wowavostok (wowavostok) wrote,
wowavostok
wowavostok

Письма к дочери: хочется излить душу

Николай Ильич Трофимов

Николай Ильич Трофимов (1877-1946 гг.)

В разделе «Письма с фронта» Интернет-портала www.world-war.ru размещаем несколько писем, которые написал Трофимов Николай Ильич своей дочери Трофимовой Нине Николаевне, когда она ушла на фронт.

Трофимова Нина Николаевна родилась в Москве 28.09.1923 года. В апреле 1942 года добровольно вступила в ряды Красной Армии. Воевала в составе Зенитно-артиллерийского полка 1744. После демобилизации в 1945 году поступила в 10-й класс средней школы № 580 (пос. Рублёво) и весной 1946 года окончила школу с серебряной медалью. Ответных писем в семье, к сожалению, не сохранилось.

Москва 22.
Ст. Красная Пресня
Военный Агитпункт кв. 21
Красноармейцу Трофимовой Н.Н.

17-7-200

Кликните на письмо, чтобы его увеличить

17/VII – 42 г.
Дорогая моя доченька!

Твое письмо от 10/VII получил 14-го, т.е. накануне того дня, когда хотел ехать к Тебе. Не думай, моя милая, что забываю о Тебе. Этого никогда и ни при каких обстоятельствах не может быть. Не писал Тебе потому, что собирался повидать лично, но какой-то рок мешал этому. В последних числах июня захворал гриппом. Провалялся несколько дней, вышел на работу, но, по-видимому, еще не совсем ликвидировал болезнь. Собрался к Тебе, но опять поднялась температура, и еще пришлось поваляться дома. Поправился, чувствовал себя хорошо и собирался повидать Тебя 15-го, но 14-го вечером вновь поднялась температура, и опять пришлось засесть дома. В данный момент чувствую себя совсем хорошо, даже головные боли, которые преследовали все время, прошли. В понедельник думаю выйти на работу и на той неделе побывать у Тебя и у Величко.

Очень многие болеют у нас, все с одними и теми же симптомами – головная боль в лобной части над глазами и небольшое повышение температуры. Говорят, это какая-то особая форма гриппа, который передается от одного к другому. Тому, что говорит мама о моей болезни, не особенно верь. Она ведь всегда на все смотрит через увеличительное стекло. Мне она навезла целую кучу всяких лекарств – терпеливо пью и ем их ради ее успокоения. Когда увидишь меня, то уже по внешнему виду поймешь, что ничего страшного в моих недомоганиях, кроме старости, нет. Ну, довольно об этих скучных предметах. Поговорим о другом. Что ты стала отвыкать от меня, это вполне понятно. Ведь уже четвертый месяц щеголяешь в красноармейском одеянии. Важно не это – когда вернешься к нормальной жизни, то очень скоро и старые привычки вернуться – а важно то, что не забываешь своих стариков, думаешь и заботишься о них. Вот за это Тебе сердечное спасибо, это очень радует и утешает.

Жизнь моя, помимо того, о чем говорил выше, течет обычным порядком. Работы сейчас не так много, работаю до 4-х часов, а остальное время вожусь с разного рода домашними поделками или починками, копаюсь в огороде, где делаю агрономические опыты по увеличению урожайности картофеля, в хорошую погоду делаю небольшие экскурсии с Тузиком в лес или к реке, но рыбы не ловлю, т.к. ее в нынешний год в тех местах, где имеется доступ к реке, почти нет, все рыболовы повесили носы. Огород наш нынешний год процветает. Поглядишь на него – глаз радуется. Картофель, свекла, огурцы, помидоры, капуста – все идет великолепно. Было немного клубники, я собрал ее и хотел 15-го отвезти Тебе, но вот не пришлось. Сейчас поспевает малина. Если поеду к Тебе на следующей неделе, то постараюсь привезти, сколько соберу.

Жизнь Рублева идет своим чередом. Гуляют по аллейкам, ходят в кино, сплетничают, подглядывают друг за другом и т.д., одним словом все в порядке, как и полагается для такой дыры, как наша благословенная обитель. Аня Ворона делает карьеру служебную – в большой милости у начальства, получила должность диспетчера и хорошую квартиру на нашей улице в кирпичном доме, от нашей квартиры ближе к продовольственному магазину. Люба хозяйничает в жилотделе и, кажется, продолжает увлекаться лейтенантами. Появляться стали у нас особо почетные люди. Первый из них – доктор Мускат, который награжден орденом Красного трудового знамени.

Мама говорила мне кое-что о твоих делах. По поводу этого мне очень хотелось бы поговорить с тобой. Надеюсь, это скоро удастся. За последнее время мне все кажется почему-то, что скоро ты вернешься домой. Дай Бог, чтобы это предчувствие не обмануло меня, а пока что до свидания, моя дорогая девочка. Не беспокойся обо мне и береги себя. Ведь ты – это наша жизнь, это то, что придает ей смысл и стремление поддержать ее. Крепко целую. Не нужно ли чего-нибудь? Будь весела и здорова. Всем сердцем любящий Тебя твой старый папка.

Приготовил Тебе несколько конвертов. При первом же случае перешлю или передам лично.

Москва 22.
Ст. Красная Пресня
Военный Агитпункт кв. 21
Красноармейцу Трофимовой Н.Н.

Москва. Рублево. Набережная ул. д. 6
Трофимов Н.И.

28-7-200

Кликните на письмо, чтобы его увеличить

28/VII – 42 г.

Дорогая моя Нинуся!

Твое письмо получил сегодня. Очень жаль, что опять нам с тобой не придется повидаться, быть может, долгое время, и обидней всего, что это за чужие грехи. А я так надеялся повидать Тебя скоро в Рублеве. Ну да что же делать. Видно такова судьба, хотя она ведь иногда бывает изменчива. Как живешь? Есть ли что нового в твоей жизни? Какое впечатление у вас произвели наши успехи на западном фронте?

В нашей жизни большая неприятность – запрещено пользоваться электричеством в квартирах. Керосина нет, да если бы и был, то жечь его не в чем. Пошли в ход коптилки масляные, при свете какой и пишу это письмо. Плохо с приготовлением чая. Я нашел у себя старую бензиновую паяльную лампу, которая и спасает положение, но трудно доставать бензин, поэтому пользоваться ею приходится очень экономно. Беремся за восстановление гидростанции. Если это удастся, то опять будем с электричеством. В остальном жизнь идет по-прежнему. Начальство все также занимается главным образом самоснабжением. В столовой ИТР питает не только себя, но все свои семьи, а о своих подчиненных думает очень мало. Сарычев все также рассказывает анекдоты, Маркизов задирает нос все выше и выше, и с подчиненными уже не разговаривает, а изрекает. Понятнов, кроме своего дела, занимается хозяйственными делами на месте Костеева и, вероятно, совсем их запутает.

Огород наш процветает. Тыквы растут громадные. Начинают поспевать помидоры. Картошка идет очень хорошо, жаль только, что мало посадили – на зиму придется покупать запас, если она будет не слишком дорога.

Ну, до свидания, дорогая деточка. Не нужно ли Тебе денег или еще чего-нибудь? Пиши почаще.

Будь весела и здорова.

Крепко обнимаю Тебя.

Твой Папка.

Писал ли Тебе Табунов? Не забудь нашего уговора.

Москва 22.
Ст. Красная Пресня
Военный Агитпункт кв. 21
Красноармейцу Трофимовой Н.Н.

1-5-200

Кликните на письмо, чтобы его увеличить

1/V – 42 г.

Дорогая моя деточка!

Сегодня 1-го мая в виде дорогого праздничного подарка получил твою открыточку. Повидав обстановку, в которой ты живешь и работаешь, я почти успокоился за Тебя, а до этого был очень неспокоен, т.к. ожидал много худшего. По нынешним временам самое главное это то, что ты сыта и живешь в чистоте. Жаль, конечно, что пришлось оставить курсы, но ведь ты еще так молода, и, в свое время, успеешь наверстать потерянное. С другой стороны, служба в Красной Армии закалит Тебя, приучит к самостоятельности и дисциплине, что в дальнейшем может очень пригодиться. Что касается временной разлуки с нами, то, конечно, это тяжело и Тебе и нам, но что же делать, придется потерпеть, но только надо не поддаваться грусти, не падать духом и надеяться, что все это скоро кончится, тем более, что для такой надежды, по-видимому, имеются, большие основания.

Обо мне не беспокойся, моя дорогая, чувствую я себя неплохо, питаюсь вполне удовлетворительно, лекарства принимаю все, какие полагаются, так что наш с тобой договор исполняю честно. Сейчас подумываю использовать право пенсионера и перейти на сокращенный рабочий день месяца на два, а то и на все лето. Это, конечно, будет связано с некоторым сокращением бюджета, но ведь деньги теперь так мало стоят, что это будет почти не чувствительно с материальной стороны, со стороны же здоровья лишние два часа отдыха кое-чего стоят.

Нина Трофимова

Нина Трофимова

Только что у меня был совершенно неожиданный визит. Явилась Лидия Петровна Миронова, которая мобилизована на трудфронт, работает в Рублеве и поселена в школе. Приходила поговорить по телефону со своими и попросила дать ей тарелку, ложку и какие-нибудь рваные хотя бы перчатки, т.к. от действия с лопатой стирает себе руки до кровавых мозолей. Условия их жизни отвратительные. Помещаются в пустых классах, нет ни столов, ни скамеек, ни кроватей. Спят вповалку на голом полу (даже соломы для подстилки не дают), едят и пьют сидя на полу по восточному обычаю, но только без ковров и без подушек. Работают от 8-ми утра до 8-ми вечера без выходных дней. Работа тяжелая, особенно для людей совершенно к ней непривычных. Глядя на Миронову, я подумал, что и ты могла бы попасть в такую же милую обстановочку и что призыв твой в Красную Армию, пожалуй, даже и к лучшему.

Жизнь моя течет по-прежнему, только взгрустнется иногда, что не вижу твою мордочку и не слышу твоего щебетания. А как бы хорошо было вот в такой денек, как сегодня, побродить с тобой по лесу или по лугам возле реки. Ну, я думаю, еще доживем до этого.

Пока, до свидания, моя деточка. Береги себя и не грусти. Твердо надеюсь, что не так далек тот день, когда мы заживем по-прежнему. Не забывай своего папку. Если будет возможность отпроситься домой и заранее узнаешь об этой возможности, то постарайся уведомить меня, чтобы я мог приехать в Москву.

Будь здорова и весела. Крепко целую.

Твой Папка.

Читать все письма: http://www.world-war.ru/pisma-k-docheri-xochetsya-izlit-dushu/

Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments