wowavostok (wowavostok) wrote,
wowavostok
wowavostok

Генри форд - парадоксальный антисемит, который поддерживал мировой сионизм



В 1970-е годы компания Форд выпустила автомобиль Пинто, который был спроектирован с дефектами. Если Пинто сталкивался с другим автомобилем под определённым углом, то бензин из бензобака Пинто попадал в его пассажирский салон и воспламенялся. Те, кто находился в Пинто, сгорали заживо. Когда стали поступать сообщения об авариях, инженеры Форда нашли причину дефекта и предложили вариант исправления. Для этого требовалось вернуть на заводы сотни тысяч машин и переделать конструкцию бензобака.

Экономисты Форда, используя статистику аварий, подсчитали, сколько примерно таких катастроф произойдёт за все годы эксплуатации Пинто, и сколько людей сгорит заживо. Они подсчитали, в какую сумму обойдутся выплаты по страховкам и искам пострадавших. Они также подсчитали, что затраты на переделку всех Пинто в несколько раз превысят затраты по искам. Соответственно, Форд решил, что экономически выгоднее сжечь людей, чем переделывать автомобили, и спрятал все документы.

Поскольку Пинто продолжали гореть факелами на дорогах, судам постепенно удалось восстановить истину. Они наказали Форд огромными штрафами. Теперь в аналогичных ситуациях Форд и другие компании сравнивают убытки от переделки с убытками от потенциальных штрафов. Только резко увеличив денежную стоимость человека в счётной книге Форда, до него удалось довести мысль о ценности человеческой жизни.
Дмитрий Неведимов "РЕЛИГИЯ ДЕНЕГ".





Генри Форд — Американский антисемитизм и классовая борьба
Нэнси Рассел
15 ноября 2003 г.

Перевод данной статьи, опубликованной на английской странице МСВС 18 апреля 2001 года, воспроизводит только начальный ее раздел, где дается общая оценка связей Г. Форда с американским и международным антисемитским движением.

Нейл Болдуин, Генри Форд и евреи: конвейер ненависти [Henry Ford and the Jews: the Mass Production of Hate by Neil Baldwin]. Public Affairs. New York. 2001.

Книга Нейла Болдуина Генри Форд и евреи весьма поучительна. Она дает документальное подтверждение ведущей роли Форда в раздувании антисемитизма в США и во всем мире.

Генри Форд, названный изданием Automotive News "человеком тысячелетия", а журналом Forbes Magazine — бизнесменом столетия, продолжает оставаться американской иконой: образцом изобретательности, предприимчивости и успеха. В настоящее время масс-медиа из кожи вон лезут в попытках канонизировать семью Форда в связи со столетием основания "Форд мотор компани", самой крупной в мире промышленной корпорации, находящейся под семейным контролем.

Причиной, подвигшей Болдуина к написанию своей книги, стало нелепое, если не лицемерное, спонсирование компанией "Форд" съемок телевизионного фильма Список Шиндлера. В глазах автора книги это участие компании подчеркнуло степень, в которой значение антисемитизма Генри Форда удалось к настоящему времени затемнить.

Получившаяся в итоге книга рассматривает целый ряд вопросов: истоки взглядов Форда, степень его влияния, мошеннический характер его заступничества за евреев в 1927 году, а также долгую связь автомобильного магната с ярыми антисемитами. Автор стремится показать, что Форд так и не пришел к раскаянию и остался ответственным за публикацию и распространение ряда наиболее агрессивных антисемитских трактатов двадцатого века.

Вклад Форда в подъем антисемитизма во всем мире, согласно Болдуину, состоит в основном в его пропагандистской кампании 1920-22 годов, за которой последовал более ловкий патронаж антисемитских сил. Автор описывает, как этот промышленник истратил огромные суммы на публикацию и распространение Протоколов сионистских мудрецов и проведение двухлетней кампании по антисемитской агитации в Dearborn Independent, его личной газете, начиная с 20 мая 1920 года. Эти трактаты, собранные и опубликованные под названием Международное еврейство (The International Jew), имели широкое хождение и были переведены на ряд языков.

Воздействие его начинания было весьма значительным. В то время Генри Форд был одним из самых успешных бизнесменов мира, обладая совокупным богатством в размере, превышавшем миллиард долларов. В 1920 году он был единственным владельцем крупнейшей из когда-либо созданных на тот момент промышленных империй, контролировавшей около 60% американского автомобильного рынка. Форд обладал в то же время репутацией человека из народа и инициатора введения зарплаты в размере 5 долларов в день. Престиж автомобильного магната добавил доверия и к поддерживавшемуся им американскому антисемитизму. Болдуин указывает на то, что публикации Форда были важнейшим источником воздействия на юных сторонников нацизма в Германии.

Влияние Форда на Гитлера было зафиксировано фотографией американского промышленника, висевшей в рамке на стене кабинета Гитлера. В 1921-22 годах, когда Гитлер постепенно брал под контроль нацистскую партию, в Германии циркулировали десятки тысяч копий антисемитских трактатов Форда. В книге Майн Кампф содержатся отрывки, которые на поверку были взяты из фордовской газеты Dearborn Independent.

Вот что пишет Гитлер по поводу единственного американца, упомянутого им в собственной биографии: "Каждый год дает им (евреям) все больше и больше контроля над производителями 120-миллионной нации; лишь один великий человек, Форд, вызывает у них ненависть тем, что сохраняет полнунезависимость".

Генри форд - парадоксальный антисемит, который поддерживал мировой сионизм

Форд пришел в восторг, когда получил от Гитлера на 75-летие специальную награду, Большой крест Немецкого орла высшей степени. Это произошло 30 июля 1938 года — четыре месяца спустя после аншлюса Австрии и начала массового террора против венских евреев, — на праздничном обеде, где присутствовало свыше 1500 именитых детройтцев. Это была высшая награда Рейха, которой мог быть награжден гражданин другой страны, и немецкий консул совершил поездку в Детройт, чтобы лично повесить золотой крест со свастикой на грудь Форду.

Согласно материалам, обнаруженным Болдуином, на протяжении всей своей жизни Форд поощрял циркуляцию и перепечатку атак против евреев, хотя публично и отрицал это.

Вклад Форда в распространение антисемитизма не ограничивался печатными публикациями. Он активно работал над созданием сообщества сходных по взглядам лиц. Изначально сгруппированные вокруг Dearborn Independent, эти люди образовали ведущую силу в эволюции американского антисемитизма того периода и объединили в своих рядах множество профашистских фигур. Болдуин подробно излагает, как Форд поддерживал (идеологически и(или финансово) множество студентов-антисемитов.

Эрнест Либольд (Ernest Liebold), правая рука Форда, был пожизненным и ярым антисемитом. Он занимался всеми текущими деловыми вопросами компании между 1911 и 1927 годами. "Либольд гордился этим проектом (серией изданий под общим названием Международное еврейство) в той же мере, как и тем, что он добрался до вершины иерархии... Либольд был инициатором серии публикаций на эту тему и был антисемитом в смысле желания устранить всех евреев", — отмечает Болдуин.

Либольд руководил Госпиталем имени Генри Форда (из которого были уволены все врачи-евреи), железными дорогами Толедо и Айронтона, газетой Dearborn Independent, а также отвечал за использование наличных средств Форда, обычно составлявших 1 миллион долларов, которые были распределены по нескольким полностью подчиненным лично Форду фондам.

Серия публикаций Международное еврейство была подготовлена Уильямом Дж. Кэмероном (William J. Cameron), специально введенным для этого в редколлегию Dearborn Independent. В дальнейшем Кэмерон основал Англо-Саксонскую федерацию Америки, христианское антисемитское движение.

Некоторое время получал содержание и Борис Брасоль (Boris Brasol), молодой российский царист, бывший одной из ведущих фигур в черносотенном движении в России. Его первая статья в Dearborn Independent называлась "Большевистская угроза России". Она была опубликована в апреле 1919 года. Именно Б. Брасоль перевел Протоколы на английский язык и обратил на них внимание Форда. В 1918 году он работал в качестве информатора военной разведки США, а в 1930-е годы сделался агентом нацистов.

Двумя ведущими пронацистскими американцами 1930-х годов были приятели Форда Отец Кафлин (Father Coughlin) и Джеральд К. Смит (Gerald K. Smith), в отношении которых было распространено подозрение, что они регулярно получали от Форда финансовую помощь. Близкими друзьями Форда был также Чарльз Линдберг с семьей.

P. S. Вот сообщение из американских газет о поддержке Фордом Гитлера:



Фонд Форда, благотворительное прикрытие ЦРУ
В период с 1947 по 1966 гг. Фонд Форда сыграл ключевую роль в системе американского вмешательства в Европе, спонсируя журналы, научные программы и левые некоммунистические организации. Самая крупная благотворительная организация в мире на самом деле служила надежным щитом финансовым операциям и контактам ЦРУ. Все еще упрощалось тем, что обе организации формировались и управлялись одними и теми же людьми. Первая часть данного расследования посвящена культурному аспекту атлантического вмешательства.

Фонд Форда был создан в 1936 году Генри Фордом (Henry Ford). Будучи активным антисемитом, он опубликовал статью Международное еврейство [1]. Форд был легендарной фигурой автомобильной промышленности. Он поддержал все тоталитарные проекты XX века: до 1933 года он финансировал германских национал-социалистов, был награжден в 1938 году канцлером Гитлером большим крестом Ордена германского орла и владел большей частью капитала химического концерна «IG Fаrben», производившего газ «Циклон-Б». В 30-е гг. он также построил первые автомобильные заводы для Сталина в Горьком, а в 50-60-е гг. производил в СССР транспортные средства, предназначенные для северо-вьетнамской армии.

Но фонд начал по-настоящему развиваться лишь после смерти Генри Форда в апреле 1947 года. В распоряжение фонда переходит большая часть предприятий Форда на общую сумму в 70 миллионов долларов. Именно так фонд стал самой крупной благотворительной организацией. Как заявляет новый председатель правления Генри Форд II, «1949-1950-й гг. стали переломными в истории Фонда Форда».

Этот переломный период в истории фонда совпал с моментом, когда Соединенные Штаты становятся мировой державой первого плана. В Вашингтоне бывший посол США в СССР Джордж Кеннан (George F. Kennan) пытается убедить своих соотечественников, что коммунизм представляет большую опасность, чем нацизм в свое время. Он также считает необходимым заставить Трумэна отказаться от разоружения, сохранив военную машину Соединенных Штатов, чтобы быть в любой момент готовыми к новому столкновению.

Ему также удается убедить заместителя министра обороны Джона Макклоя (John J. McCloy) не распускать секретные службы, созданные во время Второй мировой войны, а приспособить их к новым условиям. Он разрабатывает теоретическую основу для создания сети « stay-behind », изначально состоявшую из нацистских агентов и фашистов, оставшихся за линией фронта в момент капитуляции Рейха и которых потом англичане и американцы направили на борьбу с коммунистическим влиянием в Европе.

Группе промышленников, собранных вокруг юриста Роуэна Гэйтера мл. (H. Rowan Gaither Jr) также удается предотвратить ликвидацию научно-исследовательской службы Министерства обороны, которую они приватизируют и называют «Rand Corporation» («Rand» является сокращением от Research and Development ).

Следуя логике своего времени, Кеннан создает секретную службу государственного аппарата на основе National Security Act, утвержденного Конгрессом в 1947 году. Он также создает ЦРУ, Совет национальной безопасности и Общевойсковой штаб.

Все это сопровождается планом государственного вмешательства, за который выступает Джордж Маршалл (George C. Marshall) под предлогом восстановления Европейских государств. Реализация этого плана поручается Полу Хоффману (Paul G. Hoffman).

Соединенные Штаты и СССР отныне вступают в непримиримую войну, которая ведется не на полях сражения, чего они избегают, а в политической, научной и общественных сферах. Их достижения в различных областях, такие как, например, покорение космоса, являются лишь символическими победами. Американские фонды, первым среди которых является Фонд Форда, выступают в качестве «солдат» Вашингтона в этой «холодной войне». С увеличением количества средств, полученных Фондом Форда в 1947 году, растут и его амбиции. Чтобы заново определить свои цели, совет правления решает осенью 1948 года заказать «развернутое исследование (…) у компетентных и независимых экспертов, которое послужило бы ориентиром (…) для оптимального использования в общих интересах увеличившихся средств фонда».

Руководителем комиссии, созданной в этих целях, становится Роуэн Гэйтер мл., который только что создал «Rand Corporation» благодаря банковскому поручительству, предоставленному Фондом Форда. Гэйтер во время войны руководил MIT (Massachusetts Institute of Technologies), что позволило ему сблизиться с учеными Manhattan Project [2]. По рекомендациям этой комиссии совет правления переманивает руководителя Плана Маршалла Пола Хоффмана и назначает его на пост президента Фонда Форда. Официально к своим обязанностям он приступает 1 января 1951 года. По словам журналиста Волкера Бергхэма (Volker R. Berghahm), он сыграет «самую главную роль в деятельности Фонда Форда на международной арене» [3]. Таким образом, был задан тон деятельности фонда: параллельно с сетью «stay-behind» в политической области и Планом Маршалла в экономической, Фонд Форда займется культурным звеном в системе американского вмешательства в Европе. Тем временем, несмотря на видимость того, что фонд является лишь дополнительным элементом в системе, созданной Кеннаном в 1946-1948 гг., он также становится неким тылом. В правящей элите Соединенных Штатов, под предлогом Корейской войны, отец холодной войны был заменен на посту руководителя ультраправых грозным теоретиком Полом Нитце (Paul H.Nitze). К тому же внутриполитическую жизнь страны сотрясает «охота на ведьм», возглавляет которую сенатор Джозеф Маккарти (Joseph McCarthy). Большинство фондов, созданных вскоре после войны, тратили большую часть своего бюджета на национальные программы: с 1951 по 1960 Фонд Форда, таким образом, потратил 32,6 миллионов долларов на образовательные программы, 75 миллионов – на изучение экономики и менеджмента, около 300 миллионов – на больницы и на медицинские образовательные учреждения. Но некоторые сотрудники желали направить деятельность фонда в международное русло. Первая попытка была связана с «Free Russia Fund», президентом которого естественно стал отец холодной войны генерал Джордж Кеннан. Бюджет проекта составил 200 тысяч долларов. В июле 1951 года фонд также выделяет 1,4 миллиона долларов западноберлинскому «Free University», который был основан в 1948 году, тогда как самый старый берлинский университет, расположенный в советском секторе, был «сталинизирован».

В ежегодном докладе 1951 года Генри Форд отметил необходимость «создания условий для мира». Целью данной программы должна была стать попытка уменьшить напряжение, обостренное невежеством, завистью и непониманием» и «усилить зрелость суждений и стабильность решений в США и за границей». Хоффман создает группу для продвижения идеи создания «условий для мира», в которую входят Роуэн Гэйтер (Rowan Gaither), бывший помощник Хоффмана по плану Маршалла (ECA) Мильтон Кац (Milton Katz) и Роберт Хатчинс (Robert M. Hutchins) из Чикагского университета. С 1 января 1952 года в группе участвует еще один консультант ECA Ричард Биссел мл. (Richard M. Bissell Jr.). К 15 июня 1952 года в международные программы Фонда Форда было вложено 13, 8 миллионов долларов, часть из которых пошла на финансирование национальных программ.

В марте 1952 года Ричард Биссел выпустил работу на 16 страницах под названием «Создать условия для мира», закреплявшую основные направления программы. Как говорилось в документе, цель программы заключалась в создании предпосылок, с помощью которых Западу, благодаря новому распределению военной силы, была бы предоставлена возможность вести справедливые и достойные переговоры с Востоком». Для успешного ведения переговоров необходимо было вначале «обсудить проблему разоружения», дабы вызвать «благосклонное отношение общества» к процессу. Биссел отвергает идею прямой конфронтации, но на самом деле не верит в возможность разоружения и в настоящий мир. Он скорее считает, что «американцы могут сосуществовать с русскими, не воюя с ними, несмотря на глубокие и устойчивые различия мировоззрений и интересов». Поэтому он скорее исповедует теорию, близкую к теории «мирного сосуществования», за которую выступал Хрущев после смерти Сталина в 1956 году.

Умеренность действий Биссела объясняется желанием точно соответствовать национальному уровню: он считает, что «в Соединенных Штатах в то время преобладали слишком напряженные и эмоциональные взгляды, близкие к тому, что можно назвать религиозной войной». Таким образом, он выступает против маккартизма, но советует быть осмотрительными, так как любое явное действие в деле разоружения могло бы быть плохо воспринято международным сообществом, не готовым к системе, в которой нет ни войны, ни мира. Биссел предлагает Фонду Форда публично не втягиваться в эту битву, а искать пути воплощения в реальность его идей, собирая средства для этого и контактируя со специалистами по международным отношениям. Именно в этих целях Хоффман разыскивает бывшего заместителя министра обороны Джона Макклоя (John J. McCloy), ставшего, тем временем, президентом Международного банка реконструкции и развития, впоследствии превратившегося во Всемирный Банк. Он примыкает к фонду с одним из своих коллег Шепардом Стоуном (Shepard Stone).

По словам Уолкера Бернана (Volker R. Berhahn), Фонд Форда изначально имел более дальновидные планы, чем простое развитие «противовеса маккартистскому антикоммунизму или ведение боя более ловкими средствами в рамках холодной войны. Целью фонда было создание, в условиях, когда Соединенные Штаты стали мировой державой, а общественное мнение еще не было готово к принятию будущих вызовов, общедоступной стратегии ведения демократической внешней политики, руководимой элитой Восточного берега, и обеспечение гарантий того, что элита не отступит, в случае возвращения популистской политики и политики изоляционизма».

С лета 1952 года Хоффман начинает работать с кандидатом в президенты Дуайтом Эйзенхауэром (Dwight D. Eisenhower) с расчетом на то, чтобы стать госсекретарем в новой администрации. Команда из Фонда Форда под руководством Шепарда Стоуна поспешно составляет программу кандидата в президенты от республиканцев, искусно щадя самолюбие демократов. Попытка союза не удается, и, когда Эйзенхауэр становится президентом, он назначает Джона Фостера Даллеса (John Foster Dulles) на пост госсекретаря. Его брат Ален Даллес (Allen Dulles) становится руководителем ЦРУ. Он занимает очень жесткую позицию в отношению СССР, развивая стратегию «отбрасывания» в отношении Центральной Европы. [4]. Эти назначения нанесли очередной удар по проектам Хоффмана (Hoffman), Кеннана (Kennan), Стоуна (Stone), Макклоя (McCloy) м Мильтона Каца (Milton Katz). Тем не менее, они продолжают увеличивать число контактов с либеральной интеллигенцией и специалистами по международным вопросам для того, чтобы вести более дипломатичную политику в отношении СССР. В ходе этих встреч возникла идея, что неприсоединившиеся страны могли бы стать хорошим плацдармом для пробных проектов фонда. Как следует из архивов корреспонденции между руководителями Фонда Форда, Джон Макклой в то время считал, что их работу по сложности можно было приравнять к руководству Германией и попытке создать европейское сообщество.

В итоговом отчете Макклоя и Стоуна было сказано, что совокупность переговоров, проведенных сотрудниками фонда, позволила его руководителям посчитать его «побуждающим руководителем» в деле пересмотра советско-американских отношений. В нем также говорилось, что Западная Европа должна стать ключевым регионом и что его институциональная база должна быть усилена. Фонд Форда «смог бы с пользой профинансировать создание одного или даже нескольких учреждений для изучения проблем европейского сообщества». Данный проект был назван «Программой условий для мира». В его рамках создается консультативный совет, председателем которого становится Макклой, а директором – Шепард Стоун. Одной из его целей является разработка методики, которая позволила бы «заручиться поддержкой европейских социалистов в деле поддержания международного мира». Фонд, таким образом, должен «рассмотреть идею объединения продвинутых социалистов из этих стран, имеющих авторитет в их собственных партиях, изучить проблему сосуществования, и предложить решения проблемы».

Программа, конечно, отображает личные амбиции. Программой заведует Совет по международным отношениям (CFR) [5]. Шепард Стоун становится ключевым элементом в реализации данной программы, являясь руководителем Отдела по европейским и международным делам Фонда Форда. Как бы там ни было, Фонд Форда является тем инструментом, который хочет использовать каждый министерский департамент. С 5 мая 1951 года Ганс Шпайер (Hans Speier) из «Rand Corporation» высылает меморандум Роуэну Гэйтеру (Rowan Gaither), в котором говорится, что Госдепартамент и Верховный гражданский комиссариат в Германии (HICOG) желают утаить факт оказания ими поддержки организациям Западной Германии для того, чтобы они не казались столь зависимыми от Вашингтона. Для этого они, совместно с ЦРУ, ищут окольные пути перевода денежных средств. 20 марта 1952 года Мильтон Кац распространяет среди управления фонда меморандум, в котором он напоминает об особой важности Европы с точки зрения американской дипломатии. Он считает, что Европа может быть рассмотрена «конструктивным образом лишь при условии ее членства в атлантическом сообществе». В этом контексте, следует содействовать в деле освобождения «крупных французских и итальянских профсоюзов от гнета коммунизма». После этого Кац говорит о серии проектов Фонда Форда, среди которых и «создание аналога CDE (Комитета экономического развития) континентальной Европы». Он завершает меморандум списком людей, способных подхватить деятельность фонда: Жан Моне (Jean Monnet), Оливер Франкс (Oliver Franks), Хью Гейтскелл (Hugh Gaitskell), Джэффри Краузер (Geoffrey Crowther), Роберт Марджолин (Robert Marjolin), Дирк Стиккер (Dirk Stikker) и Даг Хаммарскольд (Dag Hammarskjöld). В мае 1953 года Роуэн Гэйтер выпускает еще один меморандум, в котором он выдвигает новые принципы: фонд должен избегать «деятельности, основанной на дублировании или замене реальных действий правительства или других агентств». В конце концов, продолжает он, «одна из самых важных функций фонда (…) может заключаться в том, чтобы дополнять деятельность других структур и, в частности, помогать совершенствовать деятельность правительства». Взаимосвязь между правительством Соединенных Штатов и Фондом Форда находит здесь свой modus operandi (образ действия).

С окончанием эры маккартизма и началом эры мирного сосуществования споры в Вашингтоне утихают. Фонд Форда отныне представляется не в качестве альтернативы ЦРУ, а как его партнер. Ричард Биссел мл. к тому же покидает фонд, чтобы стать директором сети «stay-behind». В это время Фонд Форда участвует во многих крупных операциях ЦРУ.

Фонд сменяет ЦРУ в финансировании Конгресса за свободу культуры.

Он также поручает Дэвиду Лернеру (David Lerner) и самому видному деятелю Конгресса Раймону Арону (Raymond Aron) исследование, посвященное провалу договора Европейского сообщества в области обороны во Франции.

Фонд финансирует оркестр «Hungarica Philarmonica», состоящий из музыкантов, находящихся в изгнании из-за сталинского режима. ЦРУ хочет сделать из него символ свободного мира.

Он также является спонсором American Committee on United Europe (l’ACUE), фальшивкой ЦРУ, занимающейся содействием в деле строительства союзной Европы в соответствии интересам Вашингтона. ACUE возглавляет бывший руководитель секретных служб времен мировой войны, а его вице-президентом является основатель ЦРУ.

Как объясняет Гремион (Grémion) деятельность Фонда Форда в рамках Конгресса за свободу культуры становится возможной, благодаря близости сотрудников двух организаций. Как и Конгресс, Фонд Форда состоит из «либералов» (в американском понимании этого слова), то есть из левых, не принадлежащих к коммунистам. «Являясь инструментом неправительственной дипломатии, фонд имеет целью создать в области искусства благоприятный имидж американской культуры, отличающийся от массовой популярной культуры, которой ее часто уподобляют». При этом «Фонд Форда изначально позиционирует свою деятельность как благотворительную». В экономической области фонд «вписывается в реформистскую деятельность New Deal (Новый курс)», что вызывает благосклонность со стороны интеллигенции Конгресса, представленной в большинстве своем сторонниками планирования и Welfare State (Государства всеобщего благоденствия). Наконец, фонд ориентирован на развитие социальных наук: Роуэн Гейтер полагает, что однажды они позволят добиться столь же блестящих результатов в социальной области, что и инженерные науки в области технической. Фонд главным образом финансирует социальные науки, а затем уже гуманитарные и медицинские. Он в равной степени увеличивает количество университетских и академических обменов, а также создает новые образовательные учреждения. Фонд Форда является спонсором Центра европейской социологии Раймона Арона (Raymond Aron), организацию футурологов Бертрана де Жувенеля (Bertrand de Jouvenel). Его деятельность столь ненавязчива, что, судя по меморандуму, выпущенному Шепардом Стоуном после его поездки в Европу в 1954 году, Фонд Форда пользуется высоким уважением в Европе, «даже в ультралевых кругах Лейбористской партии Великобритании, германской SPD и среди многих представителей крайне левой интеллигенции во Франции». Фонд Форда испытывает взаимные чувства: Шепарда Стоуна очень привлекает высокая европейская культура, которую он противопоставляет американской популярной культуре. Он чувствует себя близким к интеллектуалам Конгресса, которые, критикуя коммунизм, «ставят на первое место личную свободу и свободное общество». Поэтому он финансирует журналы, близкие к Конгрессу, такие как Encounter, Preuves и Forum.

Читать дальше:
http://antisionizm.info/Genri-ford-paradoksalniy-antisemit-kotoriy-podderzhival-mirovoy-sionizm-682.html

Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments