wowavostok (wowavostok) wrote,
wowavostok
wowavostok

Агрессия или верность союзника

Оригинал взят у ymorno_ru в Агрессия или верность союзника
НЕ ПРИЧИНИВ ЯПОНСКИМ ОСТРОВАМ НИКАКОГО УЩЕРБА, СССР НАВСЕГДА ОСТАЛСЯ ГЛАВНЫМ ВРАГОМ ТОКИО


В сложных и противоречивых событиях Второй мировой войны особое место занимает война СССР против Японии в августе - сентябре 1945 г. Ни по ожесточенности, ни по масштабам потерь она не может сравниться не только с другими войнами ХХ столетия, но даже с такими сражениями Второй мировой войны, как Московская, Сталинградская, Курская битвы, Нормандская операция и др.

Эта схватка осталась фактически единственным неразвязанным узлом последней мировой войны. Ее последствия продолжают оказывать сильное влияние на современные российско-японские отношения, несмотря на окончание холодной войны, когда подход к решению проблем диктовался исключительно логикой борьбы различных социально-политических систем. Это относится и к разным взглядам на проблему вступления СССР в войну с Японией в августе 1945 г., где далеко не все однозначно и просто.


ДЕНОНСАЦИЯ ПАКТА О НЕЙТРАЛИТЕТЕ

СССР обвиняют в том, что, вступив в войну против Японии, он "вероломно" нарушил пакт о нейтралитете. В то же время архивные документы свидетельствуют, что в 1941-1945 гг. этот пакт нарушался обеими сторонами.

Это касается различных враждебных действий Японии по отношению к СССР: нарушения государственной границы, задержания советских судов и блокирования морских путей, планирования японским генеральным штабом военных действий против СССР, военного и экономического шпионажа, который вели разведывательные органы Японии в течение всей войны. Все это нагнетало обстановку, вынуждая советское командование держать на Дальнем Востоке значительное количество сил и средств.

Существует также ряд обстоятельств, свидетельствующих о формальном нарушении пакта о нейтралитете и со стороны СССР (деятельность в этот период советских военных советников в Китае и военная помощь ему со стороны СССР; факты освобождения американских летчиков, совершавших вынужденные посадки в СССР после бомбардировок японских объектов; получение в аренду от США торговых судов по закону о ленд-лизе, на которых перевозилась американская военная техника, оборудование и снаряжение).

В этой связи, однако, следует подчеркнуть, что освещение исторических фактов, конечно, не может базироваться исключительно на формальных принципах и требует конкретно-исторического подхода. В рамках такого подхода однозначно следует, что Япония, будучи, как и другие страны "оси", агрессором и нарушив международные правовые нормы, вряд ли могла претендовать на неукоснительное соблюдение другими субъектами этих норм в отношении себя. В ходе войны под лозунгом создания "сферы сопроцветания в Великой Восточной Азии" Япония захватила Филиппины, Малайю, Индонезию, Бирму, Вьетнам, значительную часть Китая, Сингапур, Гонконг, острова в Тихом океане - всего почти 10 тыс. кв. км территорий, где проживало около 400 млн. человек. По вине тогдашнего японского правительства народы Азии вместо процветания получили смерть и разрушения.

Вот почему в августе 1945 г. весь мир с воодушевлением встретил весть о вступлении СССР в войну с Японией. Причем это было сделано без всякого "вероломства" с советской стороны, поскольку советское правительство денонсировало пакт о нейтралитете еще в апреле 1945 г. (ибо он потерял смысл в новых условиях), фактически предупредив Японию за четыре месяца о своем возможном участии в войне и в то же время сохранив юридически дух и букву пакта - именно такой порядок прекращения его действия им как раз и предусматривался. СССР дал Японии шанс - капитулировать перед союзниками, и не его вина, что японское правительство этим шансом не воспользовалось.


ПРАВОМЕРНОСТЬ ВСТУПЛЕНИЯ СССР В ВОЙНУ

Позволим себе предположить: что было бы, если бы СССР отказался вступить в войну с Японией? Вывод напрашивается однозначный - это могло бы резко осложнить отношения союзников по антигитлеровской коалиции, а такую "роскошь" в то время никто не мог себе позволить. Конкретные обязательства Кремля по этому вопросу, взятые им на себя на Ялтинской и Потсдамской конференциях, отражали как заинтересованность союзников в участии СССР в окончательном разгроме Японии, так и стремление Сталина не оказаться в стороне от раздела сфер влияния на Дальнем Востоке.

В то же время следует сказать, что среди американского генералитета не все признавали необходимость вмешательства СССР в противоборство с Японией в 1945 г. Так, главнокомандующий силами союзников в юго-западной части Тихого океана генерал Дуглас Макартур считал, что уже в конце 1944 г., после освобождения Филиппин от японской оккупации, захваченные документы свидетельствовали о крайней степени истощения японской экономики, поэтому, по его мнению, не было необходимости во вступлении СССР в войну с Японией в 1945 г. "Хотя в 1941 г. я настаивал на участии России в войне, - писал Макартур, - чтобы отвлечь японские силы от южной части Тихого океана и Юго-Восточной Азии, к 1945 г. ее участие стало ненужным".

В то же время большие потери, понесенные американскими войсками при захвате островов Окинава и Иводзима (около 55 тыс. и 22 тыс. соответственно, причем бои на острове Иводзима продолжались в течение месяца, до тех пор, пока ожесточенно сопротивлявшийся 23-тысячный японский гарнизон не был полностью уничтожен), оставляли мало шансов на осуществление планов "мирной оккупации" Японских островов, вынашивавшихся штабом Макартура. Поэтому, очевидно, более реалистичной выглядит оценка, высказанная в мемуарах Гарри Трумэна: "Комитет начальников штабов давал мрачные прогнозы относительно потерь, которые мы могли понести при вторжении на острова собственно Японии... По мере того, как наши войска на Тихом океане продвигались вперед, неся большие потери, настоятельная необходимость вступления России в войну становилась все более очевидной. Вступление России в войну означало бы спасение жизней сотен тысяч американцев".

Когда говорят о неправомерности удара по Японии, то ссылаются на то, что в аналогичных обстоятельствах она не выступила против Советского Союза в 1941 г. Однако этот тезис не выдерживает критики, если даже отвлечься от морально-нравственных категорий в рамках антитезы "агрессор - жертва агрессии". Совокупность факторов того периода (своеобразное понимание национальных интересов, настоятельные рекомендации Гитлера захватить Сингапур, натянутые отношения между Японией и Германией после пакта Молотова - Риббентропа, рост американо-японских противоречий и, не в последнюю очередь, потери немцев на советско-германском фронте) обусловила именно то решение, которое тогда было принято японским правительством - атаковать Перл-Харбор и начать войну с США. Пакт о нейтралитете в этой совокупности обстоятельств играл для Японии более или менее второстепенную роль.

На решение советского руководства выступить против Японии в августе 1945 г. также повлияли определенные факторы. Сталин вряд ли мог забыть Хасан и Халхин-Гол, так же, как и те критические дни августа - октября 1941 г., когда вопрос о выступлении Японии на стороне Германии стоял весьма остро. Поэтому вполне понятно, что одним из мотивов принятия им решения о вступлении в войну с Японией было стремление устранить очаг напряженности, существовавший для СССР на Дальнем Востоке, начиная с 1930-х гг. Во всяком случае, встав перед выбором -Япония или союзники, Сталин однозначно выбрал союзников, и было бы по меньшей мере странным, если бы он поступил иначе. Советский Союз честно выполнил свой долг перед партнерами по коалиции, перед народами многих стран Азии, изнывавших под японской оккупацией.


9 августа 1945 г. советские войска развернули боевые действия против Квантунской армии, которая, подчеркнем, была дислоцирована не на японской земле, а на оккупированной Японией территории Китая - Маньчжурии. В этом заключается великий смысл освободительной миссии СССР.

Но в этом заключается и величайшая историческая драма нашего времени. Страна, ни один солдат которой не ступал на землю собственно Японии и ни один самолет которой не бомбил японские города, по неумолимой логике идеологического противостояния стала для Токио врагом на все послевоенные годы. А страна, оккупировавшая Японию и подвергшая ее атомным бомбардировкам, стала для нее первым другом и союзником.

Остается надеяться, что после устранения идеологического противоборства исчезнет и связанное с ним инерционное политическое мышление и будет, наконец, развязан последний "узел" Второй мировой войны.

Виктор ГАВРИЛОВ
военный историк, кандидат психологических наук


См.также:

Вторая мировая война: Падение империалистической Японии

Советско-японская война 1945 года

Бригада «Асано»: русские эмигранты на стороне Японии

Штурман бомбардировщика, уничтожившего Хиросиму: «Сбросил бы я атомную бомбу еще раз? Конечно, да!»

Десант на Курилы


Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments