wowavostok (wowavostok) wrote,
wowavostok
wowavostok

Конопля ее величества. История российского экспорта: пенька и лен

Оригинал взят у perfume007 в Конопля ее величества. История российского экспорта: пенька и лен
Специально для https://vk.com/stepan_demura. В основе британского могущества лежало российское сырье. Но век пароходов поставил на нем крест. Вероятно, никакие другие статьи российского экспорта не сыграли такой роли в новой истории, как пенька и лен. Сегодня Россия использует свои углеводородные ресурсы как аргумент в политических спорах с соседями. А пятьсот лет назад русские купцы, мало задумываясь об исторических последствиях своих сделок, внесли решающий вклад в становление Англии как ведущей морской державы, во многом определившей сегодняшний геополитический расклад.


Пенькозавод, 1964 год.

И лен, ⁠и конопля, ⁠из которой изготовляют пеньку, – одни из самых древних ⁠возделываемых культур. На территории нынешней России ⁠лен выращивали еще ⁠во втором тысячелетии до нашей ⁠эры. Восточные авторы IX–X веков ⁠описывают славян одетыми в льняные одежды. Из льна производилась парусина, рыболовецкие сети, канаты, а также масло. Граница возделывания этой культуры, продвигаясь с юга на север, дошла в X–XII веках до Пскова и Новгорода. Ярослав Мудрый ввел в судебные уложения статью о наказаниях за кражу льна и льняной одежды, а покровительницей льноводства была определена святая Прасковья-льняница. Праздник, посвященный ей и приуроченный к окончанию льняной страды, приходился на 28 октября.
К тому времени лен уже широко экспортировался за пределы русских земель, однако оценить объемы вывозимого сырья не представляется возможным из-за отсутствия какой-либо статистики. После монгольского нашествия лен и изделия из него продолжали находиться в списке наиболее часто упоминаемых экспортируемых товаров, но настоящий прорыв, как и в случае с пенькой, произошел в XVI веке, когда на российский рынок проникли англичане. В середине царствования Ивана Грозного льном и пенькой у пристаней Нарвы ежегодно нагружалось до ста кораблей, торговля шла и через Белое море – сначала через Холмогоры, потом через Архангельск. XVI век с его географическими открытиями и расширением торговых путей на оба полушария потребовал от ведущих европейских держав, прежде всего от Англии и Нидерландов, отставших в колониальной гонке от Испании и Португалии, создания мощных флотов, для которых требовались парусина и канаты. Сырьем для их производства наиболее богаты были именно русские земли. Почти весь такелаж парусных судов, канаты, сети, флаги, даже матросская форма, вплоть до униформы, мореплавателей производились в то время из конопли. Каждому кораблю требовалось раз в два года 50–100 тонн конопляных волокон для снаряжения.

Началу организованной торговли англичан с Русским царством положил визит в Москву Ричарда Ченслера, корабль которого пришвартовался на западном берегу Двинской губы, где гости с удивлением выяснили, что попали не в Индию, как собирались, а в Россию. Встретившись в Москве с Иваном Грозным, Ченслер получил от него грамоту на беспошлинную торговлю на всей территории царства. Два года спустя аналогичную привилегию получили подданные русского царя в английских землях.

Привилегии англичан с небольшими перерывами оставались в силе до 1584 года, позже Борис Годунов подтвердил их, но к тому времени поблажек добились для себя и ганзейские, и датские, и прочие купцы, так что англичане утратили свою монополию. Впрочем, к началу правления Романовых Лондон уже утвердил себя в качестве главного торгового партнера России и удерживал за собой этот статус до конца их правления. Хотя в XVII веке пеньку и лен в России закупали не только англичане, но и все прочие европейские страны, развивавшие морскую торговлю, в том числе та же Испания.

Пенька направлялась преимущественно из Дорогобужа, Вязьмы, Трубчевска через Архангельск и Нарву, лен – из Пскова и Новгорода. Берковец (10 пудов, то есть 160 кг ) льна стоил в Нарве семь рублей (один молодой бычок при этом стоил рубль), такое же количество пеньки в Холмогорах – четыре рубля. При Петре I на экспорт пеньки была введена государственная монополия, а уже к середине XVIII века экспорт пенькового волокна достиг 37 тысяч тонн в год. Что касается льна, то в царствование Екатерины II поставки из России в основном через Санкт-Петербург/Кронштадт обеспечивали около 70% импорта парусины в Англию.Толчком к дальнейшему расширению льняного экспорта послужило разрешение Екатерины II на свободный вывоз льна в 1763 году. К концу XVIII века на русском волокне работала почти вся льняная промышленность Англии и Франции, а лен и льняная продукция вышли на первое место в российской экспортной статистике (хлеб сместил их только в следующем столетии). Данные за 1768 год свидетельствуют о том, что из России вывозилось около 2,25 млн пудов пеньки и 19 тысяч пудов каната, 120 тысяч пудов конопляного и льняного семени и 166 тысяч пудов конопляного и льняного масла. Свою роль сыграли и протекционистские меры российского правительства: ввозимая парусина, как и другой экспортный товар, воск, были обложены запретительной 75-процентной пошлиной. В период Войны за независимость североамериканских колоний Англии (1775–1783) парусина из России и Голландии входила в список самых распространенных контрабандных товаров, которые закупали восставшие колонисты в обход блокады, организованной Лондоном. В последующие десятилетия Россия оставалась важнейшим поставщиком парусины из льна и конопли в США, и местным политикам уже приходилось обсуждать меры по защите местного производителя от недорогого и качественного российского импорта. И пенька, и лен начали утрачивать свое значение на мировом рынке почти одновременно, хотя последний до сих пор пользуется спросом. Но век парусного флота подходил к концу – поднявшись на российском сырье, Великобритания уже никому не уступала владычество на море вплоть до появления подлодок и авианосцев, а на рынке сырья для тканей на первое место стал выходить хлопок, который тогда импортировался из Америки. Если в конце XVIII века готовые изделия из льна и пеньки составляли до 40% всего российского экспорта, то в первой половине XIX века в связи с внедрением машинного производства в текстильной промышленности Англии и с появлением пароходов этот показатель упал до 10% и вскоре снизился до минимальных значений.

К середине века льняные, пеньковые, металлические, шерстяные изделия, а также выделанные кожи, канаты и веревки составляли только 7% товарооборота с Великобританией. Но продолжался вывоз льна и пеньки во Францию, Испанию; стала закупать эти товары и Турция. Даже после крестьянской реформы 1861 года Россия все еще занимала ведущее место в мире по экспорту льна (к тому времени в Европе ежегодно производилось 347 тысяч тонн льна, из них на Россию приходилось 196 тысяч тонн, второе место занимала Австро-Венгрия с 47 тысячами тонн). Но он уже не мог принести казне такой прибыли, какую приносила торговля хлебом, а впоследствии сахаром и керосином. Перед Первой мировой войной посевные площади под льном составляли 1,25 млн гектаров, а урожайность – более 440 тысяч тонн ежегодно. К 1932 году площади возросли почти вдвое, но урожай вырос незначительно – лишь до 498 тысяч тонн. Впоследствии, вплоть до распада СССР, размер посевных площадей практически не менялся, а урожайность, как и качество получаемого волокна, снижались. Одновременно промышленное производство конопли сильно пострадало из-за запрета на марихуану: во многих странах мира ее возделывание было запрещено. На территории СССР посевы конопли к 70-м годам прошлого века по сравнению с довоенным временем сократились на две трети и занимали 136 тысяч гектаров из 421 тысячи общемировых. С распадом Союза коноплеводство пришло в абсолютный упадок, а посевы уменьшились не менее чем в 10–15 раз. Сегодня основными импортерами пеньки в мире являются США, Канада, Китай и Франция, а среди производителей льна Россия занимает третье место, уступая Канаде и Китаю.
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments