”. (Здесь и далее - прим. перев.)

[2] Мистер Катра - сценический псевдоним современного бразильского композитора и певца, настоящее имя которого - Вагнер Домингес Коста.

[3] “Ex-my love” - популярная песня Велозу Диаса, в которой все слова на португальском языке и только начало припева звучит так: “Эз май лави”.

[4] “Мальчиковые группы”, ансамбли, состоящие из мальчиков.




* * *

Вот где-то так. Текста, имена "умных" авторов и кумиров могут меняться, однако суть остаётся без изменений. Пока есть время....


https://cont.ws/@faywellfay/771648
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments