wowavostok (wowavostok) wrote,
wowavostok
wowavostok

Categories:

Как Мейерхольд писал доносы на коллег. Неполживый лизун!

[Spoiler (click to open)]Оригинал взят у marafonec в Как Мейерхольд писал доносы на коллег. Неполживый лизун!

На прошлой неделе читала интервью с дочерью выдающегося театрального режиссера Леонида Варпаховского. Она создала в Канаде профессиональный русский драматический театр. Журналист расспрашивал ее не только о созданном ею театре, но и об ее известном отце.



Леонид Варпаховский был учеником Мейрхольда и молодой актер просто боготворил. своего учителя. Но в 1936 году 28-летнего Варпаховского арестовывают «за содействие троцкизму», и в Москву он возвращается уже только в 1956,

После реабилитации Варпаховский случайно узнает, что сидел он, оказывается, по доносу своего учителя Всеволода Мейрхольда о том, что «это чуждый нам человек». Дочь Варпаховского рассказывает, что после того, как отец это узнал, он два дня пролежал лицом к стене. Копию этого письма она до сих пор хранит у себя в Канаде.

Судя по документам, рассекреченным и опубликованным в постсоветскую эпоху, Мейерхольд писал доносы и на Эренбурга и на Таирова и на других коллег по театральному цеху о том, что они не достаточно преданы делу коммунизма.


Всеволод Мейерхольд встретил большевистскую революцию с восторгом. В 1917 году он пришел в Смольный, чтобы заявить о своей готовности сотрудничать с новой властью. К этому моменту Мейерхольду исполнилось 43 года, он был отцом трех взрослых дочерей, апологетом придуманного им «нового театра»… и главным режиссером Императорских театров: драмы и оперы – Александринского и Мариинского – в Петербурге. Свою задачу он теперь видел в том, чтобы средствами революционного агитационного театра помогать новой власти.


В 1919 г. он вступил в ВКП(б), несколько месяцев возглавлял Театральный отдел Наркомпроса. Ощутив себя этаким театральным диктатором от большевизма, Мейерхольд объявил "Театральный Октябрь", надел кожаную тужурку, прицепил парабеллум и потребовал от всех театральных деятелей следовать по его пути. Тем, кто не захочет или не сможет, он угрожал, не более и не менее, как расстрелом.



Коммунистическая пресса под его руководством активно атаковала академические театры: МХАТ и другие. Мейерхольд призывал к бунту против старого театра, «кто этим восторгается, лови себя на том, что заедает тебя всесильное мещанство, из пут которого надлежит тебе вырваться, если хочешь стать гражданином нового, коммунистического мира».

В 1920 году он стал руководителем Первого Театра РСФСР и одним из первых спектаклей "Земля дыбом" посвятил "первому красноармейцу Льву Давидовичу Троцкому».

Одним из учеником Мейерхольда был Игорь Ильинский. Но молодой актер ушел от известного режиссера. Мейерхольд ставил спектакль «Клоп», где Ильинский играл Присыпкина. В одной из сцен Мейерхольд предложил ему залезть на стол, пройти по нему, давя тарелки, а потом грохнуть икону об пол и вытереть об нее ноги — такой вот творческий поиск у режиссера был. На что Игорь Владимирович ответил: «Я не знаю, какого вы вероисповедания, но этого я делать не буду никогда!» После чего спрыгнул со стола и ушел.

От революции до конца 20-х годов велись активные художественные дискуссии, которые часто могли превращаться в политическую демагогию. Без задания «сверху» люди разных убеждений обвиняли друг друга в том, за что потом их арестовывали – за буржуазность, мистицизм, формализм.

как-то в начале 30-ых годов, когда обсуждения художественных ценностей произведений могли уже заканчиваться и арестами и закрытием театров, Мейерхольд на публичном собрании всеуслышание назвал спектакль Таирова "Родина" примером чистейшего формализма.
Таиров к нему обратился:
- Всеволод Эмильевич, вы же не видели этого спектакля! Вас не было на спектакле!"
На что Мейерхольд ответил коллеге:
- Да, я не видел спектакля, но мне о нем подробно рассказывали".


(Во время борьбы с формализмом Мейерхольд мог спокойно обвинять коллег, что по тем временам приводило к закрытию театра и аресту режиссера. )

После 1934 года публичные разносы уже регулировались решением партии, достигали уровня дикой грубости и имели целью устранение людей.

Мейерхольд тесно дружил с Тухачевским. И, видимо, очень переживал, когда Тухачевского арестовали. 12 июня 1937 года Тухачевского расстреливают, а через пять дней Мейерхольд пишет в газете «Советская культура»

«Недрогнувшей рукой мы обезглавили гнусную кучку заговорщиков, осмелившихся посягнуть на счастье и жизнь страны Советов. В эти дни все наши помыслы обращены к нашему народу, завершающему дело социалистического строительства, к нашей героической партии большевиков руководимой гениальным вождем трудящегося человечества товарищем Сталиным».



В начале 30-х годов Театр Мейерхольда выехал на гастроли за границу. Первым городом, где предстояло продемонстрировать достижения театрального искусства страны Советов, был Берлин. Здесь Мейерхольд встретился с великим русским актером Михаилом Александровичем Чеховым, незадолго до этого покинувшим СССР.

На свидание с Михаилом Чеховым Мейерхольд, имевший, возможно, тайное поручение уговорить артиста вернуться на родину, отправился с женой, актрисой его театра Зинаидой Райх. Как вспоминал потом Михаил Чехов, он сказал Мейерхольду: "Вам не надо возвращаться в Москву, вас там погубят". Услышав это, Зинаида Райх набросилась на Чехова, выкрикивая: "Подлость! Провокация! Мы этого не потерпим!.."

Что если бы тогда она могла только предположить, что через несколько лет ее всемирно прославленного мужа арестуют и убьют на Лубянке, а ее саму зарежут в ее же квартире.

(с)

Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments