wowavostok (wowavostok) wrote,
wowavostok
wowavostok

Вторжение «тартар» в Европу

Оригинал взят у lsvsx в Вторжение «тартар» в Европу

Что такое история? - это политика опрокинутая в прошлое. Ведь данная наука, это отличный инструмент манипуляцией сознания огромным количеством людей. А переписанная история, может дать одним забвение, а другим гордыню...

А давайте будем мыслить логически от большинства "профессиональных историков" (на чьих трудах и основана современая наука история) Последний берет с полки пухлую книжку, написанную каким-нибудь академиком, типа придворных писарчуков и русофобов по совместительству, Байера и Миллера, находит там главу "Вооружение монголо-кочевого воина", смотрит картинки, на которых нарисованы красивые сабли, мечи, доспехи и ему "все ясно"! моск напрягать нет нужды. Достаточно намекнуть, что читал "фундаментальный труд академика такого-то" и окружающие хомячки благоговейно открывают рты.

И чтобы уяснить совершеннейший дебилизм бреда о завоеваниях дикарей кочевников, достаточно обратиться к данным даже той исторической науки, которая тщится доказать обратное. Собственно, какие следы оставили монголы после себя:

Письменных источников – 0 (ноль), что не удивительно, поскольку свою письменность монголы получили только в ХХ веке (до этого адаптировались различные алфавиты более культурных народов). Однако и в русских летописях (пусть даже они засорены очень поздними фальшивками) никакие монголы не упомянуты ни разу.

Архитектурных памятников – 0 (ноль).

Лингвистических заимствований – 0 (ноль): как в русском языке нет ни одного монгольского слова, так и в монгольском до ХХ века заимствований из русского не было.

Культурных и правовых заимствований – 0 (ноль): ни в нашем быту нет ничего от монгольских кочевников, ни кочевники совершенно ничего не перенимали у якобы завоеванных ими куда более культурных народов вплоть до прошлого века.

Экономических последствий завоевания мира – 0 (ноль): ограбили кочевники две трети Евразии, должны же они были хоть что-то привезти домой? Пусть не библиотеки, но хотя бы золотишко, содранное с якобы порушенных ими храмов… Ан нет ничегошеньки.

Нумизматических следов – 0 (ноль): никаких монгольских монет миру не известно.

В оружейном деле – 0 (ноль).

В фольклоре монголов нет никаких, даже фантомных воспоминаний о своем «великом» прошлом, что отмечалось всеми европейцами, контактировавшими с туземцами, начиная с XVII века, когда до Забайкалья докатилась волна русской колонизации.

Популяционная генетика не находит ни малейших следов пребывания забайкальских кочевников на просторах Евразии, кобы ими завоеванной.

В общем-то даже одного последнего аргумента достаточно для того, чтобы раз и навсегда поставить в этом вопросе жирную точку – монгольское завоевание – выдумка. Поясню, в чем суть метода. Генетические маркеры Y-ДНК передаются с Y-хромосомой исключительно по отцовской линии (то есть от отца сыновьям), а маркеры мтДНК — по материнской линии всем детям. Поскольку мужчины являются носителями маркеров Y-ДНК, то любая армия, сколь бы она малочисленной не была, оставляет на территории, по которой прошла, Y-ДНК, которые в большой популяции в дальнейшем не исчезают и не растворяются, а передаются от отца к сыну в неизменном виде и всегда выявляются при более-менее широкой выборке. Например, один только половой активист Чингис-хан сегодня должен иметь более 10 миллионов прямых потомков. Правда, лишь в том случае, если он действительно существовал и имел столько сыновей, как о том "точно знают" историки. Но карта распространения гаплогруппы монгол говорит о том, что их экспансия была прямо противоположна по направлению. Очаг в Прикаспии - это калмыки, то есть те же монголы, переселившиес сюда в XVII cтолетии из Джунгарии (очаг в Восточном Казахстане), где обитали ойраты - западная ветвь монголов.

Ещё один пример, где так же рассудим логически, помню, как в школьном учебнике истории говорилось, что дикари кочевники завоевали мир благодаря своему супер-луку "саадак". Типа это смертоносное оружие не уступал по мощи мушкету, стрела из него за 300 метров пробивала любой доспех, и все дело было в умении попасть в цель...

300 МЕТРОВ! Тут самое смешное, дело в том что максимальная дистанция, на которую на соревнованиях стреляют чемпионы лучники - 90 метров, а на 300 метров даже из мощной винтовки метко стрелять без оптического прицела способен только очень опытный стрелок.

Вообщем ладно, какой смысл спорить о боевых возможностях саадака, если можно поехать в Монголию и опробовать это оружие на практике. Упс… монголы и вообще абсолютно все кочевники, оказывается, понятия не имеют ни о каких суперлуках из трех сортов дерева. Когда европейцы ознакомились с бытом народа халха, повторюсь, что монголами их официально стали именовать лишь в 20 веке, какие-то примитивные лучки и стрелы с костяным наконечником или просто с заостренным концом у них были, но о саадаках нет даже устных преданий. Археологи никаких ископаемых сложных машин убийства, прессов и сушилен для их изготовления тоже не обнаружили.

Снова включаем логику. Монголы имели крайне примитивную культуру, однако якобы сумели создать такую военную машину, такое оружие, такую тактику, перед которой не устояли ни персы, ни китайцы, ни русские, ни европейские рыцари. Следовательно, все завоеванные народы должны были перенять у завоевателей более совершенные, нежели у них, военные технологии. Однако все происходит будто бы наоборот – это завоеватели учатся у побежденных и перенимают их технологии. Такое возможно? Но как же тогда еще необученные монголы победили своих будущих учителей?:)

В то время, как одни историки вовсю наяривают песню про фантастические монгольские саадаки, другие пишут, что монголы имели на вооружении луки двух типов – китайские и персидские (ближневосточные). Спрашивается, как они могли завоевать Китай, не имея луков? Сделать они их точно не могли, потому что китайские луки покрывались лаком дерева сумао. Почему нигде кавалеристы не пересели на якобы сверхбыстрых и сверхвыносливых монгольских лошадей (бугага, эти лошадки – 110 см в холке, почти пони!), которым будто бы и фураж был не нужен, потому что они сами из-под снега кормились пожухлой травкой? Почему никто не пытался ввести у себя передовые монгольские уставы? Почему никто не смог скопировать монгольский способ осуществления трансконтинентальных походов без обозов?

Подобных вопросов можно задать сотни, но ответ будет один – монголы-завоеватели – фейк! В реальности их не существовало, и в Европе низкорослые монгольские лошадки появились впервые в 1945 г. в обозах Красной Армии. Но сказать, что историки все навыдумывали будет неправдой. Они слишком тупы для этого, поэтому была применена стандартная схема – мифическим монголам просто приписали то, что существовало у якобы завоеванных ими народов. Те же саадаки, например. Это всего лишь русские сайдаки, тайну изготовления которых монголы будто бы тщательно берегли от "завоеванных". Так берегли, что сами напрочь позабыли о них, а в России сайдаки были распространены весьма широко, применялись даже в Бородинском сражении.

Читаем, например, Коломенскую десятню 1577 г.:
«Василей Игн(атьев сын)… ( поместье за ним, что было за кн. Дмитр. Куракиным; (дано) ему свершеное 14 руб.; быти ему на службе на коне, в пансыре, в шеломе, в зерцалех, в наручах, з батарлыки, в саадаке, в сабле, да за ним 3 человеки на конех, в пансырех, в шапках в железных, в саадацех, в саблех, один с конем с простым, два с копьи, да человек на мерине с юком…».

И снова включаем логику, все эти завоевания древнего мира, что Рима, что Персии, Китая и Индии не могла осуществить дикая примитивная кочевая орда, давайте представим на минуту, что современные бармалеи Сирии отправились в поход на Европу и США. Завоевали!?:)) да от них один пепел останется, после первого стокилометрового марша. Хотя возможно переполох и смогут устроить, да и то только при помощи влиятельных покровителей, к примеру жидо-массон, но не более того... Отсюда и вытекает следующее что древний, как Рим, так и остальной мир завоевала та цивилизация, которая обладала колоссальной экономикой, социальном укладом, боевой машиной имеющей на тот период современное вооружение и превосходящего в нём покорённые народы, так и в военном искусстве - тактике, стратегии полководцев и храбрости, стойкости рядовых солдат...

А теперь вернёмся к главной теме - военный поход русов в Европу. Статья основана на трудах Бушкова А.А. "Призрак Золотой Орды" Хотя можно было воспользоваться работами и других авторитетных авторов, но смысл от этого не меняется.

***

Вторжение «тартар» в Европу в 1241 г. таит в себе множество загадок, несообразностей, темных мест и, наконец, откровенных нелепостей – но это опять таки только в том случае, если придерживаться классической версии об «орде диких кочевников». Ниже мы убедимся, что существует и другая версия, и она то (как сплошь и рядом случается, стоит только отступить от «канонической гипотезы») выглядит не в пример более логичной и лишенной противоречий…

В исторической литературе «монгольское вторжение», конечно же, именуется «завоевательным» походом. Рассмотрим, как он проходил.

В марте 1241 г. «тартары», вторгшись на территорию Польши двумя большими группами, захватили Сандомир, Вроцлав и Краков, где учинили грабежи, убийства и разрушения. После того как под Опольем были разбиты силезские отряды, оба крыла «тартар» соединились и двинулись к городку Легница, где 9 апреля им преградил дорогу с десятитысячной армией Генрих II Набожный, герцог силезский, малопольский и великопольский. Завязалась битва, в которой поляки понесли сокрушительное поражение.
Как раз Легницкая битва и сопровождается загадками.

Прежде всего, именно там «тартары» применили какие то загадочные «дымопускательные орудия». Именно дымопускательные. Летописцы твердят об этом с редким единодушием. Современный польский историк Зыгмунт Рыневич, недавно выпустивший интереснейшую книгу с описанием около 800 битв и сражений всех времен, назвал это «боевыми дымами», которые и вызвали замешательство в рядах поляков, переросшее в паническое бегство…

Что это был за дым, подробно описывает А.И. Лызлов, пользовавшийся материалами польских историков XVI в:
«И когда узрели «тартарина», выбежавшего со знаменем – а знамя это имело вид „X“, и на верху его была голова с длинной бородою трясущейся, поганый и смрадный дым из уст пускавшей на поляков – все изумились и ужаснулись, и кинулись бежать кто куда мог, и так побеждены были».

Есть ещё одна, более правдоподобная версия возникновения паники. По ней, затесавшиеся в боевые порядки поляков коварные «тартары» вдруг начали вопить во всю глотку что то вроде: «Все пропало, мы разбиты, бежим!» И польские ряды рассыпались…

Вот это как раз – более правдоподобно. История средневековья (и Западной Европы, и Восточной) прямо таки пестрит подобными примерами, когда из за панических воплей какого нибудь малодушного труса целые рати кидались врассыпную, хотя обстановка складывалась вроде бы в их пользу…

Однако автоматически возникает неувязочка… Вы не забыли, что с поляками воевали «дикие монголы»? «Безбожные моавитяне», обликом и языком ничуть не схожие с поляками?

Представьте себе осень 1941 г. Красноармейцы держат оборону, внезапно среди них появляется личность в вермахтовском мундире со всеми регалиями и, метаясь меж стреляющими, вопит истошным голосом на ломаном русском:
«Тофарищи! Ми, большевики, есть распит! Бьежим!»

Как по вашему, найдется идиот, который ему поверит и примет за своего и пустится наутек? Да нет, конечно. Хрястнут прикладом по башке, и вся недолга…

Однако под Легницей, если верить официальной истории, имело место что то чертовски схожее…
Так не бывает. Чтобы поляки приняли «тартар» за своих, поверили им и разбежались,«тартары» непременно должны отвечать трем условиям:

1. Не отличаться от поляков обликом.
2. Не отличаться от поляков одеждой, доспехами и оружием.
3. Владеть польским достаточно хорошо, чтобы быть принятыми за своих.

«Дикие монголы» из Центральной Азии, равно как и среднеазиатские тюрки подчеркнуто восточного облика не отвечают ни одному из этих требований. Зато все три условия соблюдены, если поляки сражаются с… РУССКИМИ!

В этом случае нет никаких несообразностей. Русские не отличаются от поляков ни лицом, ни одеждой, ни доспехами (обратите внимание на портрет польского короля Болеслава Кривоустого, жившего незадолго до описываемых событий, и сами определите, легко ли спутать его, не зная заранее, кто здесь нарисован, с русским витязем?). А русский и польский языки в те времена – очень близки, точнее сказать полностью схож.


Выводы делайте сами.

Интересно, что на западноевропейской миниатюре «Смерть Чингисхана» падающий из седла Чингисхан изображен в шлеме, крайне напоминающем шлем Болеслава,– именно тогда носили такие и в Польше, и на Руси, и по всей Европе. Кстати, практически все русские старые миниатюры изображают «татар», которых по внешнему виду и вооружению прямо таки нельзя отличить от русских дружинников…


Далее. Как свидетельствует писатель В. Чивилихин, он своими глазами в кафедральном соборе польского города Сандомира видел тридцать три огромные картины, изображающие исторические подробности нашествия орды. На каждом из полотен – новые изощренные способы умерщвления, которым подверглись здешние священники и монахи.

Есть такие картины. И есть недвусмысленные сообщения польских хроник о страшной резне, которую учинили «тартары» католическим священнослужителям. Речь идет не об убийствах, совершенных в горячке штурма (таким грешили практически все христианские народы, рассвирепевшие солдаты не делали различия меж мирянином и монахом), а об умышленной, методической резне, последовавшей после взятия города, после того, как отгремел бой…

Вам не кажется это странным? А ведь должно. Мы вдоволь наслушались о веротерпимости монголов, а также о распространившемся среди них христианстве. И вдруг они, при завоеваниях подчеркнуто уважительно относящиеся к местным религиям, учиняют среди священнослужителей жуткую резню…

Итак, поляки понесли поражение – в чем не сомневаются ни тогдашние летописцы, ни современные историки. Перед «ордой» открыта дорога на запад, в Германию. Перед ними – равнинные местности, самой природой предназначенные для успешных действий конных полчищ. Логично предположить, что «тартары» во исполнение завета Чингиза двинутся дальше.

На германские земли не идут, а поворачивают на юг, где «тартарская» конница вторгается в Чехию, Венгрию, Хорватию и Далмацию. Вплоть до конца 1242 г., не считаясь с потерями, «тартары» прорываются к Адриатическому морю, и в конце концов выходят на его берега. Они проходят по Чехии почти без боев, не особенно долго задерживаются в Венгрии. «Тартарская» конница рвется к Адриатике.

А что она там забыла? Почему, вместо того, чтобы вольготно рассыпаться лавой на германских равнинах, «тартары» с упорством недоумков стремятся в горные районы, где конница сразу оказывается в проигрышном положении. Вместо того, чтобы вволю грабить большие и богатые германские города, «тартары» идут в гораздо более скудные земли… Зачем то проходят сотни километров вдоль морского берега – от Рагузы Дубровника до Каттаро.

И вновь в который раз перед нами – совершенно не свойственное орде грабителей степняков поведение.

Мало того, поход в европейские страны не носит никаких признаков завоевательного. Трофеи, конечно, берут, но нигде – ни в Польше, ни в Чехии, ни в Венгрии, ни в Хорватии, ни в Далмации – «тартары» не делают попыток как то подчинить себе страну. Они никого не облагают данью, не заботятся о том, чтобы посадить свою администрацию, никого не приводят к вассальной присяге. Завоеванием тут и не пахнет – перед нами чисто военный поход, имеющий перед собой какую то конкретную цель. Какую?

Об этом – чуть погодя. Вернемся к Польше и Венгрии.

В своей книге «Империя» Носовский и Фоменко приводят рисунок гробницы Генриха II Набожного, убитого на Легницком поле. Надпись такова: «Фигура тартарина» под ногами Генриха II, герцога Силезии, Кракова и Польши, помещенная на могиле в Бреслау этого князя, убитого в битве с «тартарами» при Лигнице 9 апреля 1241 г.»


Оставим в стороне вопрос композиции – поскольку не герцог убил «тартарина», а «тартары» герцога, изображению следовало бы быть несколько иным… Но в данный момент это несущественно.

Присмотритесь к попираемому благородной герцогской стопой «тартарину».

Совершенно русское лицо, русский кафтан, русская окладистая борода, русская шапка, какую впоследствии носили стрельцы. В руках у «тартарина» – не кривая и узкая среднеазиатская сабля, а русское оружие под названием «елмань».

Сабли этого типа, видоизменяясь, долго состояли на вооружении русской кавалерии, даже во времена Павла I.

Кроме того, схожее оружие использовалось немцами и итальянцами (тесак типа «фальчионе», изготовлявшийся в Брешии в XVI в.)

Так с кем же сражались поляки на Легницком поле?

Венгрия. По свидетельствам историков, во время своего пребывания там «дикие тартары» распространяли… поддельные грамоты, написанные от имени венгерского короля Белы IV. Чем вносили смуту и неразбериху в ряды венгров, сбитых с толку противоречащими друг другу распоряжениями – теми, что исходили от короля, и теми, что были делом рук «тартарских» фальсификаторов.

Поистине, «дикари из Центральной Азии» проявляют какую то фантастическую способность во мгновение ока овладевать самыми разными искусствами. Пришли в Пекин – «переняли» у китайцев стенобитные машины и понаделали себе военных кораблей.

Пришли в Польшу – смогли в два счета «прикинуться» поляками и без акцента изъясняться на польском языке. Пришли в Венгрию – с ходу научились фабриковать поддельные королевские грамоты, которые тамошние жители не могли отличить от настоящих… Не многовато ли для «степных дикарей»?

Все встанет на свои места, если мы предположим, что в Европу вторглись не дикие кочевники монголы, а русское войско. Русские как раз могли заслать в польские ряды своих паникеров, по внешнему облику совершенно неотличимых от поляков. Русским гораздо проще было осуществить операцию с подложными грамотами, нежели неграмотным кочевникам.

И вновь встает вопрос: почему русские избрали столь странный маршрут – на германских рубежах повернули к югу и около года прорывались к Адриатическому морю?

Чтобы на этот вопрос ответить, нужно сначала задаться другим: а не отыщется ли в Европе того времени какого нибудь военного конфликта, в рамках которого движение русской армии, дальний военный поход к Адриатике выглядит вполне объяснимым и не вызывает ни малейшего удивления?

Представьте, найдется!

И не какой то локальный конфликт, а события, без всяких преувеличений, общеевропейского масштаба, в которые были втянуты едва ли не все тогдашние державы и монархи…

Речь идет о вражде меж римским папой Григорием Х (а после его кончины – папой Иннокентием IV) и Фридрихом II Гогенштауфеном, императором Священной римской империи германской нации и королем Сицилии (в Сицилийское королевство тогда входила и Южная Италия).

Само по себе противостояние папства и германских императоров, их многолетняя борьба – тема отдельной книги, которая наверняка получилась бы толстенной и увлекательной. В нашу задачу не входит подробно рассматривать эту тему.

Сосредоточимся на другом: если признать, что в Европу в 1241 г. вторглись не дикие монголы, а русское войско (как мы помним, в его рядах находился киевский тысяцкий Димитрий, на что прямо указывают русские летописи), стремившееся на стороне Фридриха II выступить против папы, то объяснение находится буквально всему.

И рисунку на гробнице Генриха II (изображающему самого что ни на есть типичного русского воина). И «странному» поведению поляков, поверивших «засланным казачкам» (потому и поверили, что обмануться было чертовски легко). И сандомирской резне (для православных «папежские» священники к тому времени были лютыми врагами). И мастерству «тартар» в подделке венгерских королевских грамот (хватало среди русских образованного народа).

И тому, что в Германию русские не пошли (к чему им разорять земли союзника, с которым объединяет общая цель?).

И, наконец, выходу к Адриатике. Именно оттуда проще всего было перебросить войска в Италию – морем.

Напомню, что в те времена противостояние меж папой и Фридрихом достигло наивысшего накала. Папа отлучил от церкви как императора, так и города, владетельных князей и епископов, оставшихся верными Фридриху.

Фридрих в ответ укрепился в Италии и стал методично захватывать земли вокруг Папской области. Конфликт достиг стадии, когда какое бы то ни было мирное решение уже невозможно…

Стоит заметить, что Русь давно уже поддерживала самые тесные связи с Германией. Внучка Ярослава Мудрого Евпраксия в свое время стала женой германского императора Генриха IV – того самого, что известен многолетней враждой с папой Григорием VII. Выше уже говорилось о тесной дружбе, связывавшей Всеволода Большое Гнездо, деда Александра Невского, и императора Фридриха I Барбароссу, деда Фридриха II. Одним словом, нет ничего удивительного в том, что Русь вступила в конфликт на стороне Фридриха – папство было и ее противником, а вот Фридрих Гогенштауфен, наоборот, был потомком старых друзей и союзников русских князей.

Между прочим, Польша, Чехия и Венгрия – все три страны, разгромленные и опустошенные «тартарами»,– в конфликте меж папой и Фридрихом были… твердыми сторонниками папы! Дополнительный штрих, завершающий картину.

Версия диких кочевых монгол полна вопиющих противоречий и нелогичностей – зато гипотеза о русском войске, вторгшемся в Европу, чтобы поддержать Фридриха, гораздо более логична и обоснована.

Сегодня нам, наверное, никогда уже не удастся определить, что помешало русским войскам переправиться в Италию. Что то, должно быть, не сложилось. Видимо, тщетно ожидая корабли, которые должны были перевезти их в Италию, «тартары» и дефилировали пару сот километров вдоль моря (есть упоминания, что в то же время часть «орды» появилась неподалеку от Вены, но не брала городов, а словно бы чего то ждала).

Не сложилось. Пришлось возвращаться назад, не делая ни малейших попыток установить где либо в Чехии, Польше, Венгрии свою администрацию, поскольку это с самого начала не входило в стратегические задачи военного похода, подчиненного конкретной цели…

Между прочим, и последующие события укладываются в эту версию. Если набраться смелости и признать, что вторжение крестоносцев на Русь в 1242 г.– ответ на глубокий рейд русских в Европу. Не зря нападение «псов рыцарей» носило все черты крестового похода. Папа попытался отомстить, как мог и умел.

Особо отмечу: эта версия никоим образом не меняет сложившихся исторических акцентов, т.е. не признает за крестоносцами никакой «правоты», а русских вовсе не делает «не правыми». Крестоносцы своей долголетней агрессией причинили славянам столько бед, что правыми оказаться не могут ни в какой ситуации.

Есть ли косвенные подтверждения нашей гипотезе?

Хватает. В тогдашней Европе широко было распространено убеждение, что Фридрих II… тайно сносился с «тартарами» и пытался с их помощью сокрушить папскую власть! В нашей историографии принято считать, что римские папы «измыслили ложное обвинение». А если не измышляли? Если это была чистейшая правда? Тем более что, по Нашей версии, «тартары», вернее, воины Александра Невского, вели себя так, словно в малейших деталях выполняли общий план, направленный на сокрушение папства. И слишком многое связывало Александра с Фридрихом – от «наследственной» дружбы до общего желания «свалить» мешавшего им ватиканского властелина…

Посмотрим, как развивались события после возвращения русских на родину. На Русь в 1242 г. напали крестоносцы, а против Фридриха также двинулось «крестоносное войско», которое штурмом взяло столицу город Аахен, чтобы короновать там своего императора.

Война эта не стихала еще четверть века. В конце концов четырнадцатилетний внук умершего к тому времени Фридриха Конрадин был взят в плен сторонниками папы и обезглавлен – что полностью противоречило принятым тогда рыцарским правилам ведения войны (касавшимся дворян и монархов).

Мало того – род Гогенштауфенов был истреблен полностью. В 1273 г. на императорский трон взошел австрийский герцог Рудольф Габсбург, положив начало «эре Габсбургов», столь печально закончившейся в нашем веке.
Должно быть, папа пережил – в свое время нешуточный страх, что и вызвало столь лютую ненависть к Гогенштауфенам, вырезанным под корень…

В этой связи нелишне вспомнить итальянские хроники XIII в., где прямо пишется о «тартарском» посольстве, отправленном к Фридриху, и преподнесенных императору дарах. А другие исследователи отмечают многозначительный факт: при известии о вторжении в Европу «тартар» страх охватил все державы и всех государей… кроме Фридриха! (Это и понятно: ему то чего было бояться?! Уж он то знал, кто движется, куда и зачем.) И наоборот: спешно отправленные к «тартарам» папские гонцы встретили самый нелюбезный прием.

И поневоле закрадываются определенные подозрения насчет обстоятельств смерти Александра Невского, которую тогдашняя молва объясняла отравлением. Подозревали в этом «ордынцев» – но поскольку мы знаем, что главой «ордынцев» как раз и был Невский, вряд ли стоит верить, что он отравил сам себя. А вот в тогдашней Италии отравление развилось в настоящее искусство…

Очень уж близки во времени загадочная смерть Невского и истребление Гогенштауфенов. И, если принять версию о «глубоком рейде» русской армии в Европу, направленном против папы, гораздо легче понять форменный шквал «антитартарской» пропаганды, забушевавший в Европе…

Александр Александрович Бушков. Россия, которой не было.

Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments