February 9th, 2016

Вовик

ЯМКИ... такие узнаваемые ямки

Оригинал взят у chispa1707 в ЯМКИ... такие узнаваемые ямки
откомментирую ниже

Оригинал взят у vaduhan_08 в ЯМКИ.... странные, но узнаваемые ямки.
Глубокоуважаемый мною автор Камалов выставил такой вот пост http://bskamalov.livejournal.com/3642130.html
Мне на ум пришли странные аналогии глядя на некоторые "ямки". Я снова выставлю эти фото начала 20 го века Египта.

Old Photos of Egypt before 1920s (16).jpg
Read more...Collapse )

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
Вовик

Групповой сеанс. Зачем был разрушен древний Питер и коротко о кристаллах

Оригинал взят у digitall_angell в Групповой сеанс. Зачем был разрушен древний Питер и коротко о кристаллах
rekfjПродолжаем групповой сеанс. Предыдущая часть тут

В: А откуда люди ожидали атаку, если от своих? От тех, кого мы сегодня называем Европой?
О2: Они вообще не ожидали ниоткуда от землян. Процветающие были.
В: Люди же готовились? У них же была пробита защита, как вы говорили?
О2: У них город был закрыт куполом. Купол был построен с помощью магии, знаний. Очень мощный. На земле никто не мог его разрушить.

О4: Я почему-то вижу этот купол над городом. Я его и сейчас-то вижу, он и сейчас-то есть.
В: Давайте спросим, на сколько купол был поставлен? На сколько он был рассчитан?
О4, О3, О2, О1:Да. Он сказал, что и сейчас этот купол есть над Петербургом, но не такой сильный, как был. Как дымка. Закрыто от негативных воздействий, он просто спящий.

В: Давайте посмотрим, кто атаковал людей с космоса. Прошу дать образ атакующих.
О1, О3:Длинные головы. Черепа. Вытянутые лица. Серые, не вижу их. Вижу только аппараты летательные.
В: Серые, короче говоря, я правильно понимаю?

Read more...Collapse )

Вовик

ВАЛЕНТИН ФАЛИН: «МЫ ПОВЕДАЛИ МИРУ ТОЛЬКО ЧАСТЬ ПРАВДЫ»

Оригинал взят у graqdanin в ВАЛЕНТИН ФАЛИН: «МЫ ПОВЕДАЛИ МИРУ ТОЛЬКО ЧАСТЬ ПРАВДЫ»
В России почти год назад появился журнал «Историк» (http://xn--h1aagokeh.xn--p1ai/... Насыщенное интересной информацией, качественным осмыслением и в то же время классическим вкусом издание о российской истории. Первый номер 2016 года порадовал особенно. И не только центральной темой номера — историей русского права на протяжении веков, но и прежде всего статьями во второй части. Настоятельно рекомендую



В качестве примера приведу отрывки из блестящего интервью мэтра российской внешней политики Валентина Фалина, человека, откровенность которого стоит дорогого, поскольку подкреплена конкретными знаниями. Многое из сказанного является мало известными историческими фактами. (Пока, к сожалению, на сайте нет этого номера, поэтому переписываю цитаты самостоятельно).

Про начало Первой мировой войны
«В действительности же исходные планы войны против Сербии и её защитницы России разрабатывались Берлином и Веной годами раньше. Германская армия была приведена в полную боевую готовность ещё в марте 1914-го — за три с лишним месяца до выстрела в Сараеве».

Две ветви одной расы
«Германия и Великобритания также пытались сговориться. И тоже в ущерб России. В 1898 году, когда Россия в Гааге выступила с инициативой по ограничению гонки вооружений и пресечению милитаризации науки, британский министр по делам колоний Джозеф Чемберлен предложил немцам сплести две ветви одной расы, дабы запереть Россию в Балтийском и Чёрном морях…»

Англия и Япония
«Именно Альбион, согласно договору 1902 года, стал крёстным отцом японской агрессии против России в 1904-1905 годах. Японский флот, атаковавший Порт-Артур, выстроили на деньги американского банкира Якоба Шиффа британские корабелы. Лондон предупредил французов и немцев, что если кто-то из них поддержит Россию, то Великобритания выступит на стороне Японии».

Союзник по Антанте Черчилль
«Многое проясняет запись беседы Уинстона Черчилля с Бисмарком, внуком легендарного канцлера, датированная 20 сентября 1930 года. Иосиф Сталин хранил этот перехват советской разведки в своём рабочем шкафу до конца жизни. Передаю смысл документа. Черчилль сказал: Немцы — недоумки. Вы затеяли войну на два фронта. Если бы вы сосредоточились на разгроме России, мы позаботились бы о том, чтобы Франция вам не мешала. Если бы Париж не послушался наших советов, мы бы оставили его один на один с вами».

Границы России-1919 на карте Госдепа
«Госдепартамент США оснастил американскую делегацию, прибывшую на Парижскую мирную конференцию, географической картой, на которой были прочерчены «подновлённые» границы России. От неё отсекались Финляндия, Прибалтика, Польша, Украина, Белоруссия, Кавказ, Средняя Азия, Сибирь и Дальний Восток. Оставались Москва и Среднерусская возвышенность».

США и Гитлер
«… в ноябре 1922 года состоялся первый контакт американцев с Адольфом Гитлером. В беседе с помощником военного атташе США в Германии Смитом будущий фюрер сказал: «Не дожидайтесь, когда вам придётся сразиться с коммунистами на поле брани, поручите нам разделаться с ними». Это заявление произвело на Вашингтон сильное впечатление. С декабря 1922 года банковская группа Варбургов начала финансировать право-экстремистские движения в Веймарской республике.

В качестве опекуна к Гитлеру спецслужбы США пристроили Эрнста Ганфштенгля, сына немца и американки. <…> Прибыв в Германию он помог Гитлеру в публикации книги «Майн Кампф». Благодаря американским финансовым вливаниям нацистский листок «Фёлькишер беобахтер» превратился в общенациональный медийный рупор. Под марши, сочинённые Ганфштенглем, шагали отряды СА. Отнюдь не случайно он стал иностранным агентом пресс-атташе НСДАП и заместителем руководителя пресс-бюро в штабе Рудольфа Гесса. Ганфштенгль посредничал в налаживании контактов Гитлера с видными немецкими политиками и зарубежными деятелями. В 1937 году он тайно покинул Третий рейх».

Мюнхенский сговор
«Давно пора понять, что Мюнхенская конференция сентября 1938 года — не сработанная в спешке, а тщательно спланированная сделка. Уступить Гитлеру Судетскую область Чехословакии Лондон и Париж сговорились в 1937-м. <…> В итоге Мюнхенский сговор, в котором воплотилась линия Чемберлена искать «решение, приемлемое для всех, кроме России», ставил СССР в исключительно сложное положение».

Как Англия подставила Польшу
«Поляки выбирали между Великобританией и Германией. Наконец <…> Великобритания поспешила сообщить, что предоставляет Польше гарантии безопасности. Беку ничего не оставалось, как отклонить 26 марта требования Берлина. Через два дня после того, как 1 сентября 1939 года Германия обрушила на Польшу сокрушительный удар, Великобритания и Франция объявили Третьему рейху войну. Однако никакой реальной помощи, кроме риторики, Варшава от гарантов своей безопасности так и не получила. Как, кстати, и от США. Началась «Странная война… немецкие генералы недоумевали, почему противник не использует своей четырехкратный перевес в живой силе, подавляющее превосходство в танках и самолётах. А тем временем британский фельдмаршал Эдмунд Айронсайд давал «ценный» совет полякам обратиться за подмогой к нейтральным странам.
Показательно то, что первый английский солдат погиб 1 декабря. До этого Лондон ждал, не пойдёт ли Гитлер после победоносного окончания войны с Польшей сразу на восток».

США — «союзник» по антигитлеровской коалиции
«В начале 1940 года Франклин Рузвельт решал, не отозвать ли дипломатическое признание Соединёнными Штатами СССР. Вашингтон даже установил контакт с жившим на территории США Александром Керенским на предмет формирования российского правительства в изгнании. В феврале-марте 1940-го эмиссар Рузвельта Самнел Уэллес объехал Европу по маршруту Рим — Берлин — Париж — Лондон — Рим, убеждая лидеров европейских государств прекратить «семейную ссору» и сплотиться против угроз, навлекаемых на западную цивилизацию советскими «варварами». Затея Вашингтона, как и намерение Лондона высадить на севере Финляндии экспедиционный корпус, провалилась…
А переговоры с Керенским о создании правительства возобновились в 1941-м, когда началась Великая Отечественная война. Вашингтон исходил из того, что гитлеровской Германии потребуется от полутора до трёх месяцев, чтобы разгромить Советский Союз». Замечу, что уже в январе 1941 года хозяин Белого дома знал о подготовке операции «Барбаросса».

Правда и полуправда
«Ещё в 1968-м вместе с замминистра иностранных дел Игорем Земсковым мы предлагали огласить секретные протоколы к советско-германским договорам 1939 года. Это предложение, как и повторная наша инициатива на сей счёт 1978 года, не нашло поддержки. Не были опубликованы свидетельства теснейшего сотрудничества правителей прибалтийских республик с руководством Третьего рейха, как и не были разоблаченыпреступления пособников нацизма в отношении военнопленных, коммунистов, евреев на оккупированных территориях Белоруссии, Новгородской, Псковской и Ленинградской областей.
В итоге мы поведали миру только часть правды. Получилось самое худшее полуправда».

Источник: http://geopolitics.club/archives/331
Отсюда:  http://cont.ws/post/192154









Вовик

Москва на старых фотографиях. Часть 52.

Оригинал взят у solma2010 в Москва на старых фотографиях. Часть 52.
Оригинал взят у sontucio в Москва на старых фотографиях. Часть 52.
Все фотографии предоставлены Финским Роботом finskirobot

1072.
Москва. Казанский вокзал до перестройки.
продолжениеCollapse )

Вовик

Девятнадцать дней ...

Оригинал взят у zergulio в Девятнадцать дней ...
Ветеран танковой дивизии нашел свой собственный танк, на котором он прошел всю войну. Трудно даже пр. Факты из жизни

Однажды мой отец высказал пронзительную и страшную мысль:

"В главном параде в честь Дня Победы 24 июня 1945 года участвовало десять тысяч солдат и офицеров армий и фронтов. Прохождение парадных "коробок" войск продолжалось тридцать минут. И знаешь, о чем я подумал? За четыре года войны потери нашей армии составили почти девять миллионов убитых. И каждый из них, отдавших Победе самое драгоценное - жизнь! - достоин того, чтобы пройти в том парадном строю по Красной площади. Так вот, если всех погибших поставить в парадный строй, то эти "коробки" шли бы через Красную площадь девятнадцать суток…" И я вдруг, как наяву, представил этот парад.

Парадные "коробки" двадцать на десять.

Сто двадцать шагов в минуту.

В обмотках и сапогах, шинелях, "комбезах" и телогрейках, в пилотках, ушанках, "буденовках", касках, бескозырках, фуражках.

И девятнадцать дней и ночей через Красную площадь шел бы этот непрерывный поток павших батальонов, полков, дивизий. Парад героев, парад победителей.

Задумайтесь!

Девятнадцать дней!..



[минута молчания ... ]


Вовик

КАК ИЗГОТОВЛЯЛИСЬ ФАЛЬШИВЫЕ «ИСТОРИЧЕСКИЕ ДОКУМЕНТЫ»


В «Гласности « № 6 за 2010 опубликован материал «Выявлены исполнители фальшивок из советской истории». В нём сообщается, что в начале 90-х годов была создана группа специалистов высокого ранга по подделке архивных документов, касающихся важных событий советского периода.

К В.И.Илюхину обратился в конфиденциальном порядке с устным заявлением о своём личном участии в фабрикации подложного «письма Берии» № 794\Б («Катынское дело») один из главных изготовителей этой фальшивки. Группа работала в структуре службы безопасность Ельцина, она размещалась в бывших дачах работников ЦК в посёлке Нагорное.




Ею была изготовлена, в частности, записка Берии в Политбюро ЦК ВКП/б/ от марта 1940 года, в которой предлагалось расстрелять более 20 тысяч польских военнопленных. При этом он продемонстрировал механизм подделки подписей Берии, Сталина. Группой была также изготовлена фальшивая записка Шелепина на имя Хрущёва от 3 марта 1959 года. (Её пустили в оборот только после смерти Александра Николаевича). В таком же ключе работали сотрудники 6-го института Генштаба РФ.

В итоге этой деятельности в архивы вброшены сотни фальшивых исторических документов и ещё столько же фальсифицированы путём внесения в них искажённых сведений, а также подделки подписей. Заявитель представил бланки 40-х годов, поддельные оттиски штампов и печатей. Сказал, что у него вызывает иронию представление людям «только что рассекреченных» архивных материалов, к которым, как он знает, приложили руку люди из названной группы.

Виктор Иванович Илюхин опубликовал позже в «Правде» полученные чистые бланки ЦК с подписями Сталина и других членов политбюро.
Я вспомнил об этом материале после очередной гадости руководства Госархива — по отношению к героям-панфиловцам. Главного военного прокурора, на которого ссылаются, давно нет в живых, экспертизы «документа» не проводилось. Негодяи!

Юрий Изюмов



Фальшивые исторические документы: кто за ними стоит?

«Клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог ее дал» (Пушкин А.С. Собр. соч.: В 10 т. М., 1992. Т. 10. С. 310)

«Манкурт не знал, кто он, откуда родом-племенем, не ведал своего имени, не помнил детства, отца и матери — одним словом, манкурт не осознавал себя человеческим существом. Лишенный понимания собственного Я, манкурт с хозяйственной точки зрения обладал целым рядом преимуществ. Он был равнозначен бессловесной твари и потому абсолютно покорен и безопасен… Повеление хозяина для манкурта было превыше всего» (Чингиз Айтматов. Буранный полустанок (И дольше века длится день). М., 1981 С. 106-107)
Общество в России больно. И диагноз этой болезни – анабиоз. Видимо, за последние десятилетия над исторической памятью нашего народа осуществлялись столь чудовищные эксперименты, что у выжившего поколения сломался защитный психологический механизм и по этому сегодня легко забыть то, что было еще вчера…

Для манипуляции массовым сознанием в России развернута тотальная фальсификация исторических источников, одним из ярких примеров которой является т.н. «Указа­ние Ленина от 1 мая 1919 года за № 13666/2» о «борьбе с попами и религией».

На международной конференции «Христианство на пороге нового тысячелетия», организованной в июне 2000 г. совместно Институтом всеобщей истории РАН, Министерством культуры РФ и Московской Патриархией, журналист В.М. Марков сообщил о своей публикации 1999 г. в журнале «Наш современник» с комментариями священника о. Димитрия Дудко, где впервые упоминалось «Указание ВЦИК и Совнаркома» за подписями председателя ВЦИК М.И. Калинина и председателя СНК В.И. Ленина от 1 мая 1919 г. за № 13666/2, адресованном председателю ВЧК Ф.Э. Дзержинскому со ссылкой на некое таинственное «решение ВЦИК и СНК».

Этим решением Дзержинскому «указывалось» на необходимость «как можно быстрее покончить с попами и религией. Попов надлежало арестовывать как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше. Церкви подлежат закрытию. Помещения храмов опечатывать и превращать в склады» (см. фото). Именно это т.н. «указание» чаще всего используется в наши дни как доказательство «кровожадности» и «свирепости» большевиков в первые годы советской власти.




Сразу отметим, что в практике партийно-государственного делопроизводства не существовало доку­ментов с названием «Указание». ВЦИК и Совнарком не издали ни одного документа с таким названием за всю свою деятельность. Существовали только постанов­ления и декреты за подписями глав этих органов (см. сборники «Декреты советской власти»), при этом по­рядковых номеров таким документам не присваивалось. Однако во всех сомнительных публикациях «указанию» присвоен порядковый номер 13666/2, что подразумевает наличие многих тысяч «указаний» в государственном делопроизводстве. Ни один из подобных документов не известен историкам, не выявлен в архивах, никогда не публиковался. Разумеется, подобный номер выдуман фальсифи­каторами для того, чтобы иметь возможность ввести в него апокалиптическое «число зверя», придать бумаге ярко выраженный мистический характер и связать его с «сатанинской» стихией российского большевизма. В данном случае расчет делался не на интеллектуалов, а на массовое сознание. «Три ше­стерки» в «ленинском документе» должны были бить по восприятию простого верующего человека. Не случаен и выбор даты — 1 Мая, День международной солидарности трудящихся.

За всю свою партийно-государственную деятель­ность Ленин не подписал ни одного документа с на­званием «Указание» — ни с тремя шестерками, ни без! Не существовало никакого антирелигиозного доку­мента Ленина от 1 мая 1919 г. и под другим назва­нием (постановления, записки, телеграммы, декрета и проч.). В Российском государственном архиве со­циально-политической истории (РГАСПИ) хранится фонд документов Ленина, в него включались все ле­нинские документы. Ныне все документы ленинского фонда рассекречены и доступны для исследователей, так как государственных тайн в них не содержится. «Указание Ленина от 1 мая 1919 года» в РГАСПИ от­сутствует.

Директор РГАСПИ К.М. Андерсон 2 июня 2003 г. со­общил М.А. Высоцкому в ответ на его запрос о пре­словутом «Указании Ленина от 1 мая 1919 г.», встре­тившемся ему в сочинении Г. Назарова, следующее:

«В фондах В. И. Ленина, М. И. Калинина и других совет­ских государственных деятелей документов секретного и ограниченного доступа нет. Сообщаем также, что интересующий Вас текст распоряжения председателя ВЦИК Калинина и председателя СНК Ленина предсе­дателю ВЧК Дзержинскому от 1 мая 1919 г. в РГАСПИ не обнаружен. Одновременно сообщаем, что автор присланной Вами статьи Герман Назаров в читальном зале архива не работал и никаких документов, следова­тельно, не получал».
Все документы Ленина в РГАСПИ каталогизи­рованы строго по датам. Среди бумаг, относящихся к 1 мая 1919 г., нет антирелигиозных — это несколько подписанных Лениным постановлений заседавшего в этот день Малого СНК, которые касаются мелких хозяйственных вопросов (РГАСПИ. Ф. 2 (фонд В. И. Ленина). Oп. 1. Д. 9537. Про­токол № 243 заседания Малого СНК 1 мая 1919 г.), а также несколько резолюций на входящих телеграммах (Ленин В. И. Биографическая хроника. М., 1977. Т. 7. С. 149, 150).

Отсутствует «Указание Ленина от 1 мая 1919 года» и в Государственном архиве РФ, где хранятся фонды СНК и ВЦИК. Отрицают наличие этого «доку­мента» в своих официальных письмах Центральный архив ФСБ и Архив Президента РФ. Таким обра­зом, «Указание Ленина от 1 мая 1919 года» отсутствует во всех профильных по этой тематике государствен­ных и ведомственных архивах России. Равным обра­зом не существовало никакого секретного «решения ВЦИК и СНК» 1917-1919 гг. о необходимости «как можно быстрее покончить с попами и религией», во исполнение которого «Указание Ленина от 1 мая 1919 года» будто бы было выпущено. Не существует никаких «инструкций ВЧК-ОГПУ-НКВД» со ссыл­ками на это «указание» (якобы отмененных вместе с «указанием» в 1939 г.), нет никаких документов о его исполнении.

Более того, содержание мнимого «Указания» про­тиворечит фактической стороне истории церковно-государственных отношений 1918 — начала 1920-х гг. При фабрикации «документа» проявилось грубое историческое невежество фальсификаторов. Доку­менты СНК РСФСР свидетельствуют, что в 1919-м, и в 1920 г., и в начале 1920-х гг. по распоряжению Наркомата юстиции РСФСР отдельные храмы неод­нократно передавались в распоряжение общин веру­ющих, а решения местных властей об их произволь­ном закрытии отменялись. Подобная практика, при действии «указания Ленина от 1 мая 1919 года» или аналогичного ему документа, была бы совершенно не­возможна. VIII отдел Наркомюста 23 апреля 1919 г. сообщил Управлению делами СНК, что

«если желез­нодорожная церковь при станции Курска представля­ет отдельное здание, то препятствий к передаче ее в рас­поряжение групп верующих не имеется».
Разъяснение Наркомюста представляет собой от­вет на адресованное Ленину прошение общего собра­ния железнодорожных рабочих Курска, «решительно протестующих против закрытия церкви» (Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 130. Oп. 1. Д. 208. Л. 10, 11). Власти в данном случае не могли не посчитаться с настроения­ми среди «господствующего класса», пусть, с их точки зрения, отсталыми.

В начале ноября 1919 г. в СНК поступило ходатайство верующих Троице-Сергиевой Лавры о неправомерном закрытии на территории Лав­ры ряда храмов. Оно было принято к рассмотрению, и Управляющий делами СНК В.Д. Бонч-Бруевич пред­писал VIII отделу НКЮ «расследовать обстоятельства и сообщить мне для доклада Председателю СНК».

«Необходимо получить точные сведения,- писал он далее,- почему эти церкви были закрыты. Декрет об отделении Церкви от государства не предусматривает этого обстоятельства — вмешательства местных властей в религиозные права граждан» (Там же. Л. 17).
Конечно, известна трагическая судьба самой Лавры, закры­той властью спустя несколько лет. Но нельзя не заме­тить, что в 1919 г. власть продемонстрировала свою «веротерпимость» и даже шла навстречу верующим в вопросе отмены закрытия хра­мов. Отсюда призыв Бонч-Бруевича «расследовать», сообщить «точные сведения» для его доклада Ленину, его ссылка на «Декрет», отповедь местным властям.

Инициаторами гонений на Церковь в указанное время чаще всего ста­новились не только и не столько карательные орга­ны (местные ЧК), но различного рода местные советы, исполкомы, президиумы, земельные комитеты, ревкомы. В архивах немало ярких примеров подобного рода. Монахини Коломенского женского монастыря по­сле Октября 1917 г. получили возможность жить в виде женской трудовой коммуны, но она просущество­вала недолго. В августе 1919 г. Коломенский гори­сполком произвел обыск-разграбление в монастыре, за­печатал его помещения. Монахини 19 августа направи­ли коллективное письмо Ленину:

«Все почти монахини крестьянского сословия, живущие своим трудом — ру­коделием. Зачем же их обирать и стеснять? Вы пишете, что рабоче-крестьянское правительство не вмешивает­ся в дела веры, но верующим жить не даете. Просим возвратить все взятое в нашем монастыре».
Монахини заметили, что в монастыре продолжаются обыски и все имущество продолжают расхищать и вывозить. Письмо попало к Бонч-Бруевичу, который написал на бумаге кратко и выразительно: «В архив» (Там же. Оп. 3. Д. 210. Л. 37).

3 сентября 1919 г. около 400 сестер Серафимо-Дивеевского женского монастыря отправили жалобу на имя Бонч-Бруевича. Нижегородский губернский земельный отдел отнял у общины из 1600 человек всю монастырскую землю (91 дес.), вспаханную се­страми, за отсутствием конфискованного ранее скота, «на себе», т.е. запрягаясь вместо лошадей (Там же. Л. 59). Ре­акции от Бонч-Бруевича не последовало никакой. Позд­нее и сестер из монастыря выкинули, и он был закрыт в 1927 г.

По отношению к православному духовенству по­литика большевистской власти не была направлена на его тотальное физическое уничтожение, как пыта­ются внушить обществу авторы фальшивки – т.н. «Указа­ния Ленина от 1 мая 1919 года за № 13666/2». В 1920-х гг. превалировала тактика раскола Церкви изнутри с це­лью разрушения ее канонических структур. Для этого использовались группы лояльных к власти представи­телей духовенства, которые становились объектами манипуляций. Подобные задачи и в 1930-е гг. вы­полнялись силами ВЧК-ОГПУ-НКВД, что было бы совершенно невозможно, если бы перед ними стояла задача «повсеместного» уничтожения духовенства.

Глава советских карательных органов Дзержин­ский, на имя которого Ленин якобы отправил злове­щее «указание», писал своему заместителю М. Я. Ла­цису 9 апреля 1921 г.:

«Мое мнение — церковь раз­валивается, этому надо помочь, но никоим образом не возрождать в обновленческой форме. Поэтому церковную политику развала должна вести ВЧК, не кто-либо другой» (РГАСПИ. Ф. 76. Оп. 3. Д. 196. Л. 3-3 об.).
Дзержинский не раз демон­стрировал гибкость в методах борьбы с Церковью. 11 марта 1921 г. он издал циркуляр о порядке ликви­дации Московского объединенного совета религиоз­ных общин и групп за якобы «контрреволюционную деятельность». При этом он ориентировал чекистов на борьбу с теми религиозными обществами, которые

«под флагом религии открыто ведут агитацию, способствующую развалу Красной армии, против ис­пользования продовольственных разверсток и тому подобного».
И вместе с тем предписывал работникам ЧК:

«К общинам, не приносящим вреда пролетариа­ту, должно проявлять отношение самое осторожное, стараясь не раздражать религиозные объединения, не руководимые каким-либо контрреволюционным цен­тром, каким оказался Московский объединенный со­вет. При проведении циркуляра строго воздерживай­тесь от каких-либо мероприятий, могущих возбудить нарекания на агентов нашей власти в смысле… стесне­ния чисто религиозной свободы» (Ф. Э. Дзержинский — председатель ВЧК-ОГПУ. 1917- 1926: Сб. документов. М., 2007. С. 266, 267).
Этот реальный источник противоречит утверждению об ориентации ВЧК на «повсеместное» уничтожение духовенства.

Таким образом, даже если отвлечься от архивных и делопроизводственных деталей, доказывающих под­ложность т.н. «указания Ленина от 1 мая 1919 года», подобный документ вообще не мог по­явиться на свет, так как он не вписывается в реальную картину церковно-государственных отношений в 1918-1923 гг. Нормативные акты, которыми обосновывались гонения на Церковь, преследования и ограничения в правах верующих, хо­рошо известны в историографии: Декрет об отделении церкви от государства и школы от Церкви от 20 января 1918 г., лишавший Церковь права собственности и юридического лица, и майское 1918 г. решение о создании «ликвидационного» отдела Наркомюста; ин­струкция Наркомюста от 30 августа 1918 г., лишав­шая Церковь прав миссионерской, благотворительной и культурно-просветительской деятельности (даль­нейшие документы воспроизводили эти положения).

Помимо перечисленных нормативных актов не следует забывать, что в марте 1919 г. на VIII съезде РКП (б) была принята Программа партии, с пунктом 13-м:

«избегать всякого оскорбления чувств верующих, ве­дущего лишь к закреплению религиозного фанатиз­ма» (КПСС в резолюциях и решениях съездов, конферен­ций и пленумов ЦК. Т. 2. М., 1983. С. 83).
Итак, анализом источников устанавливается, что «указания Ленина от 1 мая 1919 года» о борьбе с по­пами и религией не существовало, а приводимый в разных изданиях его текст является грубой фальшив­кой.

Напомним, что 26.05.2010 г. Илюхин проинформировал, что 25 мая 2010 г. к нему на приём пришел один из участников спецгруппы по изготовлению и подделке архивныхдокументов, в т.ч. по «Катынскому делу».






По его признанию,

«в начале 1990-х годов была создана группа их специалистов высокого ранга по подделке архивных документов, касающихся важных событий советского периода. Эта группа работала в структуре службы безопасности российского президента Ельцина. Территориально она размещалась в помещениях бывших дач работников ЦК КПСС в пос. Нагорный (Воробьевы горы, ул. Косыгина, в/ч 54799-Т ФСО). По его словам, в Нагорный доставлялся необходимый заказ, текст для документа, который следовало изготовить, или текст, чтобы внести его в существующий архивный документ, изготовить под текстом или на тексте подпись того или иного должностного лица. Доступ к архивным материалам у них был свободен. Многие документы привозились в пос. Нагорный без всякого учета и контроля за их движением. Их получение не фиксировалось какими-либо расписками и обязательствами по хранению. Группа проработала в пос. Нагорный до 1996 г., а потом была перемещена в населенный пункт Заречье.

По его информации, над смысловым содержанием проектов текстов работала группа лиц, в которую якобы входил бывший руководитель Росархива Р. Г. Пихоя. Названа также фамилия первого заместителя руководителя службы безопасности президента Г. Рогозина. Ему известно, что с архивными документами в таком же ключе работали сотрудники 6-го института (Молчанов) Генштаба ВС РФ. Он, в частности, сообщил, что ими была изготовлена записка Л. Берии в Политбюро ВКП (б) № 794/Б от марта 1940 года, в которой предлагалось расстрелять более 20 тысяч польских военнопленных. Он утверждает, что в российские архивы за этот период были вброшены сотни фальшивых исторических документов и еще столько же были сфальсифицированы путем внесения в них искаженных сведений, а так же путем подделки подписей. В подтверждение сказанного собеседник представил ряд бланков 40-х годов прошлого века, а также поддельные оттиски штампов, подписей и т.д. (см. фото). Одновременно заявил, что у него частенько вызывает иронию представление общественности тех или иных архивных документов как достоверных, хотя к их фальсификации «приложила» руку названная группа людей».
Достоверность этого сенсационного разоблачения массовой фальсификации при Ельцине исторических источников хорошо подтверждает история «Катынского дела». Речь идет о знаменитых документах из пакета № 1, который десятилетиями хранился в закрытом архиве Политбюро ЦК КПСС на правах особой важности. В сентябре 1992 г., как сообщил нынешний глава Росархива Андрей Артизов, комиссия по ознакомлению с документами архива президента РФ вскрыла этот пакет на плановом заседании. «В октябре 1990 г., по поручению президента РФ Ельцина, копии этих документов были переданы президенту, тогдашнему президенту республики Польша Валенсе, и, естественно, они опубликованы и в Польше», — пояснил глава Росархива.


Для справки:
Ельцин был избран Президентом РФ 12 июня 1991 г. А в июле 1992 г. в Архиве Президента РФ тогдашний руководитель президентской администрации Ю.В. Петров, советник Президента Д. А. Волкогонов, главный архивист Р. Г. Пихоя и директор архива А. В. Короткое просматривали его совершенно секретные материалы. 24 сентября они вскрыли «особый пакет № 1». Как рассказал Короткое,

«документы оказались настолько серьезными, что их доложили Борису Николаевичу Ельцину. Реакция Президента была быстрой: он немедленно распорядился, чтобы Рудольф Пихоя как главный государственный архивист России вылетел в Варшаву и передал эти потрясающие документы президенту Валенсе. Затем мы передали копии в Конституционный суд, Генеральную прокуратуру и общественности» (И. С. Яжборовская, А. Ю. Яблоков, В. С. Парсаданова. Катынский синдром в советско-польских отношениях, М. РОСПЭН, 2001 г. С. 386).
Как известно, передача этих копий (!) в Конституционный Суд РФ, рассматривавший тогда «дело о запрете КПСС», обернулась для ельцинских сторонников полным конфузом…

Между тем, существует еще одна версия обнародования Ельциным «Катынского дела», изложенная в мемуарах главного «прораба перестройки» А. Н. Яковлева:

«в декабре 1991 года Горбачев в моем присутствии передал Ельцину пакет со всеми документами по Катыни. Когда конверт был вскрыт, там оказались записки Шелепина, Серова и материалы о расстреле польских военнослужащих и гражданских лиц, особенно из интеллигенции (более 22 тысяч человек). Я до сих пор не понимаю, какой был смысл держать все эти документы в тайне….». Получается, что «Катынское дело» было «найдено» либо в декабре 1991 г. (по версии Яковлева), либо в сентябре 1992 г. (по официальной версии).

Нужно принять во внимание, что на обложке пакета, фото которого вывешено на сайте Росархива, обозначен не только список того, что внутри, но и дата – 24 декабря 1991 г. с припиской сверху «Архив VI сектора О. о ЦК КПСС Без разрешения руководителя аппарата Президента С… пакет не вскрывать».
Как известно, Горбачев официально объявил о своей отставке 25 декабря 1991 г. Соответственно, 24 декабря 1991 г., за день до «передачи дел», документы из «Особой папки» в одном пакетебыли переданы Горбачевым Ельцину, о чем упоминает Яковлев. А В. И. Болдин написал в своих мемуарах, что в 1989 г. «Катынское дело» представляло из себя не один толстый, а два тонких закрытых пакета, причем внутри обоих закрытых пакетов по Катыни в 1989 г. находилось всего лишь «несколько страничек» с текстом.(Болдин В.И. Крушение пьедестала. М., «Республика». С. 257).18.04. 1989 г. В. Галкин получил от В. И. Болдина «Катынское дело» и в одном пакете сдал в VI сектор О. о ЦК КПСС (см. фото). Официально подтвердил факт своего личного ознакомления в апреле 1989 г. с документами из «Катынского дела» и б. Генсек ЦК КПСС М.С. Горбачев. Причем, Горбачев, также как и В.И. Болдин, утверждает, что в апреле 1989 г. закрытых «катынских папок» было две, а не одна, уточняя при этом: «…Но в обоих была документация, подтверждающая версию комиссии академика Бурденко. Это был набор разрозненных материалов, и все под ту версию» (Горбачев М.С. Жизнь и реформа. М., РИА «Новости», 1995. Кн. 2. С. 346).

Для справки:
согласно официальной советской версии, обнародованной в 1944 г., польские военнослужащие были расстреляны немецкими оккупационными войсками под Смоленском в 1941 г. Этот вывод основывался на заключении комиссии под председательством академика Николая Бурденко, в состав которой входили писатель Алексей Толстой, митрополит Николай (Ярушевич), нарком просвещения Владимир Потёмкин, а также высокопоставленные представители армии и НКВД.
Таким образом, фальшивая записка Л. Берии в Политбюро ВКП (б) № 794/Б от марта 1940 г. была изготовлена в структуре службы безопасности российского президента Ельцина на базе бывших дач работников ЦК КПСС в пос. Нагорный между 25 декабрем 1991 г. и сентябрем 1992 г., когда она была «найдена» группой главного архивиста Р. Г. Пихоя в «особом пакете № 1»…

Российскими историками, в частности, доктором исторических наук М. Мельтюховым уже доказана фальсификация «Завещания В.И. Ленина», документов, связанных с отречением от престола Николая II, установлены и другие подобные факты. В их ряду находится и поддельное «Указа­ние Ленина от 1 мая 1919 года за № 13666/2» о «борьбе с попами и религией», впервые обнародованное в 2000 г. В целях выстроить в сознании людей ложный псевдо­исторический ряд авторы этой фальшивки использовали широкую известность другой подделки – т.н. письма Ленина В.М. Молотову от 19 марта 1922 г. о дискредитации Церкви как идеологического противника во время голода в стране, которое впервые упомянуто в 1964 г., когда был выпущен 45-й том ПСС Ленина, где специально для заметки об этом «письме» было выделено место на с. 666. источник

http://artyushenkooleg.ru/wp-oleg/archives/1622



Вовик

Франция - Родина Христа. РАСКРЫВАЕМ МИРОВЫЕ ТАЙНЫ.



Основные положения, обсуждаемые на экране Алексеем Хрусталевым и Александром Грининым:

1. Все новозаветные события происходили на территории Франции, а не современного Израиля;

2. Есть предположение, что Библия и ее толкование — плод усилий многомудрых иезуитов;

3. Нет ни одного достоверного документа эпохи Иисуса Христа, что приводит к произвольным выводам как средневековых, так и современных историков.

Это только некоторые мысли. А вот расшифровка кода Библии — дело неспешное, вдумчивое, и Алексей Хрусталев на протяжении 4-х часов (в двух наших фильмах) делает это абсолютно блистательно, настолько, что аргументированных возражений в его адрес до сих пор не поступило!






Вовик

Артания - третья Русь у истоков Оби

Оригинал взят у lena_talaeva в

Артания - третья Русь у истоков Оби
После принятия новой хронологии Фоменко-Носовского, история для меня стала неожиданно интересной. Более того, если раньше меня эта наука никак не касалась, то теперь я вижу и ощущаю всей кожей и всей душой, что ИСТОРИЯ КАСАЕТСЯ меня ЛИЧНО и НЕПОСРЕДСТВЕННО.
Подлинная история содержит столько силы и могущества, что просто вырастают крылья за спиной.

Вот один друг подсказал эту ссылку. Отличный материал. Подтверждения которого рассыпаны в интернете. И прежде всего в трудах Флоренского, а элементы во всех трудах по археологии Сибири.

Оригинал взят у sermalec в Артания - третья Русь у истоков Оби

После громко отмеченного в 2006 году 250–летия вхождения Алтая в состав России региональные СМИ начали активно публиковать различного рода материалы по истории, культуре и искусству края. Как обычно и бывает в таких случаях, ничего нового эти публикации читателям не открыли, за исключением некоторых расставленных в духе времени акцентов. Так уж сложилось в нашей стране, что очень часто самая неточная из всех существующих наук – история, подменятся идеологией, угодной существующей власти. Сегодняшний этап развития нашего государства тому не исключение. Согласно общепринятой исторической концепции, четверть тысячелетия назад Алтай добровольно вошел в состав Российской Империи, что позволило населяющим его народам спастись от геноцида, чинимого завоевателями-цинами. Бесспорно, что это было именно так, за исключением одного момента – Алтай всегда был русским, но только принадлежал он совершенно другой Руси, существование которой давно признано официальной наукой, но по ряду идеологических причин не включено не в один из учебников истории.

Не так давно один уважаемый научный журнал опубликовал довольно интересную статью о древних городах и городищах Алтая. Сегодня уже не для кого не секрет, что в дотюркский период своей истории в горах и предгорьях Золотой Страны существовала высокоразвитая европеоидная цивилизация, оставившая после себя десятки известных могильников, найденных археологами поселений и городищ.

Read more...Collapse )

Вовик

Послание шведскому королю Юхану III 1573 года от Ивана IV Васильевича.

Очень интересно почитать переписку Ивана Грозного, чтобы лучше понять и ту эпоху и Роль Московского государства.



Перевод на современный русский:

Божественного <...> существа <...> милостью, властью и хотением скипетродержателя Российского царства, великого государя, царя и великого князя Ивана Васильевича всея Руси <...> почетной нашей степени величества слово Юхану, королю Шведскому, и Готскому, и Вендийскому.

На твою грамоту, пересланную через пленника, и лай, который в этой грамоте, мы дадим отповедь позже. А сейчас, по своему государскому обычаю, достойному чести нашего высокого величества, посылаем тебе подлинную отповедь со смирением.

Первое: ты пишешь свое имя впереди нашего — это неприлично, ибо нам брат — цесарь римский и другие великие государи, а тебе невозможно называться им братом, ибо Шведская земля честью ниже этих государств, как будет доказано впереди. Если ты говоришь, что Шведская земля вотчина отца твоего, то ты бы нас известил, чей сын отец твой Густав, и как деда твоего звали, и был ли твой дед на королевстве, и с какими царями он был в братстве и в дружбе, укажи нам всех их поименно и грамоты пришли, и мы тогда уразумеем.

Когда ты прислал гонца своего Петрушу-переводчика просить охранной грамоты для своих послов, то мы думали — ты хочешь заключить мир по прежнему обычаю, как прежде бывал мир с наместниками новгородскими (так велось исстари в течение нескольких сот лет, еще при князе Юрии, да при посадниках новгородских, а у вас при князе Магнусе, который ходил с войной к Орешку), и потому мы послали охранную грамоту по прежним обычаям и хотели пожаловать тебе по прежним обычаям мир с нашими вотчинами — Великим Новгородом и Ливонской землей. Но ты епископа Павла прислал без настоящих полномочий и с надменностью, и поэтому из этого ничего не вышло. С архиепископом Павлом была послана охранная грамота, так почему же ты к нам в течение всего лета не прислал послов? А мы были в своей вотчине, в Великом Новгороде, и ждали, что ты смиришься, а военных действий не вели нигде, разве что какие-нибудь мужики столкнулись между собой на границе. А если некоторые люди, оторвавшись от наших передовых частей, и повоевали в Финской земле, то это случилось потому, что, когда мы отправили с епископом Павлом охранные грамоты на послов, эти люди уже далеко зашли — мы приказали их вернуть, но наши посланники их не настигли, поэтому они и повоевали.

А Ливонскую землю мы не перестанем завоевывать, пока нам ее Бог не даст. Злое же дело начал ты, как только сел на государство. И наших великих послов, боярина нашего и наместника смоленского Ивана Михайловича Воронцова, да дворецкого нашего можайского Василия Ивановича Наумова, да дьяка нашего Ивана Васильева сына Лапина, неповинно и с глумлением велел ограбить и обесчестить — в одних сорочках их оставили! Таких великих людей: отец того Ивана, Михаил Семенович Воронцов, был нашим наместником в нашей вотчине, в Великом Новгороде; а прежде никогда не бывало, чтобы от нас, государей, ходили послы в Шведскую землю; послы всегда ходили от новгородских наместников! А наказание на послов возложено напрасно, якобы за то, что они за твоей женой приехали, а они не сами приехали — прислали их, а послали их из-за вашего же вранья: сказали, что тебя в живых нет. Если бы сказали, что ты жив, как же было твою жену просить? Каждый знает, что жену у мужа взять нельзя. И тебе надо было пенять на своего брата Эрика да на его советников, которые с ним делали это дело обманом. А послы наши, боярин наш и наместник смоленский Иван Михайлович Воронцов с товарищами, приняли страдания и глумления из-за твоего недомыслия.

А произошло это таким образом: прежде всего, вскоре после твоей свадьбы стало известно, что твой брат Эрик подверг тебя заточению, а после этого стало известно, что ты скончался. И мы, прождав года с полтора, послали к твоему брату, королю Эрику, гонца своего Третьяка Андреевича Пушечникова узнать, жив ты или нет, и если тебя нет в живых и детей у тебя также нет, то чтобы брат твой Эрик прислал к нам, желая наших милостей, сестру брата нашего короля польского и великого князя литовского Сигизмунда-Августа Катерину, а мы его за то пожалуем — освободим от сношений с наместниками нашей вотчины, Великого Новгорода, и начнем с ним сноситься сами. А просили мы Катерину, сестру брата своего, для того только, чтобы, взяв ее, отдать своему и ее брату Сигизмунду-Августу, Божьей милостью королю польскому и великому князю литовскому, а у него взять за сестру его Катерину свою вотчину, Ливонскую землю, без кровопролития, а не по той причине, которую измыслили выдумщики ради обмана. В этом деле нет никаких причин, кроме тех, о которых мы писали выше.

Тебя же от нас утаили; ведь если бы мы знали, что ты жив, могли ли бы мы просить твою жену? И посланника нашего Третьяка, заведя в пустынные места, уморили насильственной смертью, а к нам прислал твой брат своего посланника Ивана Лаврентьева с уверением, что наш гонец Третьяк умер случайно и чтобы мы известили, что именно мы хотели передать Эрику через Третьяка. И мы Ивану Лаврентьеву велели сказать о нашей милости твоему брату: если он пришлет сестру короля польского Катерину, то мы его пожалуем — освободим от сношений с наместниками. После этого твой брат Эрик послал к нам своих послов, князя Нильса с товарищами, и они посулили отдать нам сестру польского короля Катерину, а мы пожаловали твоего брата Эрика, освободили его от сношений с наместниками, дали присягу и послали своих полномочных послов. Наши полномочные послы жили у вас года с полтора. А про тебя слуху никакого не было — жив ты или нет, и у Нильса с товарищами не могли они ничего про тебя выпытать, поэтому-то о тебе и не чаяли, поэтому-то и была высказана такая просьба. Когда же ты пришел к власти, ты беспричинно предал наших послов грабежу, бесчестью и сраму из-за лживого послания твоего брата и всех шведских людей. Заманив обманом наших послов, да и мучили, ограбив, да и год просидели в Або под стражей, да еще отпустил ты их, как каких-нибудь пленников! А наши послы не виноваты ни в чем — не солгали бы ваши люди, нашим людям и ходить незачем было; а мы думали, что они говорят правду. Тебе надо было пенять на своих людей, которые сообщают неправду, а наши послы у тебя напрасно мучились из-за твоего недомыслия. А после всего этого ты с надменностью послал к нам своих послов — Павла, епископа Абовского и других. Итак, это ты начал делать злое дело, нападая на честных людей вместо лживых, — если бы мы вашей лжи не поверили, этого бы не было.

Все это мы тебе точно объяснили, а много говорить об этом нет нужды: жена твоя у тебя, никто ее не хватает, и так уже много крови ради одного слова своей жены ты пролил зря. А впредь об этом вздоре много говорить не стоит, а станешь говорить, мы тебя и слушать не будем: делай что хочешь со своей женой, никто на нее не покушается!

А что ты писал о своем брате короле Эрике, будто мы из-за него собирались начать с тобой войну, то это смехотворно. Ради этого нам нечего было с тобой войну начинать: нам брат твой Эрик не нужен. А что мы ему свою жалованную грамоту посылали, то это произошло таким образом: в то время, когда ты присылал к нам своего гонца Антона Ольса, между нашей отчиной, Великим Новгородом, и тобой началась война, и к нам через некоторых людей дошло челобитье от твоего брата короля Эрика, чтобы нам ему оказать помощь или, если он прибежит к нам, принять его к себе. И мы потому оказали ему милость, что ты — враг нашей вотчине, и нам нужно было что-нибудь сделать, чтобы ты осознал свою гордость и присмирел; а если бы нам пришлось начать войну, это также пригодилось бы. А ради этого нам войну начинать не стоило, да и не собирались мы ради этого войну начинать; а беглого нам как не принять? Тебе же мы писали, чтобы ты пришел в сознание и прислал послов, тогда и решение было бы обо всем по-хорошему. Но ты из гордости не прислал послов, из-за этого и кровь льется. Об Эрике же мы тебе ни с кем ничего не передавали и за него не хлопотали, а раз такого дела не было, то что и говорить? А что значит, что была грамота? Было написано, да прошло.

Если бы ты хотел жить по правде, так ты бы прислал ко мне послов, все бы и без крови разрешилось. А ты крови желаешь, поэтому вздор говоришь и пишешь. Никто на тебя не покушается, делай с женой и с братом что хочешь; об этом много говорить не стоит. А много крови проливается из-за нашей вотчины, Ливонской земли, да из-за твоей гордости, что не хочешь по прежним обычаям сноситься с новгородскими наместниками; и пока ты этого не осознаешь, и дальше будет литься много невинной крови из-за твоей гордости и из-за того, что незаконно вступил в нашу вотчину, в Ливонскую землю. Ты писал, что мы не сдержим обязательств, данных в грамоте и скрепленных печатью, но ведь на свете есть много великих государств, и во всех этих государствах наше слово неизменно сохраняет силу (ты спроси там — узнаешь!), почему же в одной Шведской земле будет по-иному? А что послы твои вопреки обычаю и охранной грамоте были обесчещены и отправлены в заключение, то ты этому не дивись: нельзя же было терпеть твой недостойный поступок с нашими послами, да и то мы еще не поквитались за наших послов: ведь наши послы — великие люди, а те — холопы, а наши послы у тебя в Або сидели взаперти долго (это ли не заточение?), да и отпустил ты их, как пленников, а всех их опоили отравой, и они, приехав сюда, померли. Спеси же с нашей стороны никакой нет, а писали мы тебе так, как подобает писать нашей самодержавной власти к твоей королевской, — ибо раньше того не бывало, чтобы великим государям всея Руси сноситься со шведскими правителями, сносились шведские правители с Новгородом. Неужели же достоинство нашей вотчины, Великого Новгорода, заключалось в том, что она от нас отделялась, а теперешнее бесчестие — в том, что она признает нас, великих государей, как ты нелепо пишешь? А войску нашему правитель — Бог, а не человек: как Бог даст, так и будет.

А это истинная правда, а не ложь, что вы мужичий род, а не государский. Пишешь ты нам, что отец твой — венчанный король, а мать твоя — также венчанная королева; но хоть отец твой и мать — венчанные, а предки-то их на престоле не бывали! А если уж ты называешь свой род государским, то скажи нам, чей сын отец твой Густав и как деда твоего звали, и где на государстве сидел, и с какими государями был в братстве, и из какого ты государского рода? Пришли нам запись о твоих родичах, и мы по ней рассудим. А нам доподлинно известно, что отец твой Густав происходил из Смоланда, и вот еще почему нам известно, что вы мужичий род, а не государский: когда при отце твоем Густаве приезжали наши торговые люди с салом и с воском, то твой отец сам, надев рукавицы, как простой человек, пробовал сало и воск, и на судах осматривал, и ездил для этого в Выборг; а слыхал я это от своих торговых людей. Разве это государское дело? Не будь твой отец мужичий сын, он бы так не делал. Ты пишешь, что в течение нескольких сот лет в Швеции были короли, но мы о таких не слыхали, кроме как о Магнусе, который ходил под Орешек, да и тот был князь, а не король. А давно ли в Шведской земле сидел правитель — Стен Стуре? Об этом у тебя многие помнят: спроси — узнаешь. А отец твой обменивался грамотами с новгородскими наместниками, и грамоты эти писались следующим образом: сперва написан титул нашего царского величества, а затем написано: «Густав Эрикович, Божьей милостью Шведский и Готский король, и советники королевства Шведского и вся земля Шведская присылали своих великих послов к великому государю Ивану, Божьей милостью царю и государю всея Руси и великому князю, бить челом, чтобы великий государь Иван, Божьей милостью царь и государь всея Руси и великий князь, Густава, короля Шведского и Готского, и советников королевства Шведского и всю землю Шведскую пожаловал, велел своим боярам и наместникам Великого Новгорода и своей вотчине, Великому Новгороду, заключить перемирие, а также велел людям своей вотчины, Великого Новгорода, торговать со Шведской землей по-прежнему. И великий государь Иван, Божьей милостью царь и государь всея Руси и великий князь, по их челобитью, Густава Эриковича, шведского короля, и всю Шведскую землю пожаловал, велел своему боярину и наместнику Великого Новгорода князю Борису Ивановичу Горбатому и дворецкому Семену Никитичу Бутурлину и своей вотчине, Великому Новгороду, заключить перемирие, а также велел людям своей вотчины торговать со Шведской землей по-прежнему. И довели до конца это челобитье новгородскому наместнику великого государя царя русского — князю Борису Ивановичу Горбатому и дворецкому — Семену Никитичу Бутурлину шведские послы, господин Кнут Андреевич и Бернардин Николаевич, и заключили перемирие с вотчиной великого государя, Новгородской землей, на шестьдесят лет — от Благовещенья семь тысяч сорок пятого (1537) года до Благовещенья семь тысяч сто пятого (1597) года — с наместником великого государя царя русского — Борисом Ивановичем Горбатым и дворецким — Семеном Никитичем Бутурлиным от имени всей Шведской земли. И по условиям этого мира должен быть устроен съезд в Соболине, на реке Вуоксе, через десять лет после заключения мира, в Ильин день семь тысяч пятьдесят пятого (1547) года, а на этом съезде должны присутствовать с обеих сторон достойные люди из вотчины великого государя царя русского, Великого Новгорода, а также из Шведского королевства, которые должны размерить и установить границы по земле и воде согласно грамотам князя Юрия и князя Магнуса. Во исполнение всех этих условий перемирия, по повелению великого государя Ивана, Божьей милостью царя и государя всея Руси и великого князя, боярин и наместник Великого Новгорода — князь Борис Иванович Горбатый и дворецкий — Семен Никитич Бутурлин привесили к этой мирной грамоте свои печати и принесли присягу, целуя крест за вотчину великого государя, царя русского, за Великий Новгород и за Новгородскую державу. А от имени Шведской земли, державы короля Густава, и от Выборгской державы и от города Выборга, и от всей земли Шведской за город Выборг и за Выборгскую державу и за всю Шведскую землю по поручению короля Густава и советников королевства Шведского целовали крест послы Шведского королевства Кнут Андреевич и Бернардин Николаевич. Когда же новгородские наместники великого государя царя Русского пошлют своего посла к королю Густаву, то Густав, король Шведский и Готский, должен будет за всю Шведскую державу перед этим послом целовать крест, обязуясь исполнить то, что написано в этой мирной грамоте, и должен будет Густав, король Шведский, привесить к этой грамоте свою печать. А архиепископ Упсальский должен будет поручиться за всю Шведскую державу, и должны будут они исполнять то, что написано в этих грамотах. Заключен этот мир в Великом Новгороде в семь тысяч сорок пятом году, а от воплощения Господня в тысяча пятьсот тридцать седьмом году».

Все это мы тебе выписали точно из грамоты о перемирии, которую отец твой Густав заключил с новгородскими наместниками. И если бы у вас было настоящее королевство, то отцу твоему архиепископ и советники и вся земля в товарищах не были, а землю к именам великих государей не приписывают. Всего же достовернее будет, если ты пришлешь запись о своем государском роде, о котором ты писал, что ему четыреста лет, — кто и какой государь после кого сидел на престоле, с какими государями были в братстве, и мы оттуда уразумеем величие твоего государства. Какие ваши предки жили в городах и столицах, а не в мужицких деревнях, и кто входил в ваш род, кроме твоего отца, ты назови по именам, и какие были еще короли и из какого рода. А что ты писал о короле Арцымагнусе, так мы и помимо него знаем, что вы — мужичий род и попали на престол не по своему достоинству, а благодаря родству. Те же, которые сидели в городах и больших местах, были не из вашего рода, да и не короли. А королей мы в Шведской земле не слыхали до твоего отца Густава; первый король — твой отец, а ссылался он в своих грамотах на грамоты князя Магнуса, а не короля. Ведь и твой отец мог бы сыскать прежних королей, да не ссылался на королей, а ссылался на князя Магнуса, а ты, неведомо каким образом, сыскал у себя прежних королей! И потому еще ваш род мужичий и государство не великое, что написано в тех же грамотах, что отец твой должен целовать крест за всю Шведскую державу и за город Выборг и за Выборгскую державу, а архиепископ Упсальский в том должен поручиться; а от имени Шведской державы короля Густава и от Выборгской державы и от города Выборга, от всей Шведской земли за город Выборг и за Выборгскую державу и за всю Шведскую землю по поручению короля Густава и советников Шведского королевства целовали крест послы Шведского королевства, обещая, что король Густав будет целовать крест, а архиепископ Упсальский давать поручительство, и все сказанное должны будут исполнить. И ты бы сам рассудил, ведется ли так в великих государствах, как в вашем? Отец твой целовал за Шведскую державу и за Выборгскую державу — выходит, что Выборг как бы особое место, а сидит там как будто бы товарищ отца твоего. Если бы ваше государство было великое, то и архиепископ Упсальский не был бы записан в товарищах отца твоего, а то записан архиепископ как товарищ твоего отца. А советники Шведского королевства почему товарищи твоему отцу? А послы не от одного отца твоего, а от всего Шведского королевства, а отец твой во главе их, как староста в волости. И если бы отец твой был великим государем, то и архиепископ у него в товарищах не был бы, и советники и вся земля Шведская и Выборгская держава приписаны не были бы, и послы были бы от одного твоего отца, а не от королевства Шведского, а здесь послы от королевства Шведского, а не от одного отца твоего, и архиепископ приписан. «Должны будут исполнить то, что написано в той грамоте», — видишь ведь, как отцу твоему исполнить, так и архиепископу! И тебе поэтому нельзя равняться с великими государями: у великих государей таких обычаев не ведется. Если же кто-нибудь не бережет своего государского достоинства и называет тебя своим братом, то это его дело; а мы на это смотреть не будем, мы соблюдаем свою честь, как подобает нашему царскому величеству. Если же ты не доверяешь той грамоте своего отца, то пришли своих послов, верных людей, и они посмотрят эту грамоту и печать твоего отца на ней. И с этими послами ты сообщи нам, был ли кто-нибудь королем в Шведской земле до отца твоего, кто именно был и из какого рода и с кем он был в братстве; а мы об этом не слыхали — уж не нашел ли ты этих королей у себя в какой-нибудь кладовой?

А король Магнус нам этого не рассказывал, и он сам столько не знает, сколько мы узнали про ваш мужичий род от людей, приходящих из разных земель. А что мы короля Арцымагнуса пожаловали городом Полчевым и иными городами, то мы, по Божьей воле, в своей вотчине вольны: кого хотим, того и жалуем. А что было написано о деде Арцымагнуса Фридрихе, то тут, как видно, переводчики сделали какую-то описку. Сам же ты написал верно, что некоторое время тому назад Христиерн, благородный король Дании, взял было своей доблестью Шведское королевство, а затем, оставив там своих бояр, поехал на свое государство в Датскую землю; и отец твой Густав, сговорясь с прежними правителями Шведской земли, примчался из Смоланда с коровами и перебил бояр короля Христиерна Датского, а сам стал королем; после этого он сговорился с Христианом, отцом Магнуса, и они захватили Христиерна, а датским королем посадили Христиана. Так оно и было, правду ты нам написал, больше и писать нечего. Сам ведь ты написал, что ваше королевство выделилось из Датского королевства, а если ты еще нам пришлешь грамоту с печатью о том, как бессовестно поступил отец твой Густав, захватив королевство, то и того лучше будет, нам и писать будет нечего об этом, — сам ты свое холопство признал!

Ты писал по нашему царскому письму о великом государе самодержце Георгии-Ярославе — это мы потому так писали, что в прежних хрониках и летописцах написано, что с великим государем самодержцем Георгием-Ярославом во многих битвах бывали варяги, а варяги — немцы; и раз они его слушали, значит, были его подданными; но мы об этом только известили, а нам это не нужно. А что ты пишешь о своей печати, то мы писали потому, что если ты хочешь с нами сноситься, минуя наместников новгородских, то ты должен за это нас чем-нибудь отблагодарить, вот почему мы тебе об этом писали; а без такой благодарности тебе нельзя позволить сноситься с нами помимо наместников. А что ты писал о печати Римского царства, то у нас есть своя печать от наших прародителей; а римская печать нам также не чужда: мы ведем род от Августа-кесаря, а ты судишь о нас, вопреки воле Бога, — что нам Бог дал, то ты отнимаешь у нас; мало тебе нас укорять, ты и на Бога раскрыл уста. Ты думаешь, что мы хотим присвоить твои титулы и печать как бы для возвеличения, — нам твоей мужичьей чести добиваться нечего и подлаживаться к твоему величию ни к чему. Мы тебе потому писали, что тебе надобно сноситься с нами помимо наместников, но без достойного выкупа тебе этого не видать. Если же ты захочешь из-за этого кровь проливать — дело твое; а мы положились на Божью волю, что нам милосердный Бог даст. А твоего титула и печати мы просто так не хотим: если тебе хочется с нами сноситься помимо наместников, то ты нам уступи и подчинись и отблагодари нас как следует, и тогда мы тебя пожалуем и освободим от сношений с наместниками, а сноситься тебе с нами даром не дает права ни твое государство, ни твой род; а без твоего подчинения мы и сами не хотим твоего титула и печати. А если ты хочешь присвоить титулы и печати нашего царского величества, так ты, обезумев, можешь, пожалуй, и государем вселенной назваться, да кто тебя послушает? Если же тебе неугодно по нашему указанию поступить, то сносись по-старому с наместниками. А что ты писал, будто мы из честолюбия хотим присвоить твою печать и землю, так мы писали об этом потому, что если ты хочешь с нами сноситься помимо наместников, то ты должен нам подчиниться, а если ты подчинишься, то и земля твоя и владения и печать будут нашими, и тогда мы тебя пожалуем и будем сноситься с тобою, как со своим; а с чужим и столь ничтожным государем, как ты, сноситься нам не подобает.

А к наместникам не я тебя приравниваю — так исстари ведется, так Бог твое место определил; а ты Богу противишься и не хочешь по его повелению поступить. Да какому тебе Богу молиться — ты ведь безбожник: не только истинной веры не познал ты, но даже скромное прибежище латинского богослужения разрушено у вас, и иконы разбили, и священников сравняли с мирянами; ты сам ведь писал, что принял власть от отца своего, короля Шведской земли. А себя мы не хвалим и не прославляем, а только указываем на достоинство, данное нам от Бога; и тебя мы не хулим, а пишем это лишь для того, чтобы ты пришел в сознание и не требовал неподобающих вещей.

А что ты писал, будто мы просим у тебя твою королевну, так ты, неразумный человек, не уразумел: мы писали тебе, что так же возможно, чтобы ты нам свою жену отдал, как и то, чтобы мы сами тебе крест целовали; но ведь это невозможно, чтобы у мужа жену взять, всякий это знает (да мы и не хотим этого!), так же невозможно и то, чтобы мы с тобой сами сносились, помимо наместников — настолько это недостижимо! А ты, не рассудив, написал. Мы тебе писали не затем, чтобы жену у тебя просить, — нам твоя жена не нужна; мы для твоего вразумления писали: насколько невозможно у тебя взять жену, настолько же невозможно тебе не сноситься через наместников. Мы писали тебе, осуждая твою гордыню, а не просили твою жену; нам твоя жена вовсе не нужна, делай с ней что хочешь. И крови неповинной мы не желаем — это ты из-за своей гордости проливаешь кровь христианскую и стремишься проливать. Ты пишешь, будто это ложь, что польская королевна была замужем за конюхом, так ты спроси тех, кто знает, кто такой был Войдило при Ягайле, короле польском, и из-за чего была борьба между Ягайло и его дядей Кейстутом, и как Кейстут повесил Войдилу, и как Ягайло Кейстута захватил и велел удавить, тогда и узнаешь правду.

А что наш дьяк передавал твоему подданному Антону Ольсу, чтобы ты нам уступил все те земли, которые ты захватил в нашей вотчине, Ливонской земле, незаконно туда вступив, и насчет серебряной руды и мастеров, которые добывают руду, и насчет десяти тысяч ефимков за оскорбление наших послов, и насчет воинских людей, так это мы передавали тебе потому, что раз тебе надобно с нами сноситься, то ты должен это сделать; а если за такое великое дело с нашей стороны вы не отплатите великим же делом, то ничего не выйдет. Мы несправедливости не допускаем — это ты допускаешь несправедливости. Что тут справедливого, чтобы ты с нами сносился? Это совсем несправедливо, чтобы мы сносились с тобой, сами с тобой заключали мир, целовали крест, минуя наместников, и своих послов к тебе посылали.

Ты не хочешь послать нам послов бить челом, и мы удивлены, откуда у тебя такая гордость и сила взялась, что ты не хочешь согласиться на то, на что соглашался твой отец: отец твой весь свой век прожил, сносясь с наместниками, только разок под старость не захотел, — и как ему удалось это, ты знаешь. Отец твой с этим век прожил, а ты не хочешь — видно, ты лучше отца, что места его не хочешь! Если не пришлешь послов, — миру не бывать; нам же к тебе послов посылать не подобает. Мы из снисхождения к тебе пишем. Если хочешь, чтобы мы тебя пожаловали и от сношения с наместниками освободили, то пришли к нам своих великих послов бить челом и отблагодари нас за это великим делом, насколько сможешь, тогда мы тебя пожалуем и от наместников освободим; а не дав выкупа, ты у нас этого не добьешься.

А что ты обращался к нам с лаем и дальше хочешь лаем отвечать на наше письмо, так нам, великим государям, к тебе, кроме лая, и писать ничего не стоит, да и писать лай не подобает великим государям; мы же писали к тебе не лай, а правду, а иногда потому так пространно писали, что если тебе не разъяснить, то от тебя и ответа не получишь. А если ты, взяв собачий рот, захочешь лаять для забавы, так то твой холопский обычай: тебе это честь, а нам, великим государям, и сноситься с тобой — бесчестие, а лай тебе писать — и того хуже, а перелаиваться с тобой — горше того не бывает на этом свете, а если хочешь перелаиваться, так ты найди себе такого же холопа, какой ты сам холоп, да с ним и перелаивайся. Отныне, сколько ты ни напишешь лая, мы тебе никакого ответа давать не будем.

Если хочешь выступить, так наши люди твои пушки видели; а захочешь еще попытаться — увидишь, какая тебе будет прибыль. Если же захочешь мира своей земле — пришли к нам своих послов, и каковы твои намеренья, мы их послушаем, и что следует сделать, то и сделаем.

Писана в нашей вотчине, в Ливонской земле, в городе Пайде, в 7081году, 6января (6 января 1573 г.), индикта 1, на 40-й год нашего правления, на 26-й год нашего Российского царства, 21-й — Казанского, 18-й — Астраханского.

PS: Оставлю без своих коментариев для Вашего осмысления. Изучайте историю по источникам а не по сказкам немцев-историков...
http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=9117
Вовик

Послание английской королеве Елизавете от Ивана Четвертого Грозного...




Некоторое время тому назад брат твой, король Эдуард, послал нескольких своих людей, Ричарда и других, для каких-то надобностей по всем странам мира и писал ко всем королям, и царям, и властителям, и управителям. А на наше имя ни одного слова послано не было. Неизвестно, каким образом, волею или неволею, эти люди твоего брата, Ричард с товарищами, пристали к морской пристани у нашей крепости на Двине. Тогда мы, как подобает государям христианским, милостиво оказали им честь, приняли и угостили их за государевыми парадными столами, пожаловали и отпустили к твоему брату. А затем приехал к нам от твоего брата тот же Ричард Ричардов [Ченслер] и Ричард Грей. Мы их также пожаловали и отпустили с честью. И после того как к нам приехал от твоего брата Ричард Ричардов, мы послали к твоему брату своего посланника Осипа Григорьевича Непею. А купцам твоего брата и всем англичанам мы дали такую свободную жалованную грамоту, какую даже из наших купцов никто не получал, а надеялись за это на великую дружбу со стороны вашего брата и вас и на верную службу всех англичан. В то время, когда мы послали своего посланника, брат твой Эдуард скончался и на королевство вступила твоя сестра Мария; спустя некоторое время она вышла замуж за испанского короля Филиппа. И испанский король Филипп и сестра твоя Мария приняли нашего посланника с честью и к нам отпустили, но поручения с ним никакого не передали. В то же время ваши английские купцы начали совершать над нашими купцами многие беззакония и свои товары начали продавать по столь дорогой цене, какой они не стоят. А после этого стало нам известно, что сестра твоя, королевна Мария, скончалась, а испанского короля Филиппа англичане выслали из королевства, а на престол посадили тебя. Но мы и в этом случае не учинили твоим купцам никаких притеснений и предложили им торговать по-прежнему.

А до сих пор, сколько ни приходило грамот, хотя бы у одной была одинаковая печать! У всех грамот печати разные. Это не соответствует обычаю, принятому у государей, - таким грамотам ни в каких государствах не верят; у каждого государя в государстве должна быть единая печать. Но мы и тут всем вашим грамотам доверяли и действовали в соответствии с этими грамотами.

После этого ты прислала к нам по торговым делам своего посланника Антона Янкина [Дженкинсона]. И мы, рассчитывая, что он пользуется твоей милостью, привели его к присяге и вместе с ним другого твоего купца Ральфа Иванова [Рюттера], как переводчика, потому что некому было быть переводчиком в таком великом деле, и передали с ним устно тайные дела великого значения, желая с тобой дружбы. Тебе же следовало к нам прислать доверенного человека, а с ним Антона или одного Антона. Нам не известно, передал ли это поручение тебе Антон или нет; а в течение полутора лет про Антона не было известий. А от тебя никакой ни посол, ни посланник не прибывал. Мы же ради этого дела дали твоим купцам свою новую жалованную грамоту; рассчитывая, что эти гости пользуются твоей милостью, мы даровали им свою милость свыше прежнего.

После этого нам стало известно, что в Ругодив [Нарву] приехал твой подданный, англичанин Эдуард Гудыван [Гудмен], с которым было много грамот, и мы велели спросить его об Антоне, но он ничего нам об Антоне не сообщил, а нашим посланникам, которые были к нему приставлены, сказал много невежливых слов. Тогда мы велели расследовать, нет ли с ним грамот, и захватили у него многие грамоты, в которых для унижения нашего государева достоинства и нашего государства написаны ложные вести, будто в нашем царстве якобы творятся недостойные дела. Но мы и здесь отнеслись к нему милостиво - велели держать его с честью до тех пор, пока не станет известен ответ от тебя на поручения, переданные с Антоном.

После этого приехал от тебя к нам посланник в Ругодив [Нарву] Юрий Милдентов [Мидлтон] по торговым делам. Мы его велели спросить про Антона Янкина [Дженкинсона], был ли он у тебя и когда он должен прибыть от тебя к нам. Но посланник твой Юрий ничего нам об этом не сказал и наших посланников и Антона облаял. Тогда мы также велели его задержать, пока не получим от тебя вестей о делах, порученных Антону.

И наконец нам стало известно, что к Двинской пристани прибыл от тебя посол Томас Рандольф, и мы послали к нему с жалованьем своего сына боярского и приказали ему быть приставом при после, а послу оказали великую честь. А приказали спросить его, нет ли с ним Антона; он же нашему сыну боярскому ничего не сказал и начал говорить о мужицких и торговых делах; а Антон с ним не пришел. С того времени, как он пришел в наше государство, мы много раз ему указывали, чтобы он вступил в переговоры с нашими боярами и сказал, есть ли у него приказ от тебя о тех делах, о которых мы передали тебе с Антоном. Но он нелепым образом уклонился. А писал жалобы на Томаса [Гловера] и на Ральфа [Рюттера] и занимался другими торговыми делами, а нашими государственными делами пренебрегал. Из-за этого-то твой посол и запоздал явиться к нам; а затем пришло Божье послание - моровое поветрие, и он не мог быть принят. Когда же Божье послание - поветрие - кончилось, мы его допустили перед свои очи. Но он опять говорил нам о торговых делах. Мы выслали к нему своего боярина и наместника вологодского князя Афанасия Ивановича Вяземского, печатника своего Ивана Михайлова и дьяка Андрея Васильева и велели его спросить, есть ли у него поручение по тем делам, о которых мы передавали тебе с Антоном. Он ответил, что такое поручение с ним также имеется. А мы поэтому оказали ему великую почесть, и он был принят нами наедине. Но он говорил о тех же мужицких и торговых делах и лишь изредка касался того дела. В то время нам случилось отправиться в нашу вотчину Вологду, и мы велели твоему послу Томасу ехать с собой. А там, на Вологде, мы выслали к нему нашего боярина князя А. И. Вяземского и дьяка Петра Григорьева и велели с ним переговорить, как лучше всего устроить между нами это дело. Но посол твой Томас Рандольф все время говорил о торговом деле, и едва его убедили и поговорили о тех делах. Наконец договорились об этих делах, как следует их устроить, написали грамоты и привесили к ним печати. Тебе же, если тебе это было угодно, следовало таким же образом написать грамоты и прислать к нам в качестве послов достойных людей и с ними вместе прислать Антона Янкина [Дженкинсона]. Прислать Антона мы просили потому, что хотели его расспросить, передал ли он тебе те слова, которые мы ему говорили, согласна ли ты на наше предложение и каковы твои намерения. Вместе с твоим послом послали своего посла Андрея Григорьевича Совина.

Ныне ты к нам отпустила нашего посла, а своего посла с ним ты к нам не послала. А наше дело ты сделала не таким образом, как договорился твой посол. Грамоту же ты послала обычную, вроде как проезжую. Но такие дела не делаются без клятвы и без обмена послами. Ты совсем устранилась от этого дела, а твои бояре вели переговоры с нашим послом только о торговых делах, управляли же всем делом твои купцы сэр Ульян Гарит [Уильям Гаррард] да сэр Ульян Честер. Мы думали, что ты в своем государстве государыня и сама владеешь и заботишься о своей государевой чести и выгодах для государства, - поэтому мы и затеяли с тобой эти переговоры. Но, видно, у тебя, помимо тебя, другие люди владеют, и не только люди, а мужики торговые, и не заботятся о наших государских головах и о чести и о выгодах для страны, а ищут своей торговой прибыли. Ты же пребываешь в своем девическом звании, как всякая простая девица. А тому, кто хотя бы и участвовал в нашем деле, да нам изменил, верить не следовало.

И раз так, то мы те дела отставим в сторону. Пусть те мужики, которые пренебрегли нашими государскими головами и государской честью и выгодами для страны, а заботятся о торговых делах, посмотрят, как они будут торговать! А Московское государство пока и без английских товаров не бедно было. А торговую грамоту, которую мы к тебе послали, ты прислала бы к нам. Даже если ты и не пришлешь эту грамоту, мы все равно по ней ничего делать не будем. Да и все наши грамоты, которые до сего дня мы давали о торговых делах, мы отныне за грамоты не считаем.

Писана в нашем Московском государстве, в году от создания мира 7079-м, 24 октября [24 октября 1570 г.].

Иван IV Грозный, Сочинения, С.-Пб., "Азбука классики", 2000
Вовик

Разрушенная Европа - рисунки Джованни Баттиста Пиранези

Оригинал взят у sibved в Разрушенная Европа - рисунки Джованни Баттиста Пиранези


Рисунки и гравюры Джованни Баттиста Пиранези (1720-1778), явно свидетельствуют о сильном и разрушительном потопе в средние века в Италии.
Read more...Collapse )

Вовик

Тмутараканский камень. Русские в Крыму за 400 лет до появления там крымских татар .

Оригинал взят у matveychev_oleg в Тмутараканский камень. Русские в Крыму за 400 лет до появления там крымских татар .


1. Тмутаракаанский камень — мраморная плита с высеченной на ней кириллической надписью на древнерусском языке. Найден в Тамани, в десяти-пятнадцати метрах от моря. Здесь летом 1792 года егеря Суворова построили для защиты пристани редут. И приспособили найденный большой мраморный блок в качестве порога своей казармы. Тут загадочную надпись и разглядел командир егерей. В настоящее время камень хранится в Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге.

2. Надпись дословно говорит: «В лето 6576 индикт 6, Глеб, князь, мерил море по леду от Тмутаракани до Керчи 30 054 сажени». Т. е. князь Глеб в 1068 году мерил море по льду от Тмутаракани до Керчи, измеряя ширину Керченского пролива между двумя частями своего княжества.

3. Впоследствие на месте находки камня археологи открыли древнерусский город – Тмутаракань

4. Филологическим особенностям надписи обнаружены аналогии в берестяных грамотах XI—XII вв., в киевских и новгородских граффити, источниках, которые не были известны первым исследователям памятника.

5. Не только готы и греки, но и русские жили в Таврии. Причем на 400 лет раньше появления предков крымских татар на полуострове.

6. Тмутаракаань — один из древнейших городов Tаманского полуострова, был расположен на территории современной станицы Тамань Темрюкского района Краснодарского края. Город был основан греками с острова Лесбос. В VI веке город был завоёван Тюркским каганатом и с этого времени получил новое название — Тумантархан, которое происходит от тюркского титула тархан и слова тумен, обозначавшего у кочевников войсковое подразделение в 10 тысяч человек. После разгрома Хазарского каганата в 965 году (или, по другим данным, в 968—969) князем Святославом Игоревичем город перешёл под власть Древней Руси. Тмутаракань (Тмуторокань, Тмутороконь, Тьмуторокань, Тмуторотань, Торокань) — столица древнерусского Тмутараканского княжества.

7. Крымские татары — это половцы и печенеги, кочевники, которые пришли на Русь из Азии в 10 веке, и совершали набеги на Русь, о борьбе с ними пишется в летописях. Позже, при нашествии монголов, половцы и печенеги были побеждены монголами и переняли у них название (одно из монгольских племен носило название татары), после чего поселились в Крыму, и позже перешли под протекторат Турции.



Вовик

Свастика и Православие: что общего? И что нас ждёт в будущем после намеченного объединения религий?

Оригинал взят у blagin_anton в Свастика и Православие: что общего? И что нас ждёт в будущем после намеченного объединения религий?
В Москве на Девичьем поле в излучине Москва-реки, близ Лужников есть старинный Новодевичий Богородице-Смоленский монастырь.




В этом монастыре есть музей. А в том музее в числе прочего добра хранится старинная традиционная одежда православных священников, на которой на красном фоне располагаются свастичные кресты, причём как левого, так и правого вращения.

Read more...Collapse )
Вовик

Бахрейн. Тысячи курганов культуры Дильмун

Оригинал взят у sibved в Бахрейн. Тысячи курганов культуры Дильмун


Бахрейн - островное государство на одноимённом архипелаге в Персидском заливе в Юго-Западной Азии, самое маленькое арабское государство. Бахрейн занимает три относительно крупных и множество мелких островов в 16 км на восток от берегов Саудовской Аравии.
Read more...Collapse )