wowavostok (wowavostok) wrote,
wowavostok
wowavostok

Это пи…пец, товарищи. Оптимизация по российски ( гоев вперёд ногами)...

Картинки по запросу Сотрудники скорой помощи в Оренбурге волокли мужчину до машины по земле, 16.07.2017
Оригинал взят у ki_bella в Это пи…пец, товарищи
Это Оренбург, и мужчине, которого фельдшер волоком тащит сейчас по земле жить осталось пять часов. Видео под катом, чтобы ленту не рвать.

Следом за фельдшером идет тот, кто, по идее, всегда должен помочь – водитель “скорой помощи”. Но человеку собственное здоровье дорого, клятву Гиппократа он не давал, и помогать в общем-то наверное, не обязан – служебную инструкцию не видела, как все это происходить должно на самом деле не знаю



Зато знаю, когда чуть больше года назад у меня мама сломала бедро, к нам через три часа на вызов прибыла милая девочка, весящая, скорее всего, чуть больше барана.

К девочке претензий у меня никаких нет – она профессионально не стала со мной спорить, когда я огласила поставленный уже диагноз – перелом, притащила шины, вколола обезболивающее, помогла переложить маму на покрывало и мы с ней поперли мулю в машину.

На одном конце покрывала наадриналиненная я, на другом – фельдшерица и моя принцесса - старшая. Носилки и каталка отменялись в силу ландшафтных особенностей домашних лестниц и садовых дорожек. Помощи ни от кого ждать не приходилось – день, тяжестеподнимательный народ на работе, в округе остались только такие же домохозяйки как я, и пенсионеры…


Водитель в это время тихо-мирно курил, стоя у приоткрытой двери машины. Ну, что поделать – человек он пожилой был, да.


Маму, правда, вылечили. Не сразу было все ок, пока попали к хорошему доктору было много нервотрепки, но сейчас она у меня опять бегающая и даже прыгающая…

Но вот это видео, оно вовсе не нонсенс.

Такое происходит сплошь и рядом – может, не по земле волокут, конечно, но если у больного не будет родственников, то предложат добираться до машины как сам знает, потому как…Да потому как!

Причин назовут кучу – от мало платят до грыжи. Причем когда просишь помочь за плату, еще и выеживаться будут, не в силах себе и своим услугам цену сложить…


"Оптимизация" здравоохранения признана летальной

"Оптимизация" здравоохранения признана летальной

Оптимизация медучреждений в РФ привела к росту смертности пациентов городских и муниципальных больниц на 2,6% в среднем по стране. Ожидаемого роста эффективности и доступности медицинской помощи не произошло, сообщается на сайте Счетной палаты. Как говорится в документе, в рамках так называемой оптимизации социальной сферы число медицинских работников сократилось на 90 тыс. человек. Больше всего сокращение коснулось врачей клинических специальностей. Это привело к снижению доступности услуг и ухудшению их качества. Кроме того, как говорится в отчете ведомства, более 11 тыс. поселков находятся как минимум в 20 км от ближайшей медицинской организации, где есть врач. "Скорая помощь" в ряде случаев едет к пациенту больше 60 минут. О том, что стоит за новой "оптимизацией" здравоохранения и что этому противопоставить, рассказал в интервью Накануне.RU заместитель председателя комитета Госдумы по охране здоровья, депутат от Пермского края Олег Куликов.

Вопрос: Расскажите, как Вы можете оценить данные Счетной палаты? Согласитесь ли с ее выводами?

олег куликов член комитета госдумы по охране здоровья кпрф|Фото: http://www.specletter.com/

Олег Куликов: Согласен. Считаю, что Счетная палата достаточно мягко оценила так называемую "оптимизацию системы здравоохранения". Мы с этой оптимизацией уже год боремся. Оптимизация наиболее емко себя проявила в Москве, где было сокращено 28 медучреждений, в том числе за год – более 10 тыс. коек. Уволено 10 тыс. медработников, из них порядка 6 тыс. – врачи. Это было сделано "подпольно": не советовались с медицинской общественностью, никто из них не знал о планах чиновников. Началось просто предъявление медицинским работникам уведомлений, что они будут уволены, чтобы начинали искать работу. При этом резко сокращается доступность медицинской помощи. Бесплатная медицинская помощь заменяется платной. Подобный опыт Москвы – самого богатого города России – переносится в регионы.


Сокращение медицинских учреждений объясняют тем, что, якобы, по-другому нельзя выполнить указы президента. Но их и так трудно выполнить, потому что они источник повышения зарплаты не определяют.

Я считаю это решение "оптимизировать" систему здравоохранения ошибочным. Во многом здесь мы наблюдаем конфликт интересов, не знаю, каким способом в собственность будут передаваться 28 медучреждений, находящихся в очень привлекательных местах: за городом, с большими площадями участков, это очень лакомый кусок для жилищного строительства, для строительства гостиниц, других строительных жилищных проектов. Мы выступаем категорически против этих планов, потому что в таком случае резко снижается доступность и качество медицинской помощи. Многим гражданам платная помощь не по карману.

|Фото: Накануне.ru

Да, можно оправдать все это кризисом, но в кризис вообще ничего сокращать нельзя: увеличивается число больных, у нас и так прогрессируют хронические заболевания, увеличивается количество психозов, неврозов и всяких суицидальных проявлений.

По Москве, кстати, я писал два письма Собянину. Фракция обращалась по поводу оптимизации здравоохранения с письмом к президенту. Московскую проблему обсуждала и Общественная палата, и Совет Федерации, и Совет по правам человека при президенте, давались негативные оценки. И "Народный фронт" давал негативную оценку. Даже президент сказал, что не продумана оптимизация, но в дальнейшем он смягчился в своей оценке.

Закрыто несколько больниц "Скорой помощи" в Москве. Фактически, дан запрет на госпитализацию по ряду болезней. Больницы, "Скорые помощи" закрывают, больных некуда госпитализировать, нарушены все пути маршрутизации. Людям отказывают, больные умирают дома. Люди, которые завтра умрут, сегодня попадают домой. Недаром впервые за многие годы в Москве прошло несколько митингов против оптимизации. Один из больших митингов прошел в ноябре, где, по разным оценкам, присутствовало больше 10 тыс. человек.

Вопрос: Почему, на Ваш взгляд, государство решило массово сокращать тех, кто призван беречь главное, что есть в его арсенале – здоровье нации? Неужто нет других сфер для оптимизации?

Олег Куликов: Думаю, тут две причины. Кто-то внушил и активно пытается это использовать, что в России и Москве – "лишнее" количество коек. Что много больных их занимают. За рубежом койка в среднем занимает 6-7 дней, у нас – 13-14 дней. Мол, мы должны использовать зарубежный опыт и в дальнейшем держать этих больных или дома, или в поликлиниках. Но дома они не могут, на Западе – они забыли – лекарственные препараты бесплатны.

|Фото: www.ural-chel.ru

Во-вторых, у нас нет дневных стационаров. Даже в Москве их нет. Поликлиники для этого не предназначены. И потом, количество коек у нас не такое большое.

Якобы, у нас врачей значительно больше. Значит, говорят, и врачей надо сокращать. За рубежом количество врачей определяется только по количеству врачей лечебных специальностей. Без лаборантов, без рентгенологов, без управленческого персонала, без санитарных врачей. Если вот это все убрать, количество врачей будет одинаковым. А заболеваемость в России при этом - повышенная.

Хочу еще раз обратить внимание: закрываются больницы, медучреждения в той же Москве в местах, наиболее привлекательных для жилищного строительства: рядом с Белым домом, напротив стадиона "Лужники", на набережной Москва-реки, то есть это те учреждения, про которые даже сам персонал понимает, что их хотят использовать для строительства гостиниц к Чемпионату мира.

А потом, понимаете, сейчас социальный блок в Правительстве курирует Голодец. Она уже "реформировала" Академию наук: фактически, она стоит у истоков разрушения, уничтожения академии. Реформирует систему здравоохранения, пытается заменить государственное, доступное здравоохранение платным. В Москве 15% родов выполняются уже коммерческими фирмами за деньги. При этом средние роды стоят 200-300 тыс. руб., что недоступно большинству москвичей.

|

Вопрос: То есть, объективных причин для подобных сокращений нет?

Олег Куликов: У нас здравоохранение страшно недофинансировано. Двукратно. Уже 40% в результате недофинансирования люди сами платят за здравоохранение. У нас бюджетное финансирование идет из различных источников. Это 4% ВВП. Необходимый минимум, который рекомендует Всемирная организация здравоохранения – 7% ВВП. У нас здравоохранение не может быть дешевле, чем за рубежом. В результате глобализации мы лекарства покупаем за рубежом в 2-3 раза дороже. Оборудование мы покупаем за рубежом в 2-3 раза дороже. Кадры у нас подготовлены хуже. Коммунальные платежи – выше, чем за рубежом. Как же может быть дешевле? У нас дороже оно, а финансируется хуже. Вот объективные стороны. Развивать надо, увеличивать, а не снижать.

Вопрос: Вернемся к отчету ведомства - там также говорится, что более 11 тыс. поселков находятся как минимум в 20 км от ближайшей медицинской организации, где есть врач. А в 17,5 тыс. населенных пунктов нет никакой медицинской инфраструктуры. К чему это приведет?

Олег Куликов: За последние 15 лет в стране сокращено 60% медучреждений. Естественно, стала менее доступной медицинская помощь. Естественно, это приведет через некоторое время к резкому росту смертности населения.

У нас примерно 170 тыс. населенных пунктов, из них примерно 50 тыс. – с населением меньше 100 человек. Естественно, в этих населенных пунктах никакой медицинской инфраструктуры создать невозможно. Нет врача, фельдшера. Тут должна быть маршрутизация, система диспансеризации, раннего выявления людей со степенью риска, то есть другая система организации здравоохранения. Или врачебные участки с последовательным посещением: сегодня – один населенный пункт, завтра – другой, а не так, что постоянно нет медучреждения. Хотя бы раз-два в месяц. Но об этом никто не думает.

ребенок дети отравление больница врач доктор|Фото:

Вопрос: В результате оптимизации выросла смертность на дому. Аудиторы СП полагают, что виной этому – неправильная организация медицинской помощи. Почему, учитывая это, оптимизация до сих пор в силе? Ведь не первый же месяц она действует?

Олег Куликов: Некоторые наши ответственные за здравоохранение в Правительстве считают, что у нас раздуто количество медучреждений, кадров, при этом они глубоко не вникают в проблему. За рубежом другая плотность населения. При другой плотности населения проще оказать медицинскую помощь. Если у нас один населенный пункт от районного или регионального центра удален на 100 км, значит, он полностью удален от здравоохранения. У нас средняя плотность населения по стране – 8 чел/км, в Западной Европе – 300 чел/км. Плотность в десятки раз другая, условия совершенно другие, количество медучреждений.

Там – другая продолжительность жизни. Она на 15 лет больше, чем в России. А почему она больше? Они – более здоровые люди, чем мы. У них есть реабилитационные койки. Если сокращаются т.н. "активные койки", то у них есть реабилитационные, которых в четыре раза больше, чем у нас. Или у нас вообще их нет.

Мы в октябре с Калашниковым, председателем комитета, внесли поправку в закон "Об основах охраны здоровья граждан". Называется "О порядке оптимизации и ликвидации медицинских учреждений". Там прописано, на каком основании эти учреждения можно ликвидировать. В городе должна быть создана комиссия из представителей законодательной, исполнительной властей, медучреждений, профсоюзов, обществ больных, которая должна оценить, к чему это приведет. В случае негативной оценки никакой оптимизации и закрытия не должно происходить. То же самое на селе. Плюс на селе – сходы граждан, которые должны дать свою оценку, закрывать учреждения или нет. Подобные законы приняты в культуре, по библиотекам.

Этот закон должен был в пятницу обсуждаться, но перенесен на две недели.

Вопрос: Почему, на Ваш взгляд, оплата труда выстроена так, что врачам приходится работать, явно превышая необходимые лимиты, дабы заработать не запредельные, а хотя бы нормальные деньги?

Олег Куликов: В целом состояние здоровья наших граждан ниже, чем за рубежом, в несколько раз. Во-вторых, нормативы – от 5 до 10 минут на больного – те, которые не позволяют ни внимательно осмотреть больного, ни поставить диагноз, что заставляет больного дважды, трижды приходить на прием. Время врача занимают вторичные, третичные больные.  С другой стороны, есть ошибки менеджмента. То, что у нас не планировалось несколько лет назад большое количество врачей первичного звена. Это те диспетчеры, являющиеся фильтром, квалифицированно распределяющим этих больных по более узким специалистам или на анализы.

Ну и низкая подготовка кадров, низкая производительность врачебного труда, когда надо не только посмотреть больного, но и потом это все описать. То есть этот человек остается и два-три часа описывает и заносит в историю болезни то, что видел. Это еще связано с тем, что у нас врач ведет прием один, без сестры. В среднем, у нас на одного врача – полторы сестры с учетом больниц, а норма европейская – больше трех. Естественно, тут с бору по сосенке набираются проблемы здравоохранения.

врач, доктор, отчаяние, грусть, беда|Фото:

Вопрос: Чем, на Ваш взгляд, можно сегодня привлечь молодого врача на село?

Олег Куликов: Мы даже приняли закон о так называемом "сельском докторе". Это если изъявляет кто-то вдруг желание поехать на село, если есть там больница – сельская или фельдшерско-акушерский пункт – то врач на три года заключает договор с администрацией и получает 1 млн руб. "подъемных". В дальнейшем администрация предлагает ему жилье.

|Фото: foto.gazetazp.ru

Но у нас населенные пункты сельские в таком состоянии, если без школы, дорог, инфраструктуры, то даже в таких условиях не хотят молодые специалисты ехать в эти сельские больницы. Теоретически эта программа работает, но в прошлом году она была выполнена на 50%. Это проблема комплексная, это проблема еще социального развития наших сельских населенных пунктов.

Вопрос: Как Вы считаете, будут ли социально-политические последствия такой оптимизации в регионах? Во что это может вылиться?

Олег Куликов: Наш народ терпеливый. Думаю, социально-экономических последствий не будет. Одно из первых последствий, которое мы увидели уже, это снижение престижа и авторитета врача.

Еще древние говорили, что врач подобен Богу. Теперь этого уже нет и, думаю, это приведет к другим последствиям: если врач не зарабатывает легальные деньги, то будут увеличиваться поборы с населения. Или вообще врачи будут уходить из профессии.

Уже сейчас выпускники вузов только на 60% идут в профессию, остальные не идут в нее.

студенты|Фото:

Вопрос: Какой бы Вы предложили механизм оптимизации? Как выстроить эту работу?

Олег Куликов: Как можно это выстроить? Это же все связано с определенной моделью экономической и хозяйственной деятельности в нашей стране. Я считаю, что нужно принимать законодательные меры по обеспечению бесплатными лекарствами людей. Для этого нужно восстанавливать собственную фармацевтическую промышленность. Потому что наиболее эффективные лекарственные препараты у нас ввозятся из-за рубежа, это примерно 80%. У нас разрушена наука тонко-химических технологий и производства лекарственных препаратов.

Начинать надо с многого. У нас понизилась квалификация подготовки медицинских кадров. У нас в 2-3 раза больше врачебных ошибок, чем в любой стране Европы. Отсюда и повторные госпитализации.

У нас плохое физическое состояние здоровья. У нас граждане не привыкли заботиться о своем здоровье. У нас много рисков для здоровья: курение, алкоголизм, наркомания. По оценкам, мы – третья страна в мире по количеству выкуренных сигарет и, кстати говоря, у нас в стране – четыре транснациональных табачных монополии. Потому что табачная промышленность - грязная, много отходов. Вот они нас используют, как колониальную страну, для изготовления табачных изделий, и потом экспортируют по всему миру. Последствия курения табака – 200-300 тыс. смертей в год. Многие хронические заболевания развиваются на стадии плода.

Алкоголизм стал сейчас меньше за последние годы примерно на три литра на человека, если в расчете на чистый спирт, но все равно можно говорить о домашнем типе алкоголизма.

Мало занятий спортом. Спорт начинается в семье и школе. В школе должен быть спортзал, манеж, стадион, каток и бассейн. Редкая школа попадает под такой стандарт. Дети должны проводить время на воздухе, летом должны оздоровляться. У нас практически все отдыхали в пионерских лагерях. Теперь у нас 90% детей летом отдыхают в так называемых "городских лагерях". То есть при школе организуют группу продленного дня. Естественно, это не оздоровление, на асфальте.

Есть очень много проблем. Государство ушло из социальной сферы. Как ушло из экономики. Вообще-то, по большому счету, нужна смена курса. Власть, которая может решать эти проблемы для себя любым путем, будь то в России или за рубежом, она не видит этой проблемы для других. Можно посмотреть на примере сферы образования. Дети миллиардеров и бедных могут встретиться в одном вузе, но в одной больничной палате они никогда уже не встретятся.

https://www.nakanune.ru/articles/110330/

Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment