wowavostok

Categories:

Подводный истребитель: как СССР построил "убийцу подлодок"

Ровно полвека назад, 22 апреля 1969 года была спущена на воду атомная подводная лодка К-64, первый корабль проекта 705 "Лира". Она стала вершиной пищевой цепочки в водном мире - как косатка. Благодаря революционным техническим решениям К-64 могла поразить любую морскую цель, ее же не мог уничтожить никто. Существовавшие тогда торпеды просто не догоняли "Альфу" - так подлодку прозвали в НАТО.

Единственным вооружением 705-го проекта были торпеды - шесть аппаратов в носу. Подлодка проектировалась для охоты за вражескими субмаринами и дуэльных ситуаций. В авиации такие машины называют истребителями. "Лира" тоже была истребителем, но подводным. Ее обтекаемый корпус - обводы рассчитывали специалисты по гидродинамике, - напоминал крупного морского хищника. Специальным постановлением Совмина проектировавшему подлодку ленинградскому СКБ-143 (ныне СПМБМ "Малахит") было разрешено отступать от норм военного кораблестроения, если оно докажет такую необходимость. Конструкторы поставленную задачу выполнили.

Ядерный реактор с металлическим теплоносителем был капризен и создавал массу проблем с поддержанием рабочей температуры, зато полный ход с места лодка развивала менее, чем за минуту. Корабль давал под водой 41 узел - 76 километров в час! - уходил от любой торпеды и нырял на 450 метров в глубину. Энергетическая установка получилась компактной и легкой, но сложность конструкции "Лиры" вошла в легенды. Виртуозные сварщики "Севмаша" гнули электроды и использовали зеркала, чтобы вести шов в мешанине трубопроводов и кабелей.

Лодка была небольшая - три тысячи тонн водоизмещения, - а экипаж по стандартам ВМФ СССР и вовсе крохотный, 31 человек. 24 офицера, 6 мичманов и единственный матрос-кок.

- Когда у пульта акустиков сидит не матрос-первогодок, а прошедший огонь, воду и медные трубы капитан третьего ранга - он обнаруживает такие цели, которые не засечет никакая электроника, - рассказывал Алексей Потехин, восемь лет командовавший одной из "Лир".

Сокращения экипажа достигли широким внедрением автоматики. К-64 стала первой подлодкой, где появились боевая информационно-управляющая система. Она следила за окружающей обстановкой и состоянием реактора, гидролокатор и вооружение работали самостоятельно, механизировали даже камбуз. Экипаж субмарины был избавлен от необходимости нести вахту в отсеках - вся информация стекалась в центральный пост, набитый индикаторами от палубы до подволока. Отсеки осматривали периодически, а боевая смена состояла всего из восьми человек.

В "Лирах" впервые появилась спасательная капсула - при аварии экипаж переходил во всплывающую рубку. Технических проблем было много, случались и ЧП, но за 20 лет эксплуатации на семи субмаринах не погиб ни один человек. Больше того - моряки любили 705-й проект, несмотря на сложность в обслуживании, тесноту и нервный характер энергетической установки. Они понимали, что в бою корабль за счет своих уникальных характеристик их спасет.

Разработанные специально для К-64 пневмогидравлические торпедные аппараты позволяли стрелять с любой глубины. Немагнитный корпус подлодки покрыли специальным материалом, гасящим сигналы сонаров. Даже будучи обнаруженной, "Лира" могла, прибавив ход или сманеврировав, уйти от атаки. А затем, развернувшись менее чем за минуту, атаковать сама.

За время службы эти подлодки попортили немало крови американским подводникам. Они выходили в район боевого дежурства подводных стратегических ракетоносцев США, находили противника и неотступно следовали за ним. Революционные агрегаты "Лиры" изрядно шумели, несмотря на все амортизаторы, и на американской подлодке знали, что они на прицеле. Но поделать ничего не могли. Дежурства там были нервные.

Антон Валагин

ИСТОЧНИК

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded