wowavostok (wowavostok) wrote,
wowavostok
wowavostok

СМЕРШ — без лжи и мифов




Чем дальше уходят события Великой Отечественной войны, тем более глубоко становится понятной вся героическая и одновременно трагическая значимость того подвига, который совершил советский народ. Победа в этой войне — заслуга всех, на кого выпали тяжелейшие испытания. Эта победа стала возможной и потому, что все силы и ресурсы были объединены в единую систему, в которой каждый элемент выполнял возложенные на него задачи, начиная от планов Верховного Главнокомандующего и заканчивая производством в тылу необходимых фронту оружия, продовольствия и обмундирования.
Несомненно, ведущую роль в этой системе играли части Красной Армии, непосредственно участвовавшие в боевых действиях. Но без поддержки со стороны других государственных структур они не смогли бы одолеть сильного и опытного врага, использовавшего материальный и человеческий ресурс покоренных им стран.
Одной из таких структур и было в период с 21 апреля 1943 года по май 1946 года Главное Управление контрразведки Народного Комиссариата Обороны («Смерш» — «Смерть шпионам»), о котором и пойдёт речь в предлагаемом материале.

***

Сразу заметим на полях

Подчеркнём, что речь пойдёт исключительно о ГУКР НКО «Смерш», хотя в бытовом восприятии деятельность органов военной контрразведки (органов ВКР) в период Великой Отечественной войны обычно связывается именно с аббревиатурой СМЕРШ, забывая, что в войну военные контрразведчики вступили в составе 3-го управления Народного Комиссариата Обороны СССР, а в период с 17 июля 1941 года по апрель 1943 года действовали в составе особых отделов бригад, дивизий, армий, фронтов, входивших в Управление особых отделов Народного комиссариата внутренних дел СССР. Предшественники ГУКР НКО «Смерш» также внесли свой — и немалый — вклад в Победу, однако задачи, обязанности и права органов ВКР различной подчинённости, к тому же в кардинально отличающихся условиях военных действий, значительно разнятся и строгость исторического объективного подхода требует это учитывать при рассмотрении именно истории СМЕРШ.

***

О ПРИЧИНАХ НЕОДНОЗНАЧНОГО ВОСПРИЯТИЯ ИСТОРИИ СМЕРШ




Среди тем, используемых для фальсификации, сознательного искажения истории Великой Отечественной войны, деятельность СМЕРШ является одной из самых «популярных», наряду с «рассуждениями о бездарности советского политического и военного руководства, добившегося положительного для него результата лишь путём заваливания окопов противника трупами миллионов советских солдат», и такими более частными темами, как «штрафные батальоны» и «заградотряды».
И это объясняется несколькими причинами. Но основных — две.

Первая причина — очернители

Первая причина — это использование «темы СМЕРШ» для подтверждения главного тезиса очернителей:

«Советский Союз победил в войне лишь благодаря существовавшему в стране «тоталитарному сталинскому» режиму, «верные сатрапы» которого, в том числе и «кровавая гебня — смершевцы», только методами террора, принуждения и запугивания сумели заставить воевать советский народ».

Вторая причина — неоднозначность

Вторая причина заключается в сложности, неоднозначности деятельности органов военной контрразведки, которая в силу специфики работы, необходимости соблюдения в ней конспирации, часто воспринимается окружающими в искажённом виде. Вспомните хрестоматийный пример из романа Владимира Богомолова «Момент истины» (http://rubook.org/book.php?boo... и наша статья об этой книге: http://inance.ru/2015/07/momen...) оценки виртуозной работы старшего оперативной розыскной группы СМЕРШ капитана Алёхина во время проверки документов, в ходе которой удалось получить «момент истины» и обезвредить агентов противника. Если профессионал Таманцев, объективно оценивая действия Алёхина, «мысленно ему аплодирует», то капитан Аникушин, кстати, опытный боевой офицер, честнейший человек, наблюдая за «особистом», делает вывод, что эти же действия:

«в отношении офицеров-фронтовиков могли объясняться только профессиональной подозрительностью, упрямством и ограниченностью Алёхина… вот эти наглые, уверенные в своей безнаказанности «особисты» без санкции прокурора (заметим при цитировании, что на самом деле санкция Главного прокурора Красной Армии была), по чистому произволу обыскивали его собратьев, фронтовиков…и вообще что хотят, то и творят!».

И ещё одну немаловажную причину стоит упомянуть. Положив руку на сердце, давайте признаемся: из каких источников черпает абсолютное большинство людей представление об истории органов государственной безопасности, в том числе и военной контрразведки, периода Великой Отечественной войны. Многие ли из нас одолели пятьсот с лишком страниц шестого тома «Тайная война. Разведка и контрразведка» (http://encyclopedia.mil.ru/enc...) многотомного труда «Великая Отечественная война 1941—1945 годов», или хотя бы ознакомились с такими работами, как «Органы государственной безопасности в Великой Отечественной войне» (http://www.fsb.ru/fsb/history/...) или «Лубянка: Органы ВЧК–ОГПУ–НКВД–НКГБ–МГБ–МВД–КГБ. 1917—1991» (http://old.memo.ru/uploads/fil...), в которых исследуются деятельность органов госбезопасности, в том числе и военной контрразведки «СМЕРШ»? Зато сериалы «Штрафбат», «Жуков», «Шпион», «Сволочи» и прочие «кино-и телешедевры», в которых роль органов государственной безопасности — мягко говоря — представлена в фальсифицированном, негативном и дилетантском виде, посмотрели миллионы. Кроме того и статьи на страницах изданий, пользующихся популярностью среди определённой части населения:

— «Новая газета»: «Над страной пронесся СМЕРШ. Его последствия — десятки тысяч невинно расстрелянных, сотни тысяч репрессированных»;

— ВВС: «СМЕРШ»: контрразведка или орудие репрессий?»

— «СМЕРШ: борьба с чужими и своими»

и прочие статьи в том же духе, которые прочитали тысячи людей.

Да, что говорить о сегодняшних литературе и искусстве, когда, как отмечал уже упоминавшийся Владимир Богомолов, автор одного из немногих произведений, в которых реалистически показана трудная, самоотверженная работа армейских контрразведчиков на фронте:

«В советской художественной литературе, к сожалению даже у талантливых авторов («Июль 41 года», «Горячий снег», «Мёртвым не больно», романы К. Симонова), офицеры контрразведки — образы исключительно отрицательные, негативные. В неверном представлении уважаемых писателей, а затем и в созданном этими произведениями представлении многих миллионов читателей офицеры контрразведки — подозрительные перестраховщики, люди неумные, ограниченные, а то и просто трусливые.
Между тем все четыре года войны офицеры военной контрразведки самоотверженно выполняли опасную, сложную и крайне ответственную работу, от которой нередко зависели жизни тысяч людей, судьбы целых операций. Тысячи офицеров контрразведки героически погибли на фронтах Отечественной войны; многим из них, например старшим лейтенантам П.А. Жидкову (1-й Украинский фронт) Г.М. Кравцову (1-й Белорусский фронт), М.П. Крыгину (Тихоокеанский флот), посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
Начальник Управления особых отделов всей Красной Армии Михеев — единственный (в Отечественной войне) руководитель целого рода войск, который погиб на поле боя, отстреливаясь до последнего патрона. Кстати, он прилетел в Прилукское окружение по собственной инициативе, когда положение уже было безнадёжным, отдал свой самолёт для вывозки раненых и секретных документов и погиб, пытаясь спасти командующего фронтом Кирпоноса и секретаря ЦК Украины Бурмистенко.
Кто знает о Михееве, о Крыгине, Кравцове и Жидкове? Очень немногие — из редких и коротких юбилейных публикаций в научно-исторических журналах. А в художественной литературе прочно утвердился стереотип «особиста», «особняка» — человека недалекого, подозрительного и трусливого».

СМЕРШ — БЕЗ ЛЖИ И МИФОВ

Итак, как уже упоминалось, 21 апреля 1943 года, в связи с подготовкой и проведением крупных наступательных операций Красной Армии и с возросшими контрразведывательными задачами Государственный комитет обороны издал постановление о реорганизации Особых отделов в органы военной контрразведки «Смерш» («Смерть шпионам») и переводе их из системы НКВД СССР в Наркомат обороны, что предусматривало ещё большее взаимодействие органов контрразведки с военным командованием, позволяло улучшить их материально-техническое обеспечение и повышало мощь в борьбе с разведками противника.

***

Постановление ГКО от 21.04. 1943

Об утверждении положения о ГУКР «Смерш» НКО СССР

Утвердить положение о Главном Управлении контрразведки «СМЕРШ» — (Смерть шпионам) и его органах на местах (см. приложение).

Председатель Государственного Комитета Обороны И. Сталин

ПРИЛОЖЕНИЕ

ПОЛОЖЕНИЕ

о Главном Управлении контрразведки Народного Комиссариата Обороны

(«Смерш») и его органах на местах

(документ приводится с сокращениями, полный вариант см. http://www.hrono.ru/dokum/194_...).

I. Общие положения

Главное Управление контрразведки НКО («Смерш» — смерть шпионам), созданное на базе бывшего Управления Особых отделов НКВД СССР, входит в состав Народного Комиссариата Обороны.

Начальник Главного Управления контрразведки НКО («Смерш») является заместителем Народного Комиссара Обороны, подчинён непосредственно Народному Комиссару Обороны и выполняет только его распоряжения.

Органы «Смерш» информируют Военные Советы и командование соответствующих частей, соединений и учреждений Красной Армии по вопросам своей работы: о результатах борьбы с агентурой противника, о проникших в части армии антисоветских элементах, о результатах борьбы с изменой родине и предательством, дезертирством, членовредительством.

II. Задачи органов «Смерш»

На органы «Смерш» возлагаются следующие задачи:

а) борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью иностранных разведок в частях и учреждениях Красной Армии;

б) борьба с антисоветскими элементами, проникшими в части и учреждения Красной Армии;

в) принятие необходимых агентурно-оперативных и иных (через командование) мер к созданию на фронтах условий, исключающих возможность безнаказанного прохода агентуры противника через линию фронта с тем, чтобы сделать линию фронта непроницаемой для шпионских и антисоветских элементов;

г) борьба с предательством и изменой родине в частях и учреждениях Красной Армии (переход на сторону противника, укрывательство шпионов и вообще содействие работе последних);

д) борьба с дезертирством и членовредительством на фронтах;

е) проверка военнослужащих и других лиц, бывших в плену и окружении противника;

ж) выполнение специальных заданий Народного Комиссара Обороны.

III. Права и обязанности органов «Смерш»

Для осуществления указанных в разделе II-м задач Управление контрразведки НКО («Смерш») и его органы на местах имеют право:

а) вести агентурно-осведомительную работу.

б) производить в установленном законе порядке выемки, обыски и аресты военнослужащих Красной Армии, а также связанных с ними лиц из гражданского населения, подозреваемых в преступной деятельности.

в) Проводить следствие по делам арестованных с последующей передачей дел по согласованию с органами прокуратуры на рассмотрение соответствующих судебных органов или Особого Совещания при Народном Комиссариате Внутренних Дел СССР.

г) Применять различные специальные мероприятия, направленные к выявлению преступной деятельности агентуры иностранных разведок и антисоветских элементов.

***

Как же выполняли армейские контрразведчики поставленные перед ними чрезвычайным органом управления, обладавший в годы Великой Отечественной войны всей полнотой военной, политической и хозяйственной власти в СССР (ГКО) задачи?

Общепризнанным итогом существования ГУКР «СМЕРШ» стало полное поражение вражеских разведок: «Абвера», «Цеппелина», «Ваффен СС Ягдфербанда», румынской «ССИ», а также японских и финских разведок и контрразведок. С 1943 по 1945 год СМЕРШем было проведено 250 (!) радиоигр, в ходе которых до противника доводилась дезинформация, способствовавшая успеху Курской битвы, Белорусской, Ясско‑Кишиневской, Прибалтийской и Висло‑Одерской операций, выведено на советскую территорию свыше 400 кадровых сотрудников и гитлеровских агентов, захвачено десятки тонн грузов.

Только по задокументированным данным на счету советских контрразведчиков 30 тысяч разоблаченных немецких агентов, 3,5 тысячи диверсантов, 6 тысяч террористов. Можно себе представить степень вероятного ущерба для фронта и тыла воюющей страны, если бы этими врагами были совершены все запланированные диверсии и теракты в расположении войск и на фронтовых коммуникациях, если бы все агенты регулярно докладывали противнику о сосредоточении и передвижении войск, о замыслах советского командования и готовящихся операциях.

***

Заметим на полях

Приведённые цифры не только впечатляют, но и наиболее часто подвергаются сомнениям со стороны «знатоков» истории Великой Отечественной войны и органов госбезопасности советского периода, основывающих свои доказательства на «свидетельствах Иванов Денисовичей», а не на изучении документов и объективных обстоятельств появления таких цифр. А ведь удивления они не вызывают, если сравнить эти цифры с данными тех же западных историков, согласно которым более 900 000 бывших советских граждан во время войны служили неприятелю с оружием в руках, так что «кадровый ресурс» у фашистских разведок был немалый, да и принять во внимание, что германские спецслужбы во Второй мировой войне делали ставку именно на массовость при заброске агентуры в тылы противника.

***

А вот конкретные примеры профессиональной работы СМЕРШ:

— В 1943 году в ходе битвы за Кавказ военными контрразведчиками Северо-Кавказского фронта, действовавшими в боевых порядках войск, выявлено 1176 агентов разведывательных, контрразведывательных и полицейских органов противника, включая агентов 101 и 301 абвергрупп, зондеркоманды «Цеппелин». Они были заброшены в тыл наступающих советских войск, либо оставлены «на оседание» при отходе частей вермахта. Кроме того, органы ВКР соединений и объединений фронта задержали 416 подозреваемых в шпионаже лиц, а также более двух тысяч ранее бежавших к немцам изменников Родины из числа бывших военнослужащих и 1350 дезертиров. Контрразведчики фронта в ходе реализации имевшихся агентурных дел по разработке разведывательных органов противника установили и арестовали членов семи разведывательно-диверсионных резидентур, имевших в своем распоряжении пять портативных радиостанций;

— Во второй половине 1943 — первой половине 1944 годов в ходе зафронтовой работы ГУКР «Смерш» были добыты сведения на 359 официальных сотрудников германской военной разведки и на несколько сотен шпионов и диверсантов, готовившихся для переброски в расположение частей Красной армии, 176 из которых после переброски в советский тыл были арестованы органами госбезопасности;

Осенью 1943 года оперативниками СМЕРШ с использованием «машин-ловушек» была уничтожена группа из семи террористов, совершившая до своей ликвидации на прифронтовых дорогах убийства двух генералов и семи старших офицеров Красной Армии;

— В сентябре 1943 года органами «Смерш», НКВД и НКГБ было арестовано 28 агентов-диверсантов германской военной разведки в возрасте от 14 до 16 лет (!), переброшенных на сторону частей Красной Армии на самолетах. 10 диверсантов были сброшены в район Гжатска, Ржева, Сычевки, ещё 10 — десантированы на территории Воронежской и Курской областей, остальные 8 — в районе Москвы и Тулы. Подготовленные абвером из числа беспризорников на оккупированных территориях диверсанты имели задание совершать диверсионные акты на линиях железных дорог, идущих к фронту, путем вывода из строя паровозов:

— В сентябре — декабре 1943 года контрразведчики 3-го Белорусского фронта выявили среди личного состава запасного офицерского полка 39 агентов противника, пытавшихся проникнуть в действующие части. Один из разоблачённых шпионов попал в плен и в лагере был завербован гестапо, затем окончил Бреславльскую разведшколу и вступил в антисоветскую организацию «Боевой союз русских националистов», подконтрольную СД. Хорошо зарекомендовав себя в борьбе с партизанами, прошел переподготовку в разведшколе в городе Яблонь Люблинского округа Польши и был оставлен «на оседание» в районе наступления советских войск для дальнейшего проникновения в части Красной армии;

— В рамках операции «Беризино» по легендированию части вермахта, якобы ведущей боевые действия в окружении на территории Белоруссии, которая проводилась с сентября 1944 года по 5 мая 1945 года (!) было арестовано 25 германских разведчиков, захвачено 13 радиостанций, из которых 7 включены в игру с германскими спецслужбами, и 644 места различного груза, в том числе 20 пулеметов МГ-42, 100 винтовок и автоматов, 35 пистолетов, 2000 гранат, 142 000 патронов, 615 комплектов зимнего обмундирования, более 2,5 тонны мясопродуктов, 370 кг шоколада, 4 тонны хлеба, 400 кг сахара, 100 бутылок вина, а также 2 258 330 рублей советскими деньгами.

Понятно, что, как и в любой деятельности, допускали сотрудники СМЕРШ в своей работе и ошибки, и промахи, далеко не всё и не всегда, как по объективным причинам, так по причинам личного характера, особенно причинам недостаточного уровня профессионализма, у них получалось. Отмечались и факты совершения отдельными сотрудниками, и что особенно нетерпимо именно в ходе проведения следственной работы, преступлений. Так, 31 мая 1943 года нарком обороны И.В. Сталин подписал приказ № 0089, в соответствии с которым заместитель начальника СМЕРШ 7-й отдельной армии (он же начальник следственной части) подполковник Керзон и старший следователь Ильяйнен были уволены из органов контрразведки, а позднее и осуждены на пять лет лишения свободы каждый. Приказ последовал в результате вскрытия реально имевших место фактов нарушений в работе указанных сотрудников при расследовании уголовных дел в отношении лиц, подозреваемых в шпионаже, измене Родине и антисоветской пропаганде, заключавшиеся в поверхностной и тенденциозной оценке материалов дел, использовании непроверенных сведений из донесений секретных осведомителей, упоре при расследовании на признание подозреваемыми своей вины. В этом же году аналогичные меры были приняты в отношении следователя ОКР СМЕРШ 50-го запасного полка 44-й армии, который в ходе проведения следственных мероприятий неоднократно допускал угрозы в адрес подследственных и даже факты их избиения.

«Из песни слов (ни хороших, ни плохих) не выкинешь», тем более что подобные случаи отмечались и в других органах ВКР, но перечёркивать на основании отдельных негативных фактов положительный итог, проведённой следователями органов ВКР работы, основанной на нормах действовавших в те годы законов, а уж тем более обвинять всех армейских контрразведчиков в перманентном нарушении социалистической законности — это явный перебор.

РАЗОБЛАЧЕНИЕ ЛЖИ

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ: https://cont.ws/@inance/677586


Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments