wowavostok (wowavostok) wrote,
wowavostok
wowavostok

Categories:

Роскомнадзор потребовал удалить «Записку о ритуальных убийствах». Судьба книги Даля

Её написали в 19 веке по просьбе властей
Николай Чумаков

Об этом сообщил исполнительный директор «Викимедиа РУ» Станислав Козловский.
На сайте Роскомнадзора указано, что эта страница внесена в реестр запрещённых сайтов в 2014 году по решению Оренбургского областного суда. По данным Минюста, в 2010 году книга признана экстремистской по решению Ленинского суда Оренбурга.
«Нам прислали уведомление в пятницу. Мы пока не знаем, как поступим, это будет обсуждаться. Если на обсуждении будет решено удалить, то удалим. Если нет, то посмотрим, какие дальнейшие действия будут», — рассказал Козловский в разговоре с «МБХ Медиа».


Мало кто знает из русских людей, что в 1841 году Владимир Иванович Даль начал работать в МВД России чиновником особых поручений при министре Л.А. Перовском. Рост жидовских ритуальных убийств в западной части России весьма обеспокоил министра МВД графа Перовского и Императора Николая I. Требовалось в этой теме подробно разобраться. Вот тогда министр Перовский, зная добросовестность и честность Даля (они раньше вместе работали в Оренбурге), и поручил ему исследовать эту тему и написать подробный отчет для МВД и Императора. Даль получил доступ ко всем архивам МВД о ритуальных убийствах и успел познакомиться со многими важными секретными документами, которых уже ныне нет (в 1862 г. большой пожар уничтожил много ценных бумаг МВД).


В 1844 году по приказу министра МВД графа Перовского и была напечатана книга Даля "Розыскание об убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их". Позже жиды пытались похитить редкий экземпляр этой книги из типографии Мамонтова, а также из Чертковской библиотеки, чтобы помешать переизданию этой книги. Но слухи об этой книге Даля упорно распространялись в русском образованном обществе, а в 1913 году в Петербурге, впервые, с именем Даля на обложке, эта книга под названием "Ритуальные убийства" была переиздана уже для широкого круга русских читателей. Причем появилась эта книга в очень неприятное для жидов время, когда в Киеве шел судебный процесс по делу об убиении жидами христианского мальчика Андрея Ющинского и добывании из него крови. И на суде эксперты, к возмущению жидов, уже ссылались на книгу Даля. Отчеты из зала суда публиковались в газетах, и уже десятки тысяч русских людей узнали тогда об этой книге. Жиды в такой ситуации от волнения совсем потеряли разум, и понять их можно.

Владимир Иванович Даль – очень крупная, знаменитая личность. Он создал четырехтомный "Толковый словарь живого Великорусского языка" и сборник "Пословицы и поговорки русского народа". А это великое дело. Он был членом-учредителем Географического общества. Он был членом-корреспондентом Императорской Академии Наук. У него огромный авторитет в русском образованном обществе. Он был другом Жуковского и Пушкина, хорошим знакомым Дельвига, Гоголя, Крылова, князя Одоевского, Мельникова-Печерского, Надеждина и других знаменитых писателей, ученых и общественный деятелей России. Под влиянием его сказок Пушкин написал знаменитую сказку о старике, старухе и золотой рыбке. Рукопись подарил Далю с надписью «твоя от твоих! Сказочнику казаку Луганскому от сказочника Александра Пушкина». Известно было в русском образованном обществе, что Даль трое суток не оставлял Пушкина, когда тот, умирающий, лежал на смертном одре после неудачной дуэли с поганым педерастом Дантесом. И последние слова Пушкина были обращены к Далю. «Даль принял последний вздох дорогого для всей России человека». Даль закрыл глаза великому поэту России перед тем, как тот ушел в потусторонний мир.

Пушкин был суеверным человеком, писал Мельников-Печерский, На большом пальце он носил перстень с изумрудом. Считал его талисманом и никогда не снимал. Объяснял друзьям и знакомым, что если снимет, божественный дар поэзии его покинет. Вот этот перстень с изумрудом Пушкин, когда понял, что скоро умрет, снял со своей руки и надел на руку Даля. «И этот перстень Даль носил до самой своей смерти на той руке, которая написала "Толковый словарь живого Великорусского языка"». Долго хранился у Даля и сюртук Пушкина с дыркой от пули Дантеса[1].

Учитывая огромный авторитет Даля в русском образованном обществе, жиды не могли толком сообразить, что же им делать. Одни стали пытаться принизить значение книги Даля. «Это не есть настоящее научное сочинение», – писали они. «Даль не мог написать серьезное научное сочинение по такой теме, ибо не знал еврейского языка». Но при чем здесь еврейский язык? Ведь большинство жидовских религиозных книг, где есть что-то о значении крови для жидовского народа, к тому времени уже были переведены на европейские языки, а некоторые и на русский. И все уголовные дела по жидовским ритуальным убийствам в Российской империи велись не на еврейском, а на русском языке. Принизить Даля не получалось. Фактов против книги Даля не было. Все лающие на Даля выглядели в сравнении с ним жалкими моськами.

Другие жиды, похитрее, через свои газеты на русском языке стали внушать русскому народу, что книжка "Розыскание об убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их" – фальшивка. «Великий Даль был просвещенным человеком, и он не мог написать такую клеветническую антисемитскую книгу». «Эту книжку, на самом деле, состряпали в МВД России, как и "Протоколы сионских мудрецов", чтобы оклеветать еврейский народ и вызвать погромы». Жиды были уверены, что всегда найдется большое число русских дураков, которые им поверят и разнесут этот слух. Ведь проверить, фальшивка или не фальшивка, сумеют немногие.

Но как сбить с толку более осведомленную часть русских? Ведь они твердо знали, что "Розыскание об убиении христианских младенцев и употреблении крови их" – это не фальшивка МВД для организации погромов. Они твердо знали, что эта книга была напечатана в 1844 году по приказу министра МВД тиражом всего в 10 экземпляров, исключительно «для внутреннего пользования». А такой ничтожный тираж абсолютно не годился для возбуждения русского народа против жидов и для организации погромов. К тому же, после 1844 года в течение нескольких десятилетий в России и не было никаких достойных внимания погромов. Более того, правительство Николая I даже само не желало, чтобы русский народ читал подобные книжки. И вот, чтобы сбить с толку и более осведомленную часть русских, наиболее хитроумные жиды забросили в обращение новую, теперь уже "наукообразную" утку: "Розыскание об убиении христианских младенцев…" – конечно же, не фальшивка в том смысле, что эту книжку состряпали в МВД для возбуждения ненависти русского народа к евреям и для организации погромов. Книжка эта, действительно, была напечатана в 1844 ничтожным тиражом исключительно для царя и нескольких высших чиновников, «но эта книжка – все же фальшивка, если она выходит под именем Даля, ибо Владимир Иванович Даль никакого отношения к написанию и редактированию этой книжки не имеет».

Главным специалистом по фабрикации этой новой "научной истины" был Юлий Гессен. Среди жидов он пользовался и пользуется весьма большим авторитетом как выдающийся специалист по истории евреев в России. Написал несколько книжек и статей на эту тему. На самом деле, Гессен – это очередной хитроумный фальсификатор русско-жидовской истории. Рассмотрим внимательно его выводы и доказательства.

Сначала в брошюре "Кровавый навет" этот жидовский историк объявил, что "Розыскание" написал не Даль, а Скрипицын! Цитирую: [В МВД России после Велижского дела] «было предпринято специальное расследование, результатом чего явилась записка чиновника департамента духовных дел иностранных вероисповеданий Скрипицына, отпечатанная в количестве 100 экземпляров анонимно в 1844 году, – "Розыскание об убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их"»[2]. Какие доказательства привел жидовский историк в подтверждение такого вывода? Да абсолютно никаких. Изрек и все. Но откуда он взял этого чиновника Скрипицына? Не выдумал ли он его? Нет, не выдумал.

Дело в том, что в том же 1844 году, когда была анонимно напечатана книжка Даля "Розыскание об убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их", была напечатана почти без изменений эта же книжка под другим названием: "Сведения об убийствах евреями христиан для добывания крови". Книжка эта тоже была напечатана анонимно. А через 34 года, в 1878 году "Сведения об убийствах евреями христиан для добывания крови" были перепечатаны в журнале "Гражданин", в номерах 23-28. Редакция сообщила, что это сочинение «приписывалось» тайному советнику Скрипицыну (директору департамента иностранных исповеданий), исполнившему эту работу «по распоряжению министра внутренних дел, графа Перовского для представления Государю Императору Николаю I, наследнику цесаревичу, великим князьям и членам Государственного Совета».

Здесь, конечно, есть загадка для исследователя. Одна и та же книжка издана анонимно два раза под разными названиями. Чтобы это значило? Но Гессен не исследователь, ищущий истину. Ему надо любой ценой защитить жидовский интерес. И вот Гессен, прочитав или услышав о Скрипицыне, намертво вцепился в это имя и всех стал убеждать, что именно Скрипицын и есть единственный автор и "Розыскания об убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их", и "Сведений об убийстве евреями христианских людей для добывания крови". А Владимир Иванович Даль здесь не при чем. Ибо два разных лица не могли написать почти тождественные по тексту записки (а с этим кто спорит?). Автор кто-то один. И значит, по жидовской логике, автор этих книжек – это Скрипицын, потому что он был «по чину выше Даля».

Но если рассуждать по нормальной логике, то появляется неизбежно много вопросов. Что это значит: "Сведения об убийстве евреями христианских людей для добывания крови" приписывались Скрипицыну? Кто это за люди, которые приписывали это сочинение Скрипицыну, и какие у них были для этого основания? Подтвердил ли сам тайный советник Скрипицын, что это он автор обоих книжек? Жидовский историк молчит, и это понятно: сказать ему нечего. И при чем здесь «выше или ниже по чину». К тому же «ближе всех» министру внутренних дел как сотрудник и как друг был не Скрипицын, а Даль. Именно Даль был фактически "правой рукой" графа Перовского (об этом – ниже).

Но если в 1912 году в брошюре "Кровавый навет" Гессен категорически утверждал, что автор "Розыскания" – Скрипицын, то в 1914 году Гессен на этой "истине" уже не настаивает, чтобы больше не позориться. Он уже предполагает, что, может быть "Розыскание" написал и не тайный советник Скрипицын, а генерал-майор Каменский[3]. Важно, что не Даль, настаивает упорно жидовский историк. В том, что эта книжка написана Далем, «сомневался уже сенатор Лебедев», о чем он и написал в своем дневнике за 1845 год. Сенатор Лебедев полагал, что «эту книжку о ритуальных убийствах», вероятно, написал генерал-майор Каменский.

Сенатора Лебедева Гессен тоже не выдумал. Сенатор Лебедев действительно существовал, и в "Русском Архиве" действительно были опубликованы его дневниковые записи[4]. Цитирую целиком нужный кусок: «Я читал "Розыскания об убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их", напечатанные в 1844 году. Не знаю, кто писал этот беглый обзор (может быть, В. И. Даль или генерал-майор Каменский, состоящий при МВД) и для чего написано это… Может быть, для того, чтобы принять энергичные меры, очистить от евреев наши Западные губернии…». Вот и все, что есть на интересующую нас тему в дневнике сенатора Лебедева. Что можно "вытащить" из этой записи?

Во-первых, мы узнаем из нее, что опубликованное в 1844 году по приказу министра Перовского "Розыскание", министр посчитал нужным «дать почитать» не только своим чиновникам из МВД, но и сенаторам. Но многие сенаторы, и в их числе Лебедев, так точно и не узнали, кто автор этой книжки. И почему, собственно, они должны были об этом знать? Исследование о жидовских ритуальных убийствах готовилось в недрах МВД, а не в Сенате. Но какая-то информация, какие-то слухи все же просачивались наружу. И сенатор Лебедев на основании только этих слухов полагал, что автор книжки или Даль, или генерал-майор Каменский. Таким образом, сенатор Лебедев вовсе не сомневался в том, что эту книжку написал Даль, ибо книжка эта была напечатана без указания фамилии автора. Не в чем было сомневаться! Сенатор лишь гадает, кто ее написал. И предполагаемых авторов, по его мнению, всего два человека: Даль (сенатор ставит его на первое место) и генерал-майор Каменский Иван Васильевич, служащий тогда при МВД, а позднее губернатор Волыни.

Значит, были у почтенного сенатора все же какие-то основания предполагать, что книжка написана Далем. Полной уверенности у него, конечно, не было, но ведь не было у него и полной уверенности, что эту книжку написал генерал-майор Каменский. А больше сенатор Лебедев в авторстве никого не подозревал. О тайном советнике Скрипицыне он не написал ни слова, к огорчению жидовского историка Гессена. Так что врал Гессен, когда писал что «уже сенатор Лебедев сомневался», что «эту книжку» написал Даль. Жидовскому историку соврать, что плюнуть.

Попытался Гессен убедить читателей своих сочинений и таким аргументом: «…во всяком случае, не Даль написал "Розыскание". Я имел случай видеть рукопись, содержание которой вполне совпадает с "Запиской о ритуальных убийствах", ныне [в 1913 г.] опубликованной под именем Даля. Часть основного текста написана рукой переписчика; значительные же поправки-вставки и сокращения принадлежат другим лицам, но отнюдь не Далю. Даль занимал слишком видное положение [в МВД], чтобы можно было предполагать, что он написал первоначальный набросок, проредактированный позже другим лицом. Важные редакторские поправки сделаны не рукою Даля»[5].

Здесь возникают важные вопросы. Какую рукопись видел жидовский историк Гессен? «Часть основного текста, – пишет он, – написана рукою переписчика». Значит эта рукопись – не оригинал. И значит, по ней нельзя без компьютерного анализа установить, кто автор книжки. Но кто был переписчиком? И с оригинала ли он переписывал или с копии? И в каком году он переписывал? И кому принадлежат «редакторские поправки-вставки»? И кто хозяин рукописи? И где ее видел Гессен, и где она находится? И почему Гессен не сделал фотокопии этой рукописи? И почему Гессен не предоставил эту рукопись на экспертизу ученых? Жидовский историк на все эти вопросы, конечно, не отвечает, и потому можно сделать однозначный вывод, что никакой достойной внимания ученых рукописи он и в глаза не видел.

И последний аргумент жидовского историка Гессена: «Если бы Даль на самом деле написал книжку о еврейских ритуальных убийствах, то об этом можно было бы найти подтверждения в его биографии, в письмах, в архивах МВД, и в воспоминаниях его знакомых. Но никаких подтверждений нигде нет». Но почему же нет? Оттого, что Гессен и другие его сородичи-историки о них не знали, это еще не значит, что их не было и нет. Не обнаружено – это еще не значит, что их нет. Даже к тому времени, когда Гессен сочинял свои фальсификации, уже кое-что было в воспоминаниях знакомых Даля. Вот Я. Грот, писал Гессен, считал, что именно Даль написал "Розыскание", но и он не был абсолютно уверен, что это так. Он прибавил – «насколько нам известно». «Очевидно, Грот передавал лишь дошедшую до него молву, не имея никаких достоверных данных, а между тем в его руках были письма и автобиография Даля. Сам Даль не приписывал себе авторства "Розыскания". Составляя для Грота список своих сочинений, Даль не упомянул в нем о "Розыскании". Копия списка имеется у С.А. Венгерова. Копия была передана [ему] самим Гротом».

Что здесь можно сказать? Грот Яков Карлович (1812-1893) – очень известная и авторитетная среди гуманитариев фигура. Академик, автор почтенных трудов по русскому языку и по литературе XVIII века. Подготовил великолепное издание сочинений Державина и не побоялся опубликовать "Мнение" Державина против жидовской экспансии в России. Уже за это жиды Якова Карловича Грота очень не любят. Грот известен и как добросовестный специалист с очень высокой требовательностью к себе. И если Грот написал, что Даль, «насколько нам известно» – автор книжки о жидовских ритуальных убийствах, значит, у Грота все же были для этого какие-то основания. Иначе он и вовсе бы не упомянул про это. Грот, конечно, не имел возможности сослаться на архивы МВД и на оригинал рукописи, но что делать? Архив МВД и, вероятно, рукопись Даля погибли во время пожара в здании МВД в 1862 году.

Забавно, что и сам Гессен, в противоречии со своим категорическим выводом, что Даль не занимался исследованием еврейских ритуальных убийств, все же вынужден был признать (скрыть это было невозможно), что сохранилось письмо одного протоирея к Далю по поводу слухов о похищении в Петербурге в 1820-х годах двумя еврейками христианского мальчика. МВД сделало тогда запрос генерал-губернатору Петербурга. Тот ответил графу Перовскому, что по наведенным справкам, подобного случая не было. И тогда Даль обратился к протоирею с просьбой сообщить все поподробнее об этом случае. Протоирей ответил[6].

Задавал ли жидовский историк Гессен себе вопрос: зачем Даль вступил в переписку по такой теме, если он не занимался исследованием кровавых еврейских жертвоприношений? И вообще, что мешало самим жидам поинтересоваться у Даля, он написал "Розыскание" или не он, а потом опубликовать его ответ? Ведь Даль умер в 1872 году, и жиды уже знали к тому времени о существовании редких экземпляров его книжки, напечатанной в 1844 году. Но жиды Даля не спрашивали, ибо знали твердо, что он ответит утвердительно. Поэтому при Дале жиды не врали, что его книжка – "фальшивка", что «это не Даль ее написал», ибо боялись разоблачения со стороны самого Даля. А когда Даль умер, лживые языки жидов во всю заработали.

Как же было все на самом деле?

Итак, Владимир Иванович Даль работал несколько лет в МВД чиновником особых поручений при министре Л.А. Перовском. Так вот, обеспокоенный тем, что жиды в православной Империи замучивают христианских детей и добывают из них кровь, министр внутренних дел граф Перовский поручает провести безпристрастное расследование этой темы своему лучшему и надежному помощнику В.И. Далю. Почти одновременно Перовский поручил Далю провести беспристрастное расследование о русской христианской секте скопцов.

Даль быстро и добросовестно выполнил порученную ему работу. И вот в 1844 году по приказу министра была напечатана небольшим тиражом книга Даля о скопцах, но без указания фамилии автора. В этом же году по приказу министра была напечатана тиражом в 10 экземпляров и книжка Даля "Розыскание об убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их", но также без указания фамилии автора. Это и понятно. Исследования были секретные, касались тонких и болезненных вопросов о вероисповедании, одно из них касалось жуткой темы о добывании евреями крови из христианских младенцев, и предназначены эти исследования были сначала только «для внутреннего пользования». И не было санкции Императора на их широкое распространение.

А дальше дважды случилось что-то для многих непонятное. Записка Даля о скопцах в широкое распространение под его фамилией не пошла, но появилась книжка Надеждина о скопцах, в основу которой было положено исследование Даля. И "Розыскание об убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их" тоже в широкое распространение под фамилией Даля не пошло, но появились почти тождественные "Сведения об убиении евреями христиан для добывания из них крови". Книжка эта была издана тиражом уже в 100 экземпляров, издана была также анонимно, но приписывалась тайному советнику Скрипицыну.

Что случилось? Ответ на этот вопрос – в воспоминаниях о Владимире Ивановиче Дале, написанных Мельниковым Павлом Ивановичем (литературный псевдоним – Андрей Печерский). Мельников-Печерский известен как автор романов о старообрядцах – "В лесах" и "На горах". Так вот этот П.И. Мельников, как и Даль, некоторое время служил в МВД чиновником по особым поручениям и по поручению министра внутренних дел графа Перовского занимался старообрядцами. И он, конечно, был очень хорошо знаком с Далем и хорошо знал, какими исследованиями Даль в МВД занимался. Воспоминания Мельникова о Дале опубликованы были в "Русском Вестнике" в 1873 году (Т. 104. № 3. С. 310-313) и в 1897 году в «Критико-биографическом очерке» (Полн. Собр. Соч. Даля В.И. Т. 1. СПб., 1897).

Мельников-Печерский писал: с сентября 1841 года Владимир Иванович Даль «сделался ближайшим сотрудником и правою рукою нового министра внутренних дел». Граф Перовский имел редкую способность подбирать весьма дельных людей для работы в МВД. Даже на низших должностях у него работали чиновники, кончившие курс в университетах и других высших учебных заведениях. Перовский любил окружать себя пишущими людьми, сознавая, что «каждому истинно просвещенному министру так поступать необходимо». Он сумел привлекать к работе в МВД людей, проявивших себя в литературе, науке и общественной деятельности. В МВД работали граф Д.Н. Толстой, В.В. Скрипицын, Липранди, архитекторы А.С. Уваров и И.П. Сахаров, этнограф А.В. Терещенко, литераторы: граф Сологуб, И.С. Тургенев, И.С. Аксаков, Ф.Ю. Самарин, граф А.К. Толстой, М. Лонгинов, Мельников-Печерский и др. Перовский сумел исходатайствовать освобождение из ссылки и привлечь к работе в МВД даже профессора Московского университета Н.И. Надеждина, сосланного в Устьсысольск за напечатание в "Телескопе" писем Чаадаева. На средства МВД граф Перовский проводил археологические исследования в Крыму, в развалинах Сарая, отыскивал место погребения князя Пожарского, торговые пути Древней Руси и т.д. Под эгидой МВД было создано по инициативе Даля знаменитое Географическое общество. Таким образом, МВД при Перовском – это отнюдь не сборище реакционеров-мракобесов (как это пытались и пытаются представить жиды), которое только тем и занималось, что «составляло фальшивки на бедных евреев, чтобы организовать погромы».

«Но ближе всех, – писал Мельников-Печерский, – стоял к министру В.И. Даль. В этом человеке Лев Алексеевич Перовский нашел не только неутомимого сотрудника, посвященного во все тайны государственной деятельности, но и преданного друга… Даль и Надеждин вели самые важные дела в министерстве под личным руководством самого министра, вели нередко помимо надлежащих департаментов».

Очень высоко отзывался о работе Даля в МВД и тайный советник Василий Матвеевич Лазаревский[7]. Он был назначен Перовским управляющим Кабинета Его Величества. В 1848 году он был чиновником особых поручений при Петербургском генерал-губернаторе и был прикомандирован к Особенной Канцелярии при МВД. Особенная Канцелярия состояла тогда из трех важных чиновников. Это Василий Головлин (позднее министр народного просвещения), Лазаревский и Даль. Обслуживали этих чиновников пять писцов. Позднее этот Лазаревский был назначен членом Совета МВД и Главного Управления по делам печати. С 1873 года – тайный советник. Умер в 1890 году. Так вот этот Лазаревский писал о Дале: «Даль был, бесспорно, первый человек в министерстве (своего помощника И.Г. Сенявина министр Перовский не жаловал и держал в стороне от многих важных дел) и по безусловному доверию министра, и по безупречной нравственности, и по хорошей известности в мире общественности, науки и литературы». Фактически Даль был правою рукою и самым ценным сотрудником министра МВД.

Пойдем дальше. Мельников-Печерский, перечислив многие важные работы, которые Даль проделал в МВД, четко и ясно написал: «По поводу возникших в западных губерниях дел он [Даль] написал об употреблении Евреями христианской крови. Это исследование было напечатано в ограниченном числе экземпляров»[8]. И Мельникову-Печерскому, который работал тогда в МВД и был хорошо знаком с Далем, мы, естественно, будем больше верить, чем жидам-фальсификаторам.

Далее Мельников-Печерский писал в своем очерке: «В 1844 году Даль написал по поручению графа Перовского чрезвычайную записку о законодательстве о скопцах, а вслед за тем исследование о скопческой ереси». Это «чрезвычайно редкая книга». Один экземпляр ее находится в Чертковской библиотеке в Москве. «Книга эта была напечатана до 100 экземпляров». Большинство экземпляров этой книги хранились у Перовского, но граф умер в 1856 году, а один глуповатый, безответственный чиновник сжег все экземпляры книг Даля, «хотя, впрочем, не был ни евреем, ни рижским бюрократом, ни даже скопцом... Из написанных экземпляров [о скопцах] уцелел один, который Даль подарил в Чертковскую библиотеку».

Книжка Даля о скопцах, по свидетельству Мельникова-Печерского, была представлена министром Перовским Императору Николаю I. Император «был очень доволен и спросил об авторстве книги». Граф Перовский ответил, что эту книгу написал В.И. Даль. Император тогда «поспешил осведомиться, какого он вероисповедания». Перовский ответил: «лютеранин». Это огорчило Императора. Хотя книга Даля очень понравилась Николаю I, он «признал неудобным рассылать высшим духовным и гражданским лицам [православной Империи] книгу по вероисповедному предмету, написанную иноверцем». Написать новую книгу о скопцах, которую можно было бы распространять, министр Перовский поручил Надеждину, «который в свой труд внес всю работу Даля». Так появилась книга Н.И. Надеждина "Исследование о скопческой ереси". Первая половина этой книги была напечатана позднее, в 1872 году в IV Книге Чтений Общества Истории и Древностей, вместе с другими материалами по истории хлыстовской и скопческой ереси. «В мое собраний о расколе, – писал Мельников-Печерский, – вошли между прочим переданные мне покойным Далем его бумаги по этому предмету»[9].

Теперь по аналогии мы можем понять, что случилось и с книгой Даля "Розыскание об убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их". Возможны лишь две версии. Либо граф Перовский ознакомил Николая I и с этой книжкой, и император по той же причине, что Даль – лютеранин, «признал неудобным рассылать высшим духовным и гражданским лицам книгу по вероисповедному предмету, написанную иноверцем». Либо сам граф Перовский, осознав, что, как и в случае с книжкой Даля о скопцах, Император не разрешит распространять также и книжку лютеранина Даля об убиении жидами христианских младенцев, поручил или начальнику департамента по вероисповеданиям Скрипицыну, или какому-нибудь другому православному чиновнику доработать книгу Даля и сделать ее возможной для распространения. Но Николай Иванович Надеждин был талантливый публицист, профессор Московского университета, опытный исследователь-этнограф и, взяв за основу книгу Даля о скопцах, он все же доработал и даже немного улучшил ее. Конечно, неприятно, что в книге о скопцах Надеждин ничего не сказал о том, что в основу своей книги он положил труд Даля. Но он и не мог об этом сказать в «служебной книге МВД» по той же причине: Даль был лютеранин.

А с книгой Даля об убиении евреями христианских младенцев так не получилось. Появилась книга "Сведения об убиении евреями христиан и добывании крови из них", в основу которой было положено исследование Даля, но Скрипицын или кто-нибудь другой или не захотели, или постеснялись, или побоялись приписать сами себе авторство. Тема о добывании жидами крови из христианских младенцев была более опасна, чем тема о русских добровольных кастратах – скопцах. И никакой существенной доработки исследования Даля не было сделано. Потому "Сведения" тоже вышли анонимно, как и "Розыскание", и лишь «приписываться» стали православному Скрипицыну и другим.

Конечно, Далю все это было неприятно. Конечно, ему было обидно. Но что делать? А то, что Император Николай I не дал разрешения распространять широко книгу Даля и распространять под его фамилией было и не разумно. Ну не нашлось среди православных тогда ни одного талантливого и мужественного исследователя, который смог бы написать толковую и полезную книгу о жидовских ритуальных убийствах, ну и что? Для пользы дела можно было бы печатать и книгу лютеранина под его фамилией. Тем более, что Даль был лишь формально лютеранин, а по духу – православный. Понятно также, что как дисциплинированный чиновник МВД Даль не мог свою, тогда еще служебную "секретную" работу отослать в какой-нибудь журнал, отечественный или иностранный. Но он все же не абсолютно молчал, особенно после того, как перестал работать в МВД. Некоторые русские образованные люди все же знали, что автором книги о жидовских ритуальный убийствах, изданной в 1844, был именно Даль. И редчайшие экземпляры его книги очень ценились и оберегались от жидов.

В 1906 году один редкий экземпляр книги Даля попал в руки замечательному русскому библиофилу В.М. Остроглазову, начальнику Московского врачебного управления. Когда он оставил службу и стал располагать большим временем, он не только продолжал собирать редкие книги, но стал заниматься и библиографическими расследованиями и помещал их в "Русском Архиве", который издавал П.И. Бартенев. «Смерть застала его над работою о редких книгах по еврейскому вопросу, переданной в "Русский Архив" для напечатания». Остроглазов сделал и первое розыскание о судьбе книги Даля. После его смерти все собрание принадлежащих ему редких книг, в том числе и книгу Даля, и розыскание о судьбе книги Даля, вдова его Т.И. Остроглазова передала в библиотеку Московского университета. Жиды не смогли все экземпляры книги Даля сыскать и уничтожить, и в 1913 году в Петербурге с экземпляра Остроглазова книга Даля под названием "Записка о ритуальных убийствах" впервые была напечатана под его фамилией на обложке. А розыскание Остроглазова о судьбе книги Даля было опубликовано в предисловии (С. III-XVIII).

«Эта книжка, – писал Остроглазов, – чрезвычайно редкая… Геннади, известный библиограф, говорит, что во "Всемирной Иллюстрации" 1872 г. (№ 207, С. 394) сказано, что В.И. Даль, служа в министерстве внутренних дел, напечатал брошюру об убиении евреями христианских младенцев. Она напечатана в незначительном количестве экземпляров (Справочный словарь о русских писателях и ученых, умерших в XVIII и XIX столетиях. Берлин, 1876. Т. 1. С. 277). Во "Всеобщей библиотеке России, или каталоге книг, собранных А.Д. Чертковым" (Москва, 1863. № 3631, С. 743) сказано, что эту книжку написал В.И. Даль по поручению графа Л. А Перовского. Она напечатана в самом ограниченном количестве экземпляров, которые раздавались весьма немногим служебным лицам. В "Русских книжных редкостях", изданных Н. Березиным (М., 1903, № 77. Часть 2. С. 19), напечатано: «это книжка редчайшая» и на экземпляре этой книжки, им виденном, была следующая современная изданию ее надпись: «печать десять экземпляров».

«Эта книжка настолько редкая, что ее, насколько известно мне, нет ни в одной из московских библиотек. Мой покойный брат Иван Мих. Остроглазов не имел ее в своем замечательном собрании редких книг. Я, на своем веку пересмотревший несколько сот каталогов русских и иностранных букинистов, а равно перечитавший описания всех библиотек, известных библиофилам, – никогда не встречал ее названия. Цены на нее нет. Но если книжка того же В.И. Даля "Исследование о скопческой ереси", напечатанное в числе менее двадцати экземпляров, как сказано в "Книжных Редкостях" И.М. Остроглазова (М., 1892. № 101. С. 45), оценивалась, как видно из каталога 1903 года, № 339, известного петербургского букиниста Клочкова, в двести рублей серебром, то цена этой книжки В.И. Даля, т. е. "Розыскание об убиении евреями христианских младенцев", которая никогда не встречалась в продаже, конечно, несравненно дороже».

Остроглазов полагал, что экземпляр книги Даля, который хранился на его книжной полке, «представляет собой и еще в другом отношении замечательную редкость». Ведь жиды такого рода литературу всегда старались вынюхать и уничтожить.

Остроглазов далее писал: «Известный публицист и ученый Никита Петрович Гиляров в своей газете "Современные Известия" (13 июня. 1875. № 160) пишет следующее: «кто из образованных не знает и не слыхал о знаменитом Велижском деле, бывшем сорок лет назад? Мы и читали о нем и, между прочим, слышали от покойного В.И. Даля, человека в высокой степени беспристрастного и уже далеко не суеверного: он был убежден, что в этом приснопамятном деле упомянутое зверское детоубийство есть факт; он, Даль, изучавший дело, просмотревший все документы и составивший для правительства записку… Кстати, что сделалось с этою самою запискою? Где она? Напечатана она была в немногих, может быть, семи, восьми или десяти экземплярах и – о, удивление! Экземпляры, к которым могла иметь публика доступ, под наитием какой-то неведомой силы, стали исчезать один за другим. Мало того: года два тому назад исчез из одной типографии даже оригинал, предназначавшийся к перепечатанию этой записки. Достопочтенного издателя, которого назвать мы не смеем без его позволения, просим откликнуться и подтвердить наши слова о пропаже упомянутого оригинала».

Таким образом, хотя книга Даля была издана ничтожным тиражом и не разрешена к распространению, о ней все же было известно в русском образованном обществе. К счастью, полной пропажи "оригинала", то есть экземпляра, напечатанного еще 1844 году и который «один издатель» попытался размножить, – не произошло. Этот «достопочтенный издатель», у которого жиды чуть не украли редчайший экземпляр книги Даля, – не выдуманный персонаж. Это И.П. Бартенев, редактор "Русского Архива". Это тот самый Бартенев, которому сам Даль в 1869 подарил один экземпляр своей книги. Бартенев об этом рассказал так: «Книжка эта написана В.И. Далем по поручению Л.А. Перовского, по бумагам министерства внутренних дел (в 1862 г. истребленным большим пожаром) и отпечатана чуть ли не в десяти экземплярах. Возвратившись осенью 1859 года из моей поездки в Одессу, я передавал В.И. Далю об ужасах еврейского усиления в тамошнем крае, сообщенных мне там архиепископом Димитрием (Муратовым). По соглашению с Далем вздумал я перепечатать эту книжку в «Русском Архиве» с моим предисловием».

Таким образом, Бартенев дружил и встречался с Далем и, конечно, абсолютно точно знал, что Даль – автор этой книжки. Владимир Иванович Даль не такой был человек, чтобы вводить в заблуждение редактора "Русского Архива" и других людей. Далее Бартенев писал: «Шло печатание ее в типографии Мамонтова [в Москве], как оттуда пришли мне объявить, что еврей-наборщик похитил несколько листков и скрылся из Москвы. А.И. Мамонтов нарочно ездил в С.-Петербург, чтобы достать похищенное из экземпляра князя А.Б. Лобанова-Ростовского». Значит тогда «был жив» еще один экземпляр книги Даля, изданной в 1844 году. Он хранился у князя Лобанова-Ростовского, помощника министра внутренних дел и председателя образованной в 1872 году Комиссии по устройству быта евреев. Страницы, которые украл жид-наборщик, – это 73-82.





ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ:















1
Tags: ГЕНОЦИД, РОССИЯ, СИОНИЗМ, жидовское иго, иудейский захват
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments