wowavostok (wowavostok) wrote,
wowavostok
wowavostok

НАСТОЯЩИЙ РУССКИЙ ЧЕЛОВЕК.... ПОД ЗНАКОМ СУДОПЛАТОВА

Картинки по запросу судоплатов павел


Хочу рассказать о событии, которое напрямую связано с этими знаковыми датами, — торжественной церемонии открытия Аллеи партизанской славы, состоявшейся в деревне Магалинщина Корохоткинского сельского поселения Смоленской области.


2017 год богат на юбилеи и памятные даты. Это 100-летие органов госбезопасности, 110-летие со дня рождения Павла Судоплатова, 75-летие со дня создания IV Управления НКВД СССР и образования Центрального штаба партизанского движения.

Место, что находится на въезде в Смоленск, выбрано не случайно. Два года назад, 27 июня, в канун Дня партизана и подпольщика, тут был открыт памятный знак в виде гранитного валуна — в честь легендарного разведчика-диверсанта и организатора партизанского движения в фашистском тылу генерала Павла Судоплатова.

Идея его установки принадлежит подполковнику ФСБ в запасе Сергею Шептунову. Она была реализована при поддержке Смоленского государственного музея-заповедника, отделений Фонда содействия ветеранам органов госбезопасности «КУОС-Вымпел» и Российского военно-исторического общества.

Событие приурочили к 70-летию Великой Победы, почтив память одного из главных организаторов партизанского движения. А перед войной генерал Судоплатов был организатором и участником ряда знаковых операций. В их числе ликвидация в Мексике «демона революции» Льва Троцкого и главаря Организации украинских националистов (ОУН) Евгения Коновальца — в Нидерландах.

После смерти Сталина Павел Анатольевич был репрессирован и обвинен Хрущёвым во всех «смертных грехах». Лишен воинского звания и наград, упрятан в тюрьму на пятнадцать лет «за активное пособничество изменнику Родины Берии в подготовке государственного переворота, производство опытов над людьми, похищения и многочисленные убийства».

Во Владимирской тюрьме строгого режима Судоплатов перенес три инфаркта, ослеп на один глаз, получил инвалидность 2-й группы. После освобождения в 1968 году двадцать лет боролся за свою реабилитацию. Однако произошло это лишь в 1992 году, за несколько лет до его смерти. Постановление вынесла Главная военная прокуратура России.

Лишь в 1998 году президент России подписал указ о восстановлении генерал-лейтенанта П. А. Судоплатова (посмертно) в правах на все государственные награды — ордена Ленина, Красного Знамени (три), Суворова 2-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды (два). На медали — «За оборону Москвы», «За оборону Кавказа», «За победу над Германий в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За победу над Японией». И на знак «Заслуженный работник НКВД».

«Верному сыну Отечества, гражданину и патриоту, легендарному советскому разведчику. Организатору партизанской войны и разведывательно-диверсионной работы в тылу фашистских войск. Создателю подразделений спецназа органов безопасности (ОМСБОН). Организатору агентурного проникновения в секреты создания США ядерного оружия. Меч возмездия для предателей Родины», — гласит надпись на памятнике.

24 КАМНЯ — 24 ОТРЯДА

Собственно же Аллея партизанской славы представляет собой 24 камня, каждый символизирует отдельный отряд, созданный при непосредственном участии легендарного разведчика-диверсанта.

— Известно, что именно на смоленской земле партизанские отряды широко развернули свою деятельность, у нас в регионе было четыре партизанских края. К организации деятельности партизан на Смоленщине, равно как и в других частях страны, Павел Анатольевич Судоплатов имел прямое отношение, — пояснил директор Смоленского государственного музея-заповедника Николай Соловьёв.

«Павел Анатольевич, которому мы несколько лет назад установили памятник, был родоначальником партизанского движения»
«Павел Анатольевич, которому мы несколько лет назад установили памятник, был родоначальником партизанского движения»

Именно здесь было организовано централизованное партизанское движение. Стоит отметить, что всего на территории Смоленской области действовало более 120 партизанских формирований.

Открытие Аллеи приурочили ко Дню партизан и подпольщиков, который отмечается ежегодно 29 июня, начиная с 2010 года. Став памятной датой, этот праздник способствует патриотическому воспитанию молодежи, увековечивает историю партизанской борьбы за свободу и независимость нашей Родины в памяти народа.

«Инициаторами создания Аллеи выступило руководство Корохоткинского сельского поселения и лично его глава Владимир Алексеенков и Смоленское отделение Фонда содействия ветеранам спецназа госбезопасности «КУОС-Вымпел» имени Героя Советского Союза Г. И. Бояринова», — рассказал Владимир Моисеев, заместитель руководителя смоленского отделения Фонда «КУОС-Вымпел».

Митрополит Смоленский и Дорогобужский Исидор, совершив чин освящения, сказал: «Отрадно, что все мы — жители Смоленщины, во главе с Алексеем Владимировичем Островским — стараемся заботиться о каждом ветеране, чтим тех, кто погиб на Смоленской земле. То, что сегодня открывается памятник нашим партизанам, — это значительный вклад в вечную память о павших героях».

С приветственным словом к собравшимся обратился губернатор Смоленской области Алексей Островский:

— Радует, что именно на Смоленщине мы чтим память Павла Анатольевича Судоплатова, человека с большой буквы, который прожил очень непростую жизнь и героически сражался за интересы Родины. Павел Анатольевич, которому мы несколько лет назад установили памятник, был родоначальником партизанского движения. Смоленская область была два года под оккупацией, здесь 24 партизанских отряда сражались и боролись за освобождение Смоленщины.

То, что сделала очень важная общественная организация «КУОС-Вымпел» при поддержке ветеранского движения, конечно, радует. Также радует, что здесь есть молодежь и представители юнармейского движения, учрежденного Министерством обороны и поддержанного президентом Владимиром Владимировичем Путиным. Поэтому низко кланяясь памяти партизан-подпольщиков, всех тех, кому мы обязаны сегодняшним днем, жизнью, возможностью радоваться, растить детей, поздравляю всех с этим праздником, открытием Аллеи!

Леонид Смоляр, президент Фонда содействия ветеранам спецназа госбезопасности «КУОС-Вымпел» имени Героя Советского Союза Г. И. Бояринова, поблагодарил главу региона за помощь в создании Аллеи.

— Смоленск — особый город в истории России. Это прекрасно, когда на въезде в город нас встречает эта Аллея. Памятник станет одним из достопримечательных мест Смоленщины и всей нашей страны.

После троекратных залпов салютной группы в небо выпустили десятки голубей. Затем прошли показательные выступления боевых единоборств сотрудников силовых структур региона и воспитанников смоленского отделения «КУОС-Вымпел».

Среди почетных гостей были глава Смоленской областной Думы Игорь Ляхов, член Совета Федерации Франц Клинцевич, представители ФСБ, МВД, МЧС, Пограничных войск ФСБ. «Альфовское» содружество представлял я, Сергей Александрович Голов: участвовал в награждении «КУОС-Вымпел» за военно-патриотическую работу.

Добавлю, что землю для Аллеи выделил Владимир Алексеенков, уже упомянутый глава муниципального образования и большой патриот Смоленщины. Он же активно участвовал в установке памятника Судоплатову и назывании улицы в его честь, а также в создании военно-исторического музея «Во славу Отчизны» (2015 год), посвященного Отечественной войне 1812 года, где хранятся артефакты той эпохи.

«ВО СЛАВУ ОТЧИЗНЫ»

На протяжении ряда лет в Корохоткинском сельском поселении проводилась работа по созданию музея, который мог бы стать центром сохранения культурного наследия областного значения.

Многие музеи в годы Перестройки и Шоковых реформ закрылись или оказались на грани исчезновения. Если в городские еще хоть кто-то ходит, то в деревенских жизнь замерла. Их перспективы — минимальны. Поскольку «на селе» не только не имеют возможности обновлять коллекции, но, зачастую, не могут даже содержать сами здания.

Однако все эти трудности смогла разрешить местная власть в лице В. Н. Алексеенкова. И теперь музей «Во славу Отчизны» располагается в двух помещениях на первом этаже здания администрации. Это большое, великое дело — как и то, с чего я начал свой рассказ: открытие Аллеи партизанской славы.

Смоленщина, граница России. Через этот край прошло столько неприятельских войск — литовцы, поляки, французы, немцы… Для нас Памятный знак и Аллея партизанской славы — это не просто памятники, а символы того, что люди не забыли и не должны забыть героическую борьбу с захватчиками, чтя память тех, кто сражался за Родину.

Автор — ветеран первого набора Группа «А» КГБ СССР. Участник штурма дворца Амина. Кавалер ордена Ленина. Начальник КУОС ПГУ КГБ СССР в 1983-1993 годах. Председатель Редакционного совета журнала «Разведчикъ».

Место на въезде в Смоленск. Два года назад тут был открыт памятный знак в честь легендарного разведчика-диверсанта и организатора партизанского движения в тылу врага генерала Павла Судоплатова
Место на въезде в Смоленск. Два года назад тут был открыт памятный знак в честь легендарного разведчика-диверсанта и организатора партизанского движения в тылу врага генерала Павла Судоплатова.

0px; color: rgb(0, 0, 205);">Биография

  

Одной из самых ярких фигур советской разведки, да и разведки вообще, стал Павел Анатольевич Судоплатов, человек необычной драматической судьбы, которому, как он сам писал, «удалось выжить в силу причудливого сплетения обстоятельств и несомненного везения».

Павел Судоплатов родился в 1907 году в городе Мелитополе, в русско-украинской семье среднего достатка. В двенадцатилетнем возрасте бежал из дома и стал бойцом Красной армии, а в четырнадцать лет, как один из немногих, умевших читать и писать, был принят на работу в Особый отдел ВЧК. К этому времени относится его первый опыт «общения» с украинскими националистами, руководимыми Петлюрой и Коновальцем.

Симон Васильевич Петлюра

В 1933 году Судоплатова перевели в Москву, где он стал работать в Иностранном отделе ОГПУ и отвечать за оперативное наблюдение и борьбу с украинской националистической эмиграцией. Вскоре его направили в качестве нелегала за рубеж, вначале в Финляндию, а затем и в Германию. Там он оказался в близком окружении Коновальца, который к тому времени в тесном контакте с немецкой разведкой возглавлял Организацию украинских националистов (ОУН). В союзе с немцами оуновцы планировали захват ряда областей Украины и образование независимого украинского государства под эгидой фашистской Германии. Для этой цели уже были сформированы две бригады и готовились террористические акты в СССР.

Коновалец Евгений Михайлович

Судоплатову удалось войти в доверие к Коновальцу и даже стать его «другом». За эту командировку он был награжден своим первым орденом. О положении в среде украинских националистов за рубежом и их планах Судоплатов доложил лично Сталину в присутствии тогдашнего наркома Ежова. Ему было приказано ликвидировать Коновальца. Было изготовлено взрывное устройство в виде коробки шоколадных конфет, которые очень любил Коновалец.

В мае 1938 года Судоплатов под видом радиста грузового судна «Шилка» прибыл в Роттердам. Встретившись с Коновальцем в ресторане, Павел, уходя, оставил на столе коробку с «конфетами». С Коновальцем было покончено. Его гибель вызвала раскол в ОУН, ожесточенную борьбу между его преемником Мельником и Бандерой.

Степан Андреевич Бандера

После ликвидации Коновальца Судоплатов через Францию бежал в республиканскую Испанию, где в течение трех недель в качестве польского добровольца находился в составе руководимого НКВД интернационального партизанского отряда. Там он познакомился с Рамоном Меркадером дель Рио, будущим ликвидатором Троцкого.

Рамон Меркадер дель Рио

Вернувшись в Москву, Судоплатов встретился с Берией, которому доложил о подробностях ликвидации Коновальца. Павла удивили осведомленность и компетентность Берии в вопросах конспирации и подпольной работы, его высокий профессионализм.

В 1938 году после ареста известных разведчиков Шпигельглаза и Пассова Судоплатов был назначен исполняющим обязанности начальника Иностранного отдела. На этом посту он пробыл три недели. Начальником отдела стал Деканозов. Судоплатов был понижен до должности заместителя начальника испанского отделения. В декабре 1938 года Судоплатова исключили из партии за связь с врагами народа Шпигельглазом и другими. Однако партийное собрание, которое должно было утвердить это решение, так и не состоялось. Вместо этого в марте 1939 года Судоплатов неожиданно был вызван к Сталину. На этой встрече ему поручили возглавить группу боевиков для проведения операции по ликвидации Троцкого. Сталин разрешил привлечь к этой работе любых подходящих и надежных людей, докладывать о ней только непосредственно Берии. В тот же день Судоплатов был назначен заместителем начальника разведки.

Первым человеком, которого Судоплатов отобрал в новую группу, был Наум (среди друзей и в ЧК его звали Леонид) Эйтингон, чекист с многолетним стажем, выполнивший уже немало сложных заданий за рубежом, в том числе связанных и с «ликвидацией». В группе Эйнтингону отводилась ведущая роль.

Наум Исакович Эйтигон      

Он должен был подобрать людей, знакомых ему еще по Испании, которые могли бы внедриться в окружение Троцкого. Тот, будучи выдворенным из СССР в 1929 году, после долгих странствий обосновался в Мексике. Там он пытался вести работу по расколу международного коммунистического движения с тем, чтобы потом возглавить его. А главное — он был личным врагом Сталина и вел активную пропаганду против него, чего Сталин, естественно, простить ему не мог.

Но троцкисты занимались не только пропагандой. Вместе с абвером они организовали в 1937 году в Барселоне мятеж против республиканского правительства, передавали немецкой разведке материалы о деятельности европейских компартий в пользу СССР и т.д.

Участь Троцкого была предрешена. Операция по ликвидации Троцкого получила кодовое наименование «Утка». Эйтингон создал две самостоятельные группы. Первую («Конь») возглавлял мексиканский художник Давид Альфаро Сикейрос, член Интернациональной бригады, один из организаторов испанской компартии.

Давид Альфаро Сикейрос

Второй («Мать») руководила Каридад Меркадер, бывшая анархистка.

Каридад Меркадер

Один из ее сыновей, Рамон, участник Гражданской войны в Испании, стал членом группы «Мать». Группы не общались между собой и даже не знали о существовании друг друга. Судоплатов вместе с Эйтингоном нелегально выехал в Париж, где познакомился с участниками групп и проинструктировал их.

Обстоятельства первого и второго покушений на Троцкого подробно описаны, и нет смысла повторяться. Коснемся лишь некоторых вопросов, относящихся непосредственно к деятельности Павла Судоплатова.

После неудачи первого покушения, совершенного Сикейросом 23 мая 1940 года, Судоплатов вместе с Берией был вызван к Сталину. По свидетельству Судоплатова, изложенному в его книге «Спецоперации», Сталин принял их довольно спокойно, вовсе не был в ярости от провала операции, и дал указание приступить к исполнению альтернативного плана покушения, которое было поручено Рамону Меркадеру. Как известно, оно было совершено 20 августа 1940 года.

>Меркадер был арестован мексиканскими властями, назвался другим именем, заявил, что мотив убийства был чисто личный. Его осудили на двадцать лет, и он пробыл в тюрьме «от звонка до звонка».

В 1960 году Рамон приехал в Москву, где ему было присвоено звание Героя Советского Союза. В силу ряда обстоятельств Судоплатову удалось встретиться с Меркадером лишь в 1969 году. Рамон Меркадер умер на Кубе в 1978 году и по его завещанию похоронен в Москве.

В предвоенные годы Судоплатов выезжал в Латвию под видом «советника Молотова», где он установил контакт с министерством иностранных дел латвийского правительства. Тогда же он участвовал в операциях по присоединению к СССР Западной Украины.

В это время произошло незначительное, на первый взгляд, событие, которое стало его первой конфронтацией с Хрущевым и Серовым, будущим министром госбезопасности. Судоплатов убедил Берию и Молотова освободить Кост-Левицкого, восьмидесятилетнего старика, бывшего главу независимой Украинской республики. Он был арестован по приказу Хрущева и Серова, что вызвало недовольство западно-украинской интеллигенции. Освобождение же Кост-Левицкого обозлило Хрущева и Серова. Их первое столкновение впоследствии сыграло роковую роль в судьбе Судоплатова.

С ноября 1940 года советская разведка стала докладывать руководству страны о подготовке гитлеровской Германии к нападению на СССР. Однако сообщения часто противоречили одно другому. Не было точной оценки германского военного потенциала, реального соотношения сил на границе. Сведения о дате предстоящего нападения были самыми противоречивыми.

Разведка не всегда успевала за стремительным развитием событий. Она фактически «проморгала» вторжение немцев в Югославию и ее стремительный захват; агентам, действовавшим в Германии, не сумели своевременно доставить радиопередатчики, батареи, запчасти и не смогли как следует подготовить их к работе. Правда, 18 апреля 1941 года Судоплатов подписал специальную директиву всем европейским резидентурам о переходе агентуры и линий связи на условия военного времени. В мае он же подписал директиву о подготовке русских и других национальных эмигрантских групп в Европе для участия в разведывательных операциях в условиях войны.

16 июня 1941 года начальник разведки Фитин вместе с наркомом госбезопасности Меркуловым доложили Сталину последнюю информацию из Берлина. Но Сталин поручил перепроверить ее.

В этот же день Берия приказал Судоплатову организовать особую группу для проведения разведывательно-диверсионных операций на случай войны. Судоплатов едва успел отдать необходимые распоряжения и поручить Эйтингону начать подбор людей, как в ночь на 22 июня его вызвал нарком. Так для Павла Судоплатова началась Великая Отечественная война.

К этому времени советская внешняя разведка располагала необходимыми возможностями в Германии (группа Шульце-Бойзена — штаб ВВС, группа Харнака — министерство экономики, Кукхов — в МИДе, Леман — в гестапо). Неплохие источники были и у военной разведки (например, Ильза Штёбе и Шелиа в МИДе). Однако все их сообщения сводились к передаче разговоров с людьми, близкими к руководителям второго ранга. При всей честности и порядочности этой агентуры, она была не в состоянии обеспечить советскую разведку точными и бесспорными данными.

  

Информации агентов из других точек (Филби и другие — из Англии, племянник графа Чиано, министра иностранных дел — из Италии и т.д.) также были лишь косвенными свидетельствами о намерениях немцев. Что скрывать, «Штирлица» у советской разведки не было.

22 июня 1941 года Судоплатову было поручено возглавить всю разведывательно-диверсионную работу по линии органов госбезопасности в тылу немецких войск. 5 июля он был официально назначен начальником Особой группы при наркоме внутренних дел. Ее задачей стали: ведение разведки против Германии и ее союзников; создание агентурной сети на оккупированных территориях; организация партизанской войны; ведение радиоигр с немецкой разведкой.

Было создано войсковое соединение — Отдельная мотострелковая бригада особого назначения (ОМСБОН), куда вошли только добровольцы — политэмигранты, спортсмены, комсомольские активисты, радисты-моряки. Непосредственное участие в создании бригады приняли руководящие деятели Коминтерна Георгий Димитров, Долорес Ибаррули и другие.

Долорес Ибаррули Гомес

В октябре 1941 года Особая группа была преобразована в 4-е Управление НКВД, которое возглавил Судоплатов. По его инициативе из тюрем были освобождены многие бывшие сотрудники госбезопасности, в том числе Медведев и Прокопюк, удостоившиеся звания Героя Советского Союза за успешное руководство партизанскими отрядами, Каминский, погибший в тылу врага, и другие.

Судоплатов получил и еще одно назначение: стал заместителем начальника штаба НКВД по борьбе с немецкими парашютными десантами.

А с весны 1942 года в его подчинение передали группу десантников с эскадрильей транспортных самолетов и бомбардировщиков дальнего действия. Таким образом, работы тридцатипятилетнему Павлу Судоплатову хватало.

В годы войны его служба стала главным центром разведывательно-диверсионной работы органов госбезопасности в немецком тылу. Именно под ее влиянием возникли первые партизанские отряды и истребительные группы, развертывалось партизанское движение в Белоруссии, Украине, Прибалтике.

В тыл противника было направлено более двух тысяч оперативных групп общей численностью около пятнадцати тысяч человек, в том числе такие замечательные разведчики, как Ваупшасов, Карасев, Кудря, Кузнецов, Лягин, Медведев, Мирковский, Прокопюк, Прудников, Шихов и другие. О каждом из этих людей написано немало книг и статей, созданы художественные произведения и фильмы, многие из тех, кому удалось дожить до победы, оставили свои воспоминания, поэтому мы не будем останавливаться на описании их подвигов.

Подразделения 4-го управления и ОМСБОН уничтожили сто пятьдесят семь тысяч немецких солдат и офицеров, ликвидировали восемьдесят семь высокопоставленных фашистов, выявили и обезвредили две тысячи сорок пять агентурных групп, пустили под откос десятки эшелонов.

В те недели, когда враг угрожал Москве (октябрь — ноябрь 1941 года), ОМСБОН получила задание до последней капли крови оборонять центр Москвы и Кремль. Ее бойцы заняли позиции вокруг Кремля, в том числе в Доме Союзов. Были заминированы дальние и ближние подступы к Москве, несколько правительственных дач (кроме дачи Сталина), ряд зданий, где могли бы проводиться совещания высших германских должностных лиц. (Впоследствии Судоплатова обвиняли в том, что минируя дачи, он готовил покушения на «вождей»). Были моменты, когда ОМСБОН оставалась, по существу, одним из немногих полностью боеспособных соединений, оборонявших Москву.

В Москве, на случай ее захвата немцами, были созданы три независимые друг от друга разведывательные сети (не считая разведывательных сетей ГРУ Генштаба). Одна из автономных групп, которой руководил композитор Книппер, автор песни «Полюшко-поле», должна была уничтожить Гитлера в случае его появления в Москве. (Книппер был родственником германской киноактрисы Ольги Чеховой, которая на приемах пару раз встречалась с Гитлером, на основании чего строились планы привлечь ее к покушению на фюрера.) Москву удалось отстоять.

7 ноября 1941 года Судоплатов присутствовал на параде на Красной площади. В июле 1941 года Судоплатов выполнил важное поручение Берии, которое, по словам Берии, исходило от Сталина и Молотова. В беседе со своим агентом, болгарским послом в СССР Стаменовым, он провел косвенный зондаж возможности мирных переговоров с немцами. Целью этого зондажа было забросить немцам дезинформацию о готовности советского руководства к переговорам, с тем, чтобы выиграть время и усилить позиции тех кругов в Германии, которые не оставляли надежд на компромиссное завершение войны.

Судоплатов изложил Стаменову якобы ходящие в Москве слухи о готовности к переговорам, надеясь на то, что тот сообщит их своему правительству, а оно, в свою очередь, в Берлин. Однако из этого ничего не вышло. Как установил контроль переписки Стаменова с Софией, он ничего не сообщил туда о московских «слухах». Впоследствии разговор со Стаменовым был вменен Судоплатову в вину, как участие в попытке Берии свергнуть Сталина путем проведения сепаратных переговоров с Гитлером.

Летом 1942 года, в разгар немецкого наступления, Судоплатов с собранной им за двадцать четыре часа группой альпинистов из ста пятидесяти человек вылетел на Кавказ. Альпинисты приняли участие в обороне горных перевалов, а также в подрыве нефтяных цистерн, скважин и буровых вышек в районе Моздока. Судоплатов находился в последней группе, уходившей в горы. Немцы не смогли использовать нефть Северного Кавказа.

В Тбилиси, опасность захвата которого немцами была вполне реальна, Судоплатов занялся созданием подпольной агентурной сети. В случае захвата города немецкими войсками ее сначала должен был возглавить известный писатель Константин Гамсахурдиа (отец Звиада Гамсахурдиа). Но познакомившись с ним, Судоплатов усомнился в его надежности и поручил эту роль драматургу Мачавариани. К счастью, «исполнять» ее не пришлось.

В 1941 — 1945 годах Судоплатов руководил стратегическими радиоиграми с германской разведкой «Монастырь» и «Березино».

Об этих «играх» подробнее рассказывается в очерке об адмирале Канарисе, который был в них главным противником Судоплатова и которого Судоплатов блестяще переиграл, а также в очерке об Отто Скорцени. Во многом успех этих организаций зависел от подобранного Судоплатовым агента «Гейне», Александра Демьянова, который у немцев числился «Максом». В немецких архивах операция «Монастырь» так и известна, как «Дело агента «Макса»», роль которого высоко оценивает генерал Гелен в своих воспоминаниях. Вальтер Шелленберг также утверждает в своих мемуарах, что ценная информация поступала от источника, близкого к Рокоссовскому.

Зачастую получалось так, что информация «Гейне» попадала к англичанам, расшифровывавшим немецкие телеграммы. Дальше она возвращалась к нам либо через нашего агента Кернкросса, работавшего дешифровальщиком, либо (что случалось очень редко) прямо от англичан, когда они считали необходимым проинформировать нас о чем-то.19 августа 1944 года началась новая операция с участием «Гейне» — «Березино», которая длилась до 5 мая 1945 года. Александр Демьянов, он же «Гейне», он же «Макс», умер в Москве в 1974 году в возрасте шестидесяти четырех лет.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ:


http://lemur59.ru/node/8998


Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments