wowavostok (wowavostok) wrote,
wowavostok
wowavostok

Тайны покорения Сибири /продолжение/

Оригинал взят у ladstas в Тайны покорения Сибири /продолжение/
Продолжение (начало смотрите - https://ladstas.livejournal.com/482489.html)

30 октября к Ермаку первым прибыл остяцкий князь Бояр с дружиной, который привез с собой ясак (дань) и продовольствие для казаков. В Кашлык потянулись и другие местные правители, признавшие новую власть. Поход длился уже более полутора лет, и многие казаки стремились обзавестись женщинами. Ермак не препятствовал этому. Массовый уход казаков в скиты в бассейнах рек Иртыша и Оби и остяцкие поселения не остались незамеченными воинами Маметкула, которые ждали благоприятного момента для ответного удара.
     Победе Ермака благоприятствовала ситуация на востоке Московского государства. В казанской земле внезапно разразился новый бунт против Ивана IV. Восстали луговые черемисы, озлобленные жестокостями царских чиновников. Им стали помогать подбиваемые Кучумом ногаи, в помощь которым он отрядил часть своего войска во главе с сыном Алеем. Это, кстати, была одна из причин, почему Ермаку удалось сравнительно легко победить Кучума.

     От редакции. Внук Кучума от Алея - Алей Арслан - в 1584 году совершил жестокий набег на Пермский край. Как сообщает Погодинская летопись, он разорил Чусовские городки, затем его воины «доходили до реки Камы и до города до Соли-Камской и многое дурное над православными христианы починили». После гибели Кучума в 1599 г. он перешел на службу московскому царю, в 1612 г. вместе со вторым ополчением участвовал в освобождении Москвы от поляков. Будучи чингизидом, рассматривался как один из претендентов на московский трон. Царь Михаил Федорович Романов сделал его ханом в Касимове.

     Оставление Кучумом своей столицы привело к раздорам в его окружении. Ближнее окружение хана Кучума не любило его племянника Маметкула, подчеркнуто демонстрировавшего свою самостоятельность. Мурза Сенбахта Тагин решил свести счеты с Маметкулом и сообщил казакам о местоположении его стана. Те в феврале 1582 года внезапно напали на стан, перебили стражу и захватили Маметкула в плен. Позднее его отправили в Москву, где он был принят царем, освобожден из-под стражи, пожалован титулом сибирского царевича и принят на службу полковым воеводой. В 1590 году он участвовал в походе против Швеции, а в 1598 году находился в Серпухове с царем Борисом Годуновым в ожидании нападения войска крымского хана...
     Ермак, имевший еще достаточно сил, в июне 1582 года двинулся с частью оставшихся казаков вверх по реке Тавде. Поначалу казакам оказали сопротивление дружины вогульских князей Лабутана и Паченки, но вскоре с вогулами установились мирные отношения. Они согласились давать ясак «по старине». В свою очередь, Ермак, оказывая уважение обычаям и верованиям вогулов, вместе с казаками участвовал в их празднествах и даже обращался за советом к их шаманам.
     Примечательный факт: в 1582 году, захватив Аремзянскую крепость на Иртыше (в 25 км от нынешнего Тобольска), казаки заставили местных жителей целовать в знак верности русскому царю не крест, а казацкую саблю. В кунгурских сказах об этом написано так: «И городок крепкий взял, и многих лучших мергелей (лучников. - Ред.) повесил за ногу, и розстрелял... и саблю положил на стол кровавую, и велел верно целовати за государя царя, чтоб ему служить и ясак платить по все годы, а не изменить».

О вероисповедании легендарного атамана достоверной информации нет. По бытующим в Сибири преданиям ему было присуще обращение к богам, как это было принято у славян в дохристианский период. Сказы сообщают о том, что в Сибири Ермак посещал «языческие мольбища», а в трудных обстоятельствах обращался к шаманам. Попав как-то раз в городке Чандыре на реке Тавда в «великое болванское моление» - на ритуал поклонения идолу, он спросил шамана, суждено ли ему пройти «за горы на Русь», то есть вернуться в Московию, и, к огорчению, получил отрицательный ответ...
     Рать Ермака продолжала сокращаться. Осенью 1582 года она насчитывала уже менее тысячи человек. Силой удерживать казаков в рядах войска было невозможно. Но сам уйти на запад Ермак тоже не мог, не решив до конца своей задачи: ведь Кучум продолжал считаться ханом. Ермак решил переложить борьбу с Кучумом и кайсаками на плечи Москвы. К Строгановым были снаряжены гонцы, к Ивану IV - посольство. В письме Строгановым он сообщает, что одолел Кучума, взял его столицу, подчинил многие его земли и захватил Маметкула-царевича Алтаульской орды, а подвластные Кучуму народы приведены к присяге на верность Москве.

     В письме к Ивану IV он писал, что опальные и бедные казаки, мучась угрызениями совести и исполненные раскаяния, шли на смерть и присоединили знаменитую «державу». Теперь они ждут указа царя и его воевод, сдадут им царство Сибирское без всяких условий и готовы умереть в новых подвигах чести или на плахе, как будет угодно царю. Выскажу предположение, что, упоминая «державу», Ермак имел в виду не Сибирское татарское княжество с населением в 30.700 взрослых мужчин (его вряд ли тогда рассматривали как знаменитую «державу»), а лежащую восточнее Татарию (Рассению), зажатую врагами в междуречье Оби и Енисея. Но для достоверности этого утверждения нужны документальные доказательства, которые ныне уже сложно обнаружить.

     Послание от Ермака для Строгановых было как нельзя кстати. Дело в том, что в то время в Чердыни наместником был Василий Перепелицын, опасавшийся казаков больше, чем вогуличей. Свои воинские силы он держал в готовности к действиям против казачьих отрядов даже тогда, когда они ушли в Сибирь. Этим воспользовались пелымские вогуличи, которые в сентябре 1582 года напали на незащищенные селения у города Чердыни. Наместник, опасаясь, что царь не простит его оплошности, решил во всем обвинить Строгановых и казаков. Он написал донос Ивану IV, в котором доказывал, что казаки самовольно ходили против вогуличей и грабили, чем привели их в ярость и возбудили желание отомстить, а теперь пошли против сибирского царя, который тоже будет недоволен и станет вредить Москве.
     Из Москвы Строгановым повезли грамоту московского царя, датированную 16 ноября 1582 года. Иван IV негодовал по поводу известий, полученных от Перепелицына, повелевал воров - волжских казаков и их атаманов вместе с Ермаком вернуть из Сибири для охраны Пермских земель от нападений пелымцев, остяков, вогуличей и сибирских людей. В случае ослушания царь угрожал Строгановым большой опалой, «а атаманов и казаков, которые слушали вас и вам служили, а нашу землю выдали, велим перевешати».

     Строгановы, получившие известие от Ермака, а оно пришло раньше опальной царской грамоты, поспешили в Москву. Кроме известий от Ермака, они везли в Москву плененного вогульского князька Бегбелия Агтакова, который совершил со своими людьми нападение на Чусовские городки в 1581 году. Оправдавшись перед царем, Строгановы просили его принять Сибирь под свою высокую руку, ибо они, Строгановы, не имеют возможностей удержать столь обширную территорию.
     Известие об успешном походе и присоединении Сибири было бальзамом для Ивана IV, раздраженного неудачами на западе. Царь даровал прощение казакам и их атаманам. Повелел отправить в Сибирь казакам полное жалованье, а также царские подарки Ермаку: шубу с царского плеча, серебряный с позолотой ковш, два дорогих панциря и 100 рублей.
     К Ермаку в Сибирь направили воеводу князя Семена Болховского, письменного голову стольника Ивана Глухова и стрелецкого голову Ивана Киреева с 500 стрельцами. Епископу вологодскому повелели отправить туда десять священников с их семействами для христианского богослужения.

     В марте 1583 года в Кашлык вернулся из Москвы атаман Иван Кольцо. Там он зачитал грамоту, в которой московский царь объявлял казакам вечное забвение старых вин и вечную благодарность за присоединение Сибири. Ермак был назван «князем сибирским», ему повелевалось распоряжаться и начальствовать, как было дотоле, чтобы утвердить порядок в сибирской земле и государеву власть над нею.
     В первых числах ноября в Искер прибыли стрельцы с воеводой Болховским. Начиналась зима, а стрельцы не имели ни шуб, ни валенок, ни продовольствия в достаточном количестве. Воевода, считавший себя царским наместником, полагал, что Ермак будет у него в услужении. Но тот, ссылаясь на царский указ, сам считал себя «князем сибирским». Когда Болховский потребовал припасы для зимовки, Ермак отказал ему, упрекнув в нераспорядительности. Произошла ссора, грозившая перерасти в столкновение.
     Болховский отправил своих гонцов к царю с доносом на Ермака. Атаману повелели прибыть в Москву для ответа. Пока ездили гонцы из Сибири в Москву и обратно, а поездка тогда занимала около четырех месяцев, в Искере из-за недостатка продовольствия и неумения сохранять здоровье в сибирских условиях началась цинга среди стрельцов. Умерли свыше 300 стрельцов и сам воевода. Как только Ермак узнал о его смерти, он направил казаков спасать оставшихся стрельцов, их по совету местных волхвов отпаивали отварами из трав и хвои. Выжили около 100 стрельцов. Они пополнили дружину Ермака, сократившуюся к тому времени до 500 человек.

     В начале марта 1584 года прибыли гонцы из Москвы с грамотой от царя. Ермак отказался ехать в Москву. В это время войско мурзы Карачи вплотную подступило к Кашлыку и организовало блокаду. И хотя Карачу удалось отбросить от города, положение казаков ухудшалось. Ермак понимал, что Москва, требуя его к ответу, не отступится от своих намерений и обязательно пришлет новых стрельцов, противостоять которым он будет не в силах. Оставалось только изгнать Карачу из скитов Нижнего Иртыша, а затем уйти в скиты правобережья Иртыша и оставаться там до конца жизни.
     В мае 1584 года Ермак разделил свою дружину на две части. Около 250 казаков, не исповедовавших христианство, согласились уйти с атаманом на восток. Меньшая часть, включавшая стрельцов, уцелевших литовцев, немцев и часть казаков, по преимуществу христиан - всего около 150 человек во главе с Матвеем Мещеряком и письменным головой Иваном Глуховым - остались в Искере дожидаться подхода новой стрелецкой дружины. В составе меньшей части оказался и Савва Есипов - будущий христианский летописец похода Ермака.
     Ермак с большей частью своей дружины двинулся вверх по Иртышу. Один за другим ему подчинялись городки, принадлежавшие князю Еличаю. Князь предложил атаману в жены свою дочь. Однако тот, уже принявший решение посвятить остаток жизни волхованию, отказался.

     В отношении дальнейших событий полной ясности нет. Согласно общепринятой версии Ермак поплыл вверх по Иртышу спасать бухарских купцов, но погиб, попав в засаду. Согласно же сибирским преданиям, он собрал казаков и объявил им свое решение: все, кто желает, могут уйти в скиты (селения), располагающиеся в восточной части бассейна Иртыша; кто не желает, может возвратиться в Искер. Дружина разделилась. Один из отрядов численностью около 50 человек решил вернуться. Он в основном состоял из донцов. Прощаясь с казаками, Ермак роздал присланные царем подарки, в том числе панцири. Ермаку они были не нужны, ибо он следовал древнему правилу не надевать доспехи с чужого плеча - считалось, что они могут принести несчастье.
     При расставании условились не рассказывать в Искере, куда ушел Ермак, чтобы царские стрельцы не могли его найти. Отряды поплыли в разные стороны. Ермак поселился в скиту на севере нынешней Омской области. Есть версия, что он стал волхвом и прожил более 90 лет.
     За отрядом донцов, который поплыл назад в Искер, следили воины сына Кучума - Алея. В одну из ненастных ночей с 5 на 6 августа донцы остановились на острове вблизи устья реки Вагая, чтобы переночевать. Отделенные от берега широкой протокой донцы беспечно не выставили охранения и стали жертвой внезапного нападения. Погибли почти все казаки. Есаул, надевший на себя один из царских панцирей, утонул. Его обнаружил внук мурзы Бегиша Яниш, ловивший рыбу у Епанчинского юрта. Есть свидетельства, что в 1650 году тайша калмыков Аблай хвастался, что он стал обладателем доспехов Ермака, которые считались у них символом военной удачи.
     Алей тем временем двинулся к Искеру. Стрельцы и казаки, оставшиеся с Мещеряком и Глуховым (всего около 150 человек), спешно ушли на запад. Когда подмога из Москвы - 700 стрельцов во главе с князем Мансуровым - добралась до Искера, он уже был занят воинами Алея. Стрельцы не рискнули ввязаться в сражение и поплыли вниз по Тоболу. При впадении Иртыша в Обь у Белых гор они остановились на зимовку. Но это уже другая история...

Святослав ДЕДОВ

От редакции. Такова одна из версий жизни и смерти легендарного героя XVI века, воспетого во многих народных песнях. Тайны его судьбы вряд ли уже будут когда-либо разгаданы. Загадкой останется и происхождение имени Ермак. Исследователи до сих пор спорят, что это - имя или прозвище. В некоторых исторических изданиях его именуют Василием Тимофеевичем Алениным. Но Ермак, судя по его отношению к религии, мог быть некрещеным, а значит, в этом случае отпадает версия с именем Василий.
     Тем более нет христианского имени Ермак, не встречалось оно у восточных славян и до крещения Руси. Можно встретить утверждения, что Ермак - это измененное имя Ермолай, Еремей или даже Герман. Но все это весьма сомнительно. Вопрос вызывает и отчество Ермака - Тимофеевич. В те времена Тимофеевичем (с «ич») могли звать лишь человека знатного рода. У обычного человека отчество звучало бы так: Ермак Тимофеев сын.
     С объяснением прозвища «Ермак» тоже большая путаница. Кто ссылается на словарь Владимира Даля («ермак» - малый жернов для ручных крестьянских мельниц), кто считает, что свое прозвище атаман получил в молодости, когда был кашеваром на казацком струге («ермак» - котел для коллективного приготовления пищи). Некоторые переводят «ермак» с татарского как «канава, размытая водой», иные утверждает, что «ермак» у тюрок означал «забава», «развлечение» (в другой огласовке - «соперник»). Можно встретить и мнение, что Ермак (Йармак) - чувашское имя (в связи с этим указывают, что в Моргаушском районе Чувашии есть село с названием Йармак). Так что вопрос об этнической принадлежности казака Ермака, или Ярмена, как называет автор представленной статьи, остается без ответа.

ИСТОЧНИК - http://old.redstar.ru/2009/10/21_10/6_02.html

Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments