wowavostok

Categories:

ПОМНИТЬ!!! "Раздавите гадину!" - ДЕРЬМО НАЦИИ ТРЕБУЕТ..

НЕ ЗАБЫВАТЬ, КТО ТАКИЕ ВИКТОР АСТАФЬЕВ, БУЛАТ ОКУДЖАВА, БЕЛЛА АХМАДУЛИНА , ДРУГИЕ... 

Раздавить гадину. 05. 10. 1993. Известия

Смирнов Валерий Эрнестович/Из дневника: «История державы во вторую смуту»/

ЭПИГРАФ:
/К ёмкому слову - ТВОРЧЕСКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ и ДЕМОКРАТИЯ, что после указанных событий 1993-го года, окончательно заняли свою привилегированную ячейку при власти, в качестве рупора волеизъявления «народа» .../

ДОКУМЕНТ:

Газета «Известия» от 5 октября 1993 года.
Статья:  «Раздавить Гадину»

ПИСАТЕЛИ ТРЕБУЮТ ОТ ПРАВИТЕЛЬСТВА
РЕШИТЕЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ

«Известия» получили текст обращения к согражданам
большой группы известных литераторов.

В нем говорится:
Нет ни желания, ни необходимости подробно комментировать то, что случилось в Москве 3 октября. Произошло то, что не могло не произойти из-за наших с вами беспечности и глупости, - фашисты взялись за оружие, пытаясь захватить власть. Слава Богу, армия и правоохранительные органы оказались с народом, не раскололись, не позволили перерасти кровавой авантюре в гибельную гражданскую войну, ну а если бы вдруг?.. Нам некого было бы винить, кроме самих себя. Мы "жалостливо" умоляли после августовского путча не "мстить", не "наказывать", не "запрещать", не "закрывать", не "заниматься поисками ведьм". Нам очень хотелось быть добрыми, великодушными, терпимыми. Добрыми... К кому? К убийцам? Терпимыми... К чему? К фашизму?
И "ведьмы", а вернее - красно-коричневые оборотни, наглея от безнаказанности, оклеивали на глазах милиции стены своими ядовитыми листками, грязно оскорбляя народ, государство, его законных руководителей, сладострастно объясняя, как именно они будут всех нас вешать... Что тут говорить? Хватит говорить... Пора научиться действовать. Эти тупые негодяи уважают только силу. Так не пора ли ее продемонстрировать нашей юной, но уже, как мы вновь с радостным удивлением убедились, достаточно окрепшей демократии?
Мы не призываем ни к мести, ни к жестокости, хотя скорбь о новых невинных жертвах и гнев к хладнокровных их палачам переполняет наши (как, наверное, и ваши) сердца. Но... хватит! Мы не можем позволить, чтобы судьба народа, судьба демократии и дальше зависела от воли кучки идеологических пройдох и политических авантюристов.

Мы должны на этот раз жестко потребовать от правительства и президента то, что они должны были (вместе с нами) сделать давно, но не сделали:
1. Все виды коммунистических и националистических партий, фронтов и объединений должны быть распущены и запрещены указом президента.
2. Все незаконные военизированные, а тем более вооруженные объединения и группы должны быть выявлены и разогнаны (с привлечением к уголовной ответственности, когда к этому обязывает закон).
3. Законодательство, предусматривающее жесткие санкции за пропаганду фашизма, шовинизма, расовой ненависти, за призывы к насилию и жестокости, должно наконец заработать. Прокуроры, следователи и судьи, покровительствующие такого рода общественно опасным преступлениям, должны незамедлительно отстраняться от работы.
4. Органы печати, изо дня в день возбуждавшие ненависть, призывавшие к насилию и являющиеся, на наш взгляд, одними из главных организаторов и виновников происшедшей трагедии (и потенциальными виновниками множества будущих), такие, как "День", "Правда", "Советская Россия") "Литературная Россия" (а также телепрограмма "600 секунд"), и ряд других должны быть впредь до судебного разбирательства закрыты.
5. Деятельность органов советской власти, отказавшихся подчиняться законной власти Россия, должна быть приостановлена.
6. Мы все сообща должны не допустить, чтобы суд над организаторами и участниками кровавой драмы в Москве не стал похожим на тот позорный фарс, который именуют "судом над ГКЧП".
7. Признать нелегитимными не только съезд народных депутатов, Верховный Совет) но и все образованные ими органы (в том числе и Конституционный суд).
История еще раз предоставила нам шанс сделать широкий шаг к демократии и цивилизованности. Не упустим же такой шанс еще раз, как это было уже не однажды!

42 подписи/
Итак, клич «интеллигенцией» был брошен - «РАЗДАВИТЬ ГАДИНУ» нами вам сказано!!!

АВТОРЫ ПИСЬМА «Раздавить гадину»:

Алесь АДАМОВИЧ,
Анатолий АНАНЬЕВ,
Артем АНФИНОГЕНОВ,
Виктор АСТАФЬЕВ.
Белла АХМАДУЛИНА,
Григорий БАКЛАНОВ,
Зорий БАЛАЯН,
Татьяна БЕК,
Александр БОРЩАГОВСКИЙ,
Василь БЫКОВ,
Борис ВАСИЛЬЕВ,
Александр ГЕЛЬМАН,
Даниил ГРАНИН,
Юрий ДАВЫДОВ,
Даниил ДАНИН,
Андрей ДЕМЕНТЬЕВ,
Михаил ДУДИН,
Александр ИВАНОВ,
Эдмунд ИОДКОВСКИЙ,
Римма КАЗАКОВА,
Сергей КАЛЕДИН,
Юрий КАРЯКИН,
Яков КОСТЮКОВСКИЙ,
Татьяна КУЗОВЛЕВА,
Александр КУШНЕР,
Юрий ЛЕВИТАНСКИЙ,
академик Д.С. ЛИХАЧЕВ,
Юрий НАГИБИН,
Андрей НУЙКИН,
Булат ОКУДЖABA,
Валентин ОСКОЦКИЙ,
Григорий ПОЖЕНЯН,
Анатолий ПРИСТАВКИН,
Лев РАЗГОН,
Александр РЕКЕМЧУК,
Роберт РОЖДЕСТВЕНСКИЙ,
Владимир САВЕЛЬЕВ,
Василий СЕЛЮНИН,
Юрий ЧЕРНИЧЕНКО,
Андрей ЧЕРНОВ,
Мариэтта ЧУДАКОВА,
Михаил ЧУЛАКИ,

   Так её, ту самую «гадину», а точнее нас и наших сограждан,  давили,  для торпедирования/лоббирования и принятия «танковой конституции», (написанной под диктовку американской «демократии и миропорядка»), вы можете ознакомиться по ссылке: http://www.proza.ru/2015/10/02/1111
А закономерным итогом тех событий стал: - Государственный Переворот от 1993 года. Возведённый в «закон» ради одной истины: - во имя и по поручению  заокеанского зелёного рубля! Поддержанный, при этом, 42-мя подписями от «класса творческой интеллигенции»! 

    Государственный Переворот - 1993: - окончательно завершил капиталистическую реставрацию понятия государственности в бывшей  РСФСР.  Что и было закреплено в новь переписанной и принятой  «рыночно-базарной» Конституции. На базе которой вырос и оперился «обновленный» режим Ельцина! Продолживший разграбление Страны!  Утопивший армию в крови и дерьме в ходе Чеченской войны и измазав её окончательно в позоре Хасавюртского «мира».
Некогда общенародная собственность, которую по крупицам создавали и защищали наши деды и отцы,  была в одночасье сосредоточена в руках узкой группы олигархов.  А затем, плюсом,  словно для чертей из табакерки - поделена за счёт ваучеризации разного рода бизнесменами: (барыгами/спекулянтами/аналитиками серых схем, пришлыми варягами заморских финансовых школ). Всё это произошло ради одного единственного рыночного постулата:  - обязательного обнищания большинства населения. Именно тогда в России сформировался специфический вариант капитализма, который называют компрадорским/либерально-олигархическим/периферийным. Сегодня,  всем тем кто клянут Ельцина и его приспешников, хочется сказать: - 

     За   кого вы: приспешники от демократии из прошлого,  тянули руки к небу,  и бросались вопреки здравому смыслу и ПДД под БМП в 91-м?!  При этом действии яростно  блажа: - «демократия»! - «долой тоталитаризм»!, обзывая АРМИЮ антинародной и втаптывая её последующие два года в грязь?! Кому вы грозили палкой,  клюкой или жалкой «жёлтой» газетёнкой,  выпущенной на «дерьмократические»  транши от англосаксов?!  Горланя при этом как резанные:  «руки прочь от Ельцина», в 93-м - 96-м! Быть может вам коробки из под ксерокса с «зарплатами» напомнить?! И как эти коробки прибывали по дипломатическим каналам в американское посольство и далее кочевали до «точек раздачи» по всей Стране?!  Вы, «приверженцы преобразований»  , не пошевелив собственными мозгами, затуманенные римским кличем «хлеба и  зрелищ», /в большинстве своём в позорных очередях возле  «макдоналдса»/,  бросились в объятия прикормленной,  на те же западные транши, между прочим,  «творческой интеллигенции».  Поверили постановочным «НТ_Вишникам»,превратившим телеэфир в сплошную рекламу пороков.  Подняли флаги демократов-обличителей и прочих мемориалов, коих и сегодня развелось немерено. Особенно на щедрые вливания для белоленточников от ныне здравствующих ходорковских и прочих личностей из лондонской тусовки в изгнании.
   Вы, ныне недовольные, сами выбрали «танковую мораль». Этакое Общество пороков и культ золотого тельца,  а также тот строй, который в последствии,  был на их основе сформирован. Вы так яростно ненавидели всю Советскую власть, социально  адаптированное Государство, его политику с плановой экономикой и общенародным достоянием на недра, на средства производства, и т.п., что готовы были даже перед их призраками, броситься в объятия капиталистической олигархии: -  основанной на грабеже;  криминале;  унижении  и развращении человека. Получив пакетом все то, что вы сейчас так выспренно и яростно обличаете. Так злобно критикуете. Так что уймитесь те 52,5 процента не желающих оторвать палец от айфона и сказать своё фэ на выборах.  А в отместку за подобную  личную позицию диванно-кухонного парламентаризма, отныне,  хлебайте сегодня:  - «рыночную стабильность»; кушайте «медиа духовность» и всеразвращающее прочее. Под какофонию законов  написанных  одна манда – тными «избранниками». Вы эти блюда и аранжировку к ним полностью заслужили. Соответственно и «правду» для  будущих  поколений заслужили. Которую, сегодня,  «грамотно» вкладывают в голову в «Ельцин-Центре»,  под присмотром и патронажем «бабушки», и заморских полит технологий.   

Посему, до тех пор,  пока все мы и вы, в том числе, не осознаем пагубность построенной экономики и резко не развернёмся к социально-адаптированному государству. Пока не вернём в госсобственность: банки, крупнейшие отрасли экономики являющиеся определяющими в государственной независимости. Пока не вернём под государственный контроль и мониторинг:  - транспорт; - природные ресурсы; так как это всё наше, общенародное достояние: - всё будет по прежнему,  как в четверостишие о бытие:
На Руси молчи народ!
Воры всем заткнули рот:
Тряпкой импортной - молодке,
Мужику - бутылкой водки,
Старцам - мизерной подачкой,
Дуракам – кредитом  пачку,
А ребёнку - сладкой жвачкой.
Чтоб последние штаны заложили б сатане,
Что сидит в палатах власти - припеваючи.
И клюёт нас власти вороньё
Под теле-радио-враньё.

Вероятно, спустя годы, Даниил Гранин,  осознав свою скоропалительную позицию того времени сказал: «История — скоропортящийся продукт. Она гниет. Она подвергается разворовыванию. Но в конце концов она обязательно торжествует»

Посему всем остальным подписавшимся и сочувствующим, напомню -  помните:
- Преступник может иногда избежать наказания, но не страха перед ним . ( Сенека)

http://nick-name.ru/nickname/id1041819/

© Copyright: Смирнов Валерий Эрнестович, 2016

ИСТОЧНИК

Лия Ахеджакова выступает на телевидении накануне расстрела парламента.

Кровь на кончике пера

Октябрь 93-го: литераторы как провокаторы

Виктория Шохина

Расстрел Белого дома 4 октября 93 года — последняя, кровавая точка в истории, которую творили провокаторы. Провокаторов было много. Прежде всего, это президент Ельцин, издавший Указ № 1400. Это снайперы, стрелявшие в людей с крыш. Это Желтые Геббельсы — БТРы, разъезжавшие вокруг Белого дома и изводившие депутатов песенками, призывами сдаться и обещаниями всех благ. Это Баркашов, пославший своих юных бойцов вскидывать руки в нацистском салюте перед зарубежными телекамерами.

Но самое страшное — это литераторы-демократы-либералы, не устававшие подначивать президента. Доступ к Ельцину они имели и умели оказывать на него влияние. Именно эти литераторы требовали решительных мер — и президент их услышал.

В марте 93-го литераторы-демократы-либералы писали письма в поддержку ОСУ — «Особого порядка управления», объявленного Ельциным. А в начале августа 36 литераторов опубликовали в «Литературных новостях» обращение к согражданам, в котором призывали «провести досрочные, не позднее осени текущего года, выборы высшего органа законодательной власти». И 15 сентября президент пригласил авторов письма на дачу на улице Академика Варги (ту самую, где в августе 91-го собирались гэкачеписты).

Те дачные посиделки напоминают главу «У наших» из романа «Бесы». «Нужен прорыв! — восклицала Мариэтта Чудакова. — «…Сила не противоречит демократии — ей противоречит только насилие… И не нужно панически бояться социального взрыва, которым пугают журналисты со страниц полярно противоположных изданий…» Андрей Нуйкин, будто он кадровый офицер, «напомнил, что в офицерском уставе за промедление в бою полагаются большие наказания». Им вторил Лев Разгон: «Нельзя сделать яичницу, не разбив яиц. Мы все время сидим в глубоко эшелонированной обороне». Прямо как Петруша Верховенский, вопрошавший: «Что вам веселее: черепаший ли ход в болоте или на всех парах через болото?»

И президент помчал «на всех парах через болото». 21 сентября он издал Указ № 1400 о роспуске Съезда народных депутатов и Верховного Совета. Конституционный суд во главе с Валерием Зорькиным признал этот указ неконституционным и являющимся основанием для отрешения президента от должности. Литераторам-демократам это, конечно, не понравилось.

Апелляция к закону, естественное стремление к норме — вещь для демократов-либералов совершенно непереносимая. Поскольку сильно сужает пространство для маневрирования — прагматического ли, революционистски-бескорыстного ли, с дальним ли прицелом, с ближним ли интересом. «Разговоры о легитимности-нелегитимности пусты», «Да, переворот. Да, неконституционно. Ну и что?», — закричали писатели-демократы на разные голоса. Законам они предпочитали (как когда-то большевики) историческую целесообразность, которую всякий волен понимать, а главное — использовать по-своему.

А 5 октября в «Известиях» появилось печально знаменитое Письмо 42-х. Удивительное и по времени появления, и по содержанию, и по лексике. Заголовок гласил: «Писатели требуют от правительства решительных действий». И далее, по тексту: «Хватит говорить… Пора научиться действовать. Эти тупые негодяи уважают только силу». Между тем Белый дом уже расстреляли …

Депутатов Верховного Совета подписанты называли не иначе как фашисты и красно-коричневые и напрямую связывали с гэкачепистами, игнорируя тот факт, что тогда, в августе 91-го, Руцкой и Хасбулатов были с Ельциным по одну сторону баррикад. И еще момент: призывая — недемократично и нелиберально — закрыть ряд СМИ («День», «Правду», «Советскую Россию», «Литературную Россию» и др.), демократы-либералы также призывали «признать нелегитимными не только съезд народных депутатов, Верховный Совет, но и все образованные ими органы (в том числе и Конституционный суд)».

Да, они вдруг вспомнили о легитимности, на которую только что плевали. Понимали легитимность они, конечно, по-своему — что сейчас им (президенту) выгодно, то и легитимно. Их совсем не смущало, что в случае выполнения этих требований нелегитимным окажется и сам президент — ведь закон о введении поста президента принял Съезд народных депутатов и Съезд же выдвинул кандидатом в президенты председателя Верховного Совета Ельцина.

Кто именно сочинял Письмо 42-х — неизвестно. Но в любом случае оно являет собой яркий образец вульгарной пропаганды — с множеством подтасовок и натяжек, с пошлым и одновременно грубым словарём. О чем думал академик Лихачев, ставя свою подпись под этим? О чем думала прекрасная Белла Ахмадулина? О чем думал Виктор Астафьев, чья подпись, вопреки порядку алфавита, стаяла последней?

Были, наверное, среди подписантов люди, искренне верящие в то, что в Белом доме засели коммуно-фашисты и (что, пожалуй, существеннее) — антисемиты.

Были и те, которых несла волна, - они не могли (не хотели) идти против своих.

Были люди практичные, рассчитывающие на издание собрания сочинений, дачу в Переделкине, грант какой-нибудь. Таких, кажется, было большинство.

Были литераторы, которые получали удовольствие от расстрела Белого дома. Так, Булат Окуджава, один из 42-х подписантов, говорил: «Для меня это был финал детектива. Я наслаждался этим. Я терпеть не мог этих людей, и даже в таком положении никакой жалости у меня к ним совершенно не было».

В народе Письмо 42-х назвали — «Раздавите гадину!». На самом деле гадины в письме не было. Призыв этот выкрикнул (сославшись на Вольтера) по радио «Эхо Москвы» Юрий Черниченко, тоже подписант: «Ребята, хотите жить — раздавите гадину!»

Литераторы молодого поколения, не попавшие в число 42-х, срочно организовали «Союз 4 октября» (Александр Архангельский, Модест Колеров, Андрей Немзер и др.). То есть демократы и либералы решили чистить себя под знаком расстрела парламента! (С таким же успехом можно было организовать Союз в честь расстрела в Новочеркасске.)

«…Нынешнее столкновение властей — неизбежный и закономерный этап в предстоящем долголетнем пути освобождения от коммунизма», — меланхолично констатировал из вермонтского далёка Солженицын. Он вроде бы тоже верил, что в Верховном совете заседают «сторонники тоталитарной власти»

А 8 октября на свет явилось анонимное «Обращение собрания демократической общественности Москвы к президенту России Б.Н. Ельцину» («Независимая газета». 08.10.1993). Обращение, по сути, ужесточало тезисы Письма 42-х. И добавляло несколько интересных пунктов. Самым интересным был пункт 15, выглядящий чужеродно в перечне сугубо полицейских мер: «Принять указ о частной собственности на землю (с правом продажи и залога)», — но, возможно, в нём-то и был ключ ко всему остальному.

Кроме того, «демократическая общественность» требовала «начать официальную подготовку к международному (sic!) судебному процессу (типа Нюрнбергского) над преступной деятельностью КПСС и КГБ» и «издать указ о люстрациях бывших ответственных работников КПСС и КГБ». Интересно, какие международные силы предполагалось привлечь в качестве судей?

К Нюрнбергскому суду над Хасбулатовым, Руцким и др. «за попытку спровоцировать, развязать, опираясь на определенные организации и силы, гражданскую войну» призывал и Алесь Адамович, один из 42-х подписантов и, возможно, один из авторов Обращения демократической общественности. Адамович очень просил пресс-секретаря президента Костикова, чтобы тот показал Ельцину его статью «Власть не должна валяться под ногами». Костиков зачитал президенту вслух абзацы, выделенные самим автором. «Со слуха идея нравится», — сказал Ельцин.

А что ему могло там нравиться? Если бы руководство КПСС было признано преступным (как руководство НСДАП в Германии), если бы была проведена люстрация, то Ельцину и его команде (включая Гайдара, Чубайса и пр.) нельзя было бы занимать руководящие посты. И не было бы у нас Ельцина. Да и Путина не было бы.

Вообще это тоже удивительно! Ельциноиды (так народ назвал сторонников и поклонников президента) все как один кляли коммунистов. И как будто не замечали, что их любимый президент — самый что ни на есть реальный коммунист-аппаратчик. А то, что Ельцин демонстративно вышел из партии и стал говорить про большевиков «Они», — дела не меняет. Если допустить, что у него были идеалы, то он их предал. Если идеалов не было, то он — обыкновенный карьерист.

В те дни диссиденты и давние оппоненты Владимир Максимов, Андрей Синявский, Пётр Егидес объединились, распри позабыв, чтобы сказать о ситуации. Название их статьи звучало призывом: «Под сень надёжную закона…» («Независимая газета», 16.10.1993) В статье говорилось: «…не забудем, что трагедия началась с президентского указа, и спросим хотя бы сами себя: неужели глава государства настолько близорук, что не мог просчитать последствия? Когда нарушал закон, по которому стал Президентом? И каков в этих событиях процент президентский близорукости, а каков — расчета? Но не называется ли такой расчет провокацией?». Дальнейшая судьба Ельцина, по их убеждению, должна была быть такой: «Только отставка. Монастырь. Грехи замаливать».

Они были наивны, эти старые диссиденты, призывая Ельцина и наших демократов-либералов под сень закона. Да и в монастырь никто не собирался, и грехов за собой никто не чувствовал и не признавал. А наивных диссидентов стали прессовать опять же свои. Так, поэтесса Олеся Николаева назвала свою статью в «Московских новостях» ехидно: «Парижские посиделки». Дескать, не след судить о событиях в Москве из Парижа. А главное, утверждала Николаева, «в те часы альтернативой Ельцину был Сталин».

В коллективно возбужденном сознании демократов-либералов всё смешалось: Хасбулатов как новый Сталин (потому что чеченец и с трубкой); красно-коричневые защитники Верховного Совета (коммуно-фашисты); вульгарно-циничное именование Белого дома «Биде», которым радостно пользовались демпублицисты; икона Владимирской Божьей Матери, которая будто бы осеняла расстрел и лично президента Ельцина. «Что бы Вам ни говорили, Владимирская Божья Матерь спасла Москву, спасла Вас, спасла нас» — подбадривал президента А. Архангельский (в письме, опубликованном в «Литературной газете»). Этот причудливый микс литераторы воспринимали как торжество демократических принципов.

«Мне сегодня тяжело: почти вся русская интеллигенция за Ельцина, а я - против», — сокрушался Андрей Синявский. Но всё-таки не вся. Во-первых, против Ельцина была литераторы из стана патриотов — Василий Белов, Юрий Бондарев, Владимир Бондаренко, Александр Проханов, Валентин Распутин, выступавшие на страницах газеты «День» (потом -«Завтра»). Во-вторых, и среди демократов были нормальные люди. Так, Анатолий Рыбаков на мой вопрос «А вы бы подписали [Письмо 42-х?]», ответил резко: «Нет! Писатель не может одобрять пролития крови»

Может быть, лучшим ответом были стихи Андрея Вознесенского: «И снайперы целятся с кровель. / Мы жмемся к краям мостовой. / Гуманизм не пишется кровью, / в особенности — чужой» («Известия» от 07.10.93). В те дни поэт сдавал кровь для раненых. Один демократ сказал на это злобно: «Да он просто пиарится…». «А что же ты, сука, так не пиаришься?» — подумала я. Но спорить уже не хотелось.

… В моргах как попало сваливали убитых. Военные привозили трупы в крематории в полиэтиленовых пакетах. Что за люди погибли, сколько их было — кто ж считает! У нас не принято. Как сказал тогда один высокий чин МВД, они, «откровенно говоря, и не ожидали такого ажиотажа вокруг трупов. Если бы предполагали его, специально считали бы их потом» («Независимая газета». 26.11.93). Чин, конечно, не был литератором-демократом-либералом, но высказался вполне в их духе.

А ведь литераторы эти были умны (в основном), да не просто умны — утонченно, может быть, даже умны. Умны и талантливы. Эстетически развиты, что подразумевает и этическую развитость. Они писали книги, которыми мы зачитывались, стихи, которые мы знали наизусть. Кого-то из них даже называли совестью нации. Они были красивы, в конце концов… Но тень от расстрелянного Белого дома легла на всё, что они делали прежде. Правда, постепенно и это прошло. Осталось одно: всё так, и ничего другого нет. Такие демократы, такие либералы, такая совесть нации.

В своём письме они умилялись «нашей юной, но уже, как мы вновь с радостным удивлением убедились, достаточно окрепшей демократии». Они не заметили, что труп нашей юной демократии так и остался в морге неопознанным и невостребованным. А потом труп сожгли и похоронили, где — никто не знает.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Игорь Зотин

ИСТОЧНИК

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded