wowavostok

Categories:

И боги, как человеки.... Кадыкчанский

Царь Давыд на фасаде Дмитриевской церкви во Владимире. (Официальная версия). По другой версии, это Сварог с Алатырь - камнем, на котором высечены Веды.
Царь Давыд на фасаде Дмитриевской церкви во Владимире. (Официальная версия). По другой версии, это Сварог с Алатырь - камнем, на котором высечены Веды.

Царь Давыд на фасаде Дмитриевской церкви во Владимире. (Официальная версия). По другой версии, это Сварог с Алатырь - камнем, на котором высечены Веды.

Современное образование имеет ярко выраженные признаки глобализма, и выражается это, прежде всего в том, что историки всего мира подозрительно дружно исповедуют одну и ту же версию происхождения современной цивилизации. Договорились однажды, и во всех школьных программах мира закрепилась версия о том, что древнегреческая мифология первична по отношению ко всем прочим. Может быть, это так и есть, однако встаёт вопрос о том, по какой же причине школьники в любой стране знают именно греческий и римский варианты космогонии древних, и совершенно не знают о представлениях об устройстве и происхождении мира, своих собственных предков?

В отличии от античной космогонии, древнерусская даже не систематизирована по сей день. Рассказы стариков о Свароге, Макоши и Перуне с Велесом, записаны множество раз в различных регионах России и Прибалтики, и каждый из фрагментов имеет значительные отличия друг от друга.

Попытки объединить в одном издании всю картину древнерусской космогонии предпринимались не раз, например Татьяной Буйновой. Её труд "Дети Сварога. Древнейшие мифы восточных славян" лучшее из всего, что мне приходилось изучать по этой теме, но он так и остался известен узкому кругу энтузиастов, интересующихся историей дохристианской Руси. Но составители учебных планов, по прежнему не считают нужным, чтоб наши дети воспитывались на основе мировоззрения своих предков.

Полагаю, что ситуацию со временем удастся выправить, и дискриминация, которая имеет место по отношению к русской культуре, будет устранена. И со временем, мы придём к тому, что не будет насаждаться преувеличенное почтение к какой то одной из ветвей мировой культуры, а все станут равными среди равных. Но для этого, необходимо сохранить то, что имеется, и передать нашим детям и внукам, чтобы они не чувствовали себя обделёнными. Чтобы они знали о том, что во времена античности их предки вовсе не были «варварами, живущими в ямах».

Это должно выправить «перекос» в сторону возвеличивания одних народов по отношению к другим, что  неминуемо ведёт к развитию нацистского мышления, со всеми вытекающим последствиями. Если каждый народ будет знать свою историю, и уважительно относиться к истории соседей, то постепенно сложится культурный баланс, при котором возникнет равноправное, дружеское и заинтересованное отношение представителей одних этносов к другим. Люди поймут, что нет «плохих» и «хороших» наций, и начнут радоваться многообразию и самобытности всех, на основе взаимного уважения всех всеми. Это ведь так не сложно! Ну а теперь о том, как объясняли своим детям происхождение мира, наши далёкие предки.

Рождение мира

Вначале был Слов. И Слов бы Богом. Он  находился внутри мирового яйца - дремал себе, подрёмывал под его золотой скорлупой, а вокруг не было ничего. Были лишь крупинки, такие мелкие, что не видны они никому из ныне, на Земле живущих. Это крупинки текли как река, пронизываю золотое яйцо, в котором спал Слов.

Спал он целую вечность, и видел сны про мир чудесный, в котором всё обустроено и где всему место есть. Снились ему земли и моря, горы и реки. Буйные леса и цветущие равнины. Видел он рыб, зверей, насекомых, гадов и птиц, а так же человеков. Снились ему ветра и дожди, снега и льдины. И был Слов уверен в том, что всё это есть на самом деле, и полюбил всем сердцем тот мир, который ему приснился.

Однажды Слов проснулся, и удивился тому, что вокруг ничего нет. Тогда решил он родить Любовь. И стала Любовь тем духом, без которого нельзя ничего родить.

И когда у Слова появилась Любовь, тогда он смог родить всё то, что видел в своём вечном сне. Сила Любви безгранична. Имея в сердце Любовь, можно родить всё. Даже Миры. И преисполнившись такой силой, Слов расколол золотое яйцо на части, и из него вышли воды небесные и земные.

Затем, Слов родил твердь небесную, и твердь земную. И всё это было из тех песчинок, которые текли в пустоте сквозь скорлупу золотого яйца. Из тех же песчинок Слов родил всех тварей летящих, плывущих, ползущих и бегущих. Затем родил Солнце, которое выплыло из его лица на золотой ладье. Звёзды и Месяц вплыли на серебряной ладье. Зори вышли из его очей, а ветры буйные из дыхания.

Всему сущему стал Слов и отцом и матерью. Так весь поднебесный мир вышел из Слова. Всё сущее он родил, и потому, человеки прозвали его Родом.

КуМир Рода
КуМир Рода

КуМир Рода

Род взял Радугу, разрезал пуповину, отделил земные воды от вод небесных каменной твердью, Свет отделил от Мрака, а Правду от Кривды. Отделил небесное царство Правь от срединного царства Яви, а от них отделил тёмное царство Навь. Из дыхания Рода вышла Лада, в которой воплотилась Любовь. Лада обратилась в птицу Сва, и полетела над Землёй, чтобы разнести силу Любви повсюду.

Лада. Не называйте её Богиней. Она наша праматерь.
Лада. Не называйте её Богиней. Она наша праматерь.

Лада. Не называйте её Богиней. Она наша праматерь.

Затем посадил Род семечко, и стал расти огромный Дуб  Мировое Древо, высокое и могучее. Корнями  Древо ушло в царство глубинное, призрачное, туда, где место лишь для мёртвых и для тёмных сил. Ствол его пойдёт поперёк царства Явного, где поселятся скоро живые и будут жить, пока не истечёт их срок.  Верхушка должна быть в  Прави, до тех пор, пока будет рождена страна Сварга небесная, в которой появятся дети Рода - Слова которые станут править миром. Рассказ о детях Рода – Слова, и детях их детей, человеки назовут Родословной.

Древо жизни. Дуб Мира.
Древо жизни. Дуб Мира.

Древо жизни. Дуб Мира.

Посмотрел Род на то, что получилось у него, и понял, что перемешано всё в мире, и некому наблюдать за порядком. Тогда кликнул Род птицу Сва и создал себе родича, творца и помощника,  Сварога. Вдохнул в него свой всесильный дух и дал ему всю свою силу, и посвятил его во все свои планы по рождению мира, который снился Роду-Слову.

КуМир Сварога.
КуМир Сварога.

КуМир Сварога.

Поднял тогда Сварог своими руками над морем небесную землю, названную в честь него Сваргой, и пошёл ходить по нему, из поднебесья мир оглядывая. И начал он воплощать волю отца своего Рода, тут и там варганить то и это, что всё было как во сне Рода – Слова.

Синяя Сварга.
Синяя Сварга.

Синяя Сварга.

Чтобы Солнце вставало и садилось, чтобы полдень сменялся полночью и чтоб не мешкая, кони-дни мчались друг за другом от рассвета и до заката. А с заката и до рассвета при свете звёзд и ясного месяца чтоб скакали по миру чёрные кони-ночи.

Смотрит Сварог на твердь земную, а Матери Сырой Земли не видит нигде в мире Яви. А Мать Сыра Земля - кормилица нужна для того, чтоб росло Древо жизни, и питалось от неё. Шесть дней ходил Сварог, всё искал Мать Сыру Землю, когда на седьмой день заприметил Рипейские горы.

Рипейские горы на карте Птолемея. Это не Урал.
Рипейские горы на карте Птолемея. Это не Урал.

Рипейские горы на карте Птолемея. Это не Урал.

На одной из вершин лежал Бел-горюч камень Алатырь.

Руна Алатырь
Руна Алатырь

Руна Алатырь

Взял он Алатырь-камень и бросил в синее море. Море вспенилось, закипело и, словно творог из молока, появилась из моря Сыра-Земля. Маленькая-премаленькая. Появилась, да тут же и утонула в море. Попросил тогда Сварог Рода-родителя:

- Помоги нам, батюшка Род, достать со дна Землю-кормилицу!

И тогда по велению Рода из пены морской появились две утицы. Одна белая с белым клювом, а вторая - гоголь чёрный, с клювом красным. Нырнули утки глубоко в морскую пучину, да и пропали там.

День проходит, другой проходит, ждёт Сварог, но спокойна морская гладь. Лишь на третий день к самому вечеру возвратились усталые утки. Чуть живые, но с добычей. Принесли они  в клювах по крупице земли. Тогда взял эти крупицы в руки Сварог, стал в ладонях мять и просить Рода изначального:

- Помоги нам, Род, отец наш и мать, оживить Сыру Землю - кормилицу!

И тогда стало греть Землю Солнце, остужать принялся месяц, потом ветры буйные сдули землю с ладони Свароговой и разнесли её во все стороны. Раздалась да разрослась Сыра Земля, стала поить- кормить всё вокруг. И тогда на Земле жизнь затеплилась. Тогда Древо Дуб Мировой набрался силы, ушёл корнями глубоко в землю и вырос до самой до Синей Сварги.

А чтоб Земля снова не ушла на морское дно, Род родил змея Юшу, обладающего огромной силой. Чтоб держал он Землю-кормилицу и не дал бы ей с места двинуться. Но если тот змей пошевелится, вместе с ним будет Земля дрожать и ворочаться.

Юша змей
Юша змей

Юша змей

А потом по веленью Рода у Сырой Земли  матушки родилась Макошь многомудрая и многознающая, знатная хозяйка! Села Макошь за прялку небесную, самим Родом навеки ей данную, и стала плести из пряжи Свароговой нити жизни человеков и прочих тварей. Нити судьбы, в узелки завязывались. Как сплетётся нить, так и сбудется, будь ты бессмертный, человек, или лесной зверь.

Макошь
Макошь

Макошь

Вскоре, когда слишком много нитей у Макоши окажется, её доченьки Доля да Недоля будут помогать - определять судьбу всему сущему: Доля удачливой жизнью будет заведовать, а Недоля станет насылать напасти. Лишь одним им будет ведомо, на несчастье или на счастье завязываются на нитях Макошевых узелки.

Доля и Недоля
Доля и Недоля

Доля и Недоля

Автор кукол Дара Берестушка

Лада, любовь и душа Рода  рожаницам покровительствовать. Ведь и сама она  главная рожаница, покровительница браков, детей, домашнего очага. Могучей плодородной богиней. Ей и Макоши отдал Род своё женское начало -  могучее, ночное, тёмное, осенне-зимнее, с водой и землёй связанное.  Сварогу же он отдал начало мужское  мощное, солнечное, светлое, весенне-летнее, связанное с огнём и воздухом. Чтобы передали они их по наследству всему миру.

А затем, учудил небесный Царь Сварог. По его прихоти из Сырой Земли вышли асилки да волоты. Это великаны огромные, да могучие. Князем первых был Гог, а князем вторых – Магог. Повелел им Царь, чтоб занимались они устройством нового мира: горы с одного края земли на другой перетаскивать, одни скалы рушить, другие строить. Деревья повсюду сажать, рекам пути-дорожки прокладывать. А чтобы легче работать было, дал им Сварог булавы каменные. Ударишь такой булавой, от горы лишь песок останется, а от леса — мокрое место, ну а если подкинуть булаву до неба, ударит она по каменному своду, загремит в небе гром и вздрогнет Правь.

Ну а в недрах земных, в самом тёмном и мрачном царстве, сварганил Сварог три свода каменных для подземных жителей, и народилась под землёй целая куча змеев-аспидов.

Сварог же тем временем стал искать по морям-океанам брошенный им в неведомые глубины Алатырь-камень. Тот самый заветный камень, что помог сотворить Землю-кормилицу. И отыскался Алатырь в морской пучине, недалеко от Балтийского берега. С тех пор море, из вод которого Сварог достал изначальный камень, именовать стали Алатырским.  А остров, который поднялся на месте падения горюч-камня, назвали Буяном. И как только достал Сварог камешек, принялся расти Алатырь кипенный, белизной и серебром наливаться.

Сварог знал, что Алатырь ещё сослужит ему добрую службу. По веленью Рода, по хотенью творца Сварога были высечены на Алатырь - камне Веды, по которым жить следовало. Из-под камня Алатыря потекли плодородные реки, чтобы приносить урожай земле, здоровье и силу всему живущему. Потекли родники с водою живою и водой мёртвою. А Макошь будет заведовать этими потоками.

Сварог, остался довольны всем, что совершил на Земле. Сотворил на небе священный огонь и сделал небесную кузницу. Разные вещи стал в ней ковать  вещи новые, небывалые. Сделал чашу, чтоб пить из неё священный напиток, сделал плуг, чтобы землю вспахивать, боевую секиру выковал, чтобы защищаться от чёрных сил.

Так родился наш Мир.

Понял Даждьбог, что победа его над Велесом вовсе никакая ни победа, но боги не ведали об освобождении из оков Кощея Чернобоговича, и затеяли в Ирийском саду большой праздник. Пришёл к ним Даждьбог, и видит: Веселятся Сварог с Ладою, Семаргл танцует с Лелею, Распевают песни Хорсъ с Зарёй-Заряницею, пьют из золотых кубков сурицу Огненный Волх с Деваной-Охотницей. За столом, крытым камчатной скатертью сидят Жива с Мореною, угощаются яствами бесчисленными. Сел за стол и Даждьбог, чтобы после трудов ратных тартаркой – стопкой блинов мёдом пропитанной, подкрепиться.

Сидит грустный, молчаливый. Тартарку квасом хмельным запивает. Мара-Морена к нему придвинулась, молвит от чего такой невесёлый победитель на празднике.

- Грустно мне от того, Морена Свароговна, что ненароком я Кощея от цепей ослобонил. Вышел он из подземелья глубокого. Много бед в мире явном учинит теперь.

А Мара-Морена слушает Даждьбога да всё пива ему подливает. Участливо в глаза ему заглядывает, да, словно ненароком по руке наглаживает. Не печалься, говорит, свет очей моих. Приходи сегодня в мою светёлку. Будем хмель в чарки разливать, а я тебе на гуслях с золотыми струнами играть стану. Вся печаль твоя уйдёт, словно не было. Иди, попляши на поляне, а я пока пойду, приготовлю светёлочку к приходу гостя почётного.

Захмелевший Даждьбог Мару послушался, и пошёл в пляске раненую душу излечивать. А Морена Свароговна тем временем не в свою светлицу отправилась, а в явный мир спустилася, к подружке своей Яге Виевне. А там тоже празднование творится. За столом Горыня, Дубыня и Усыня чарки поднимают. А вокруг них вся нечисть собралась. Пляшут, прыгают да кувыркаются. В бубны с колокольцами гремят, да на сопелках насвистывают. Возвращение из плена Кощея Чернобоговича отмечают. Сам же Кощей во главе стола восседает.

Улыбнулась ему Морена-красавица:

- С возвращением тебя, Кощей! Вижу силён ты как и прежде. Ладно выглядишь, словно не был в заточении.

- Эх, голубушка! Да и ты лепо смотришься. Я о тебе всё время помню. Не забыть мне подарка твоего коварного. Только не серчаю я на тебя, за то, что со мною сделала. Урок твой я шибко выучил. За то люблю тебя пуще прежного за твоё коварство невиданное.

- Аки соловей запел! Рано, Кощеюшка песни распевать. Дел у нас с тобой невпроворот. Будешь ли ты мне помощником в делах моих? Станешь ли смерть и болезни сеять среди человеков?

- Будь по твоему, красавица! Станем мы с тобой соучастниками, но за это ты женой мне стать должна.

- Хоть сейчас твоей женой стану. Лютость твоя меня восхищает. Только до тех пор, пока мои дела в Ирии не закончены, буду там обретаться.

А в то время как Морена с Кощеем уговаривались, Даждьбог уже спешил к чертогу Мары в Синей Сварге. Посреди пути встретила его Жива Прекрасная, остановила, и говорит:

- Не ходи Даждьбог к сестрице моей. Красива она, мила и умна, но более всего - коварна.   Коли польстишься на неё, околдует она тебя навеки своими чарами. Много печали через то примешь. И других вельми опечалишь.

- Э… Да ты просто завидуешь сестрице своей, Жива Свароговна! Ослобони дорогу. Сам знаю, что делать.

Опечалилась Жива, побрела в сад, склоня низко голову. «Видно колдовство на Даждьбога уже подействовало», - подумала она, роняя слёзы.

А Морена в тот миг в своей светёлке появилася. Понатыкала кругом игл железных, щепочки заговорённые в огонь кинула, и заговоры читать начала. Говорит, налетите ветры злые, соберите всю печаль от тех, кто кручинится в этот час, умножьте её во сто крат и в сердце Даждбогово вонзите. Так, чтобы он в моё отсутствие ничего делать не смог, а только страдал и мучился!

И как только вошёл Дадьбог в светлицу к Маре-Морене, в тот же миг её чёрное заклятие совершилось. Полюбил он девицу любовью невиданной. Тут же попросил стать женой ему, и скоро свадьбу сыграли.

Снова был пир на весь мир. Три дня и три ночи пировали боги. Угощались яствами, пили пиво мёд и сурицу, пели и плясали. С тех пор Мара стала в чертоге Даждьбоговом жить. Время весело проводили, беззаботно, в одних только потехах. И только когда Даждьбог засыпал, Мара покидала Сваргу, чтобы тайно Кощея навестить. Там они миловались целовались, а в промеж игрищ, планы тёмные строили.

После, родила Мара Кощею двух дочерей: Карну-Карину и Желю. Стали они  мире яви жить, скорбными птицам по небу летать. Каждого младенца человеческого от рождения до самой смерти незримо сопровождать. Над каждым умершим они стенают и плачут. Карина стонет протяжно и громко, а Желя тихо и печально. Стали сёстры вестницами скорби и жалости по умершим. Их доля – сопровождать бренные тела на костёр, а после, пепел сожжённых, взмахами крыльев над водой развеивать. Человеки тогда погосты у храмов жельниками стали называть. В честь Жели.

Как узнал об измене Даждьбог, так сразу занемог, силу солнечную терять начал. Весь извёлся от человеческой печали, которая теперь по заклятию Мары из мира явного прямо в сердце Даждьбога устремлялась. Чем больше человеки на Земле страдают, тем больнее их страдания сердце Даждьбога ранят.

Все боги по очереди в чертог Светлого воина приходили, да помочь – образумить пыталися. Но не слышал Даждьбог речей добрых. Даже Сварога опечалил. Тогда пошёл Сварог к своей блудной дочери Маре-Морене, чтобы её образумить. Но та рассмеялась в лицо батюшке, сказав, что Даждьбог теперь только ей одной принадлежит, и будет он только её поручения исполнять.

Осерчал тогда Сварог, и велел Маре Сваргу оставить. Сказал, что негоже светлым богам с тёмными обретаться и со смертию в обнимку существовать. Не смогла колдунья против воли Сварога пойти, и ушла в чертог к Кощею, где за семью запорами схоронилася. Кощей целое воинство поставил, дабы Мару стеречь. И в чертоге, и на подступах к нему. А прислуга Морены из лихорадок, все тропы и дороги к чертогу запрятали.

Как уведомился Даждьбог о том, что Мара из Сварги изгнана, вовсе разум растерял. Яростью неправедной переполнился. Вскочил на коня солнечного, и отправился на поиски жены своей неверной. Боги кинулись было его останавливать, но Макошь на их пути встала. Молвит, что пусть идёт себе Даждьбог. Нужно верить ему, и поддержку оказывать. Иначе он совсем свою силу потеряет, и во Вселенной нарушится ход вещей, Родом задуманный.

Сказала так, и молча за свою прялку уселася. Продолжила прясть нити судеб, как Родом было наказано, а дочери Доля и Недоля, помогать Макоши кинулись. И потекли во Вселенной события своим чередом. Как задумано было, приехал Даждьбог в окрестности чертога Мары в кощеевом царстве.

И выступила на защиту чертога вся тёмная рать. Вынул Даждьбог огненный кладенец, и изрубил их всех на куски. Только с Кощеем справиться не смог. Тот занёс над шеей Даждбоговой вострый меч, но не опустил его, а молвил, о  том, что обещал ему три вины простить. Стало быть теперь ещё две за ним останутся.

Тогда отправился Даждьбог в Рипейские горы ко святым ключам с мёртвой и живой водою. Омыл раны свои мёртвой водой, и затянулись раны. Окатился живой водой, и силы его пуще прежнего преисполнились. И опять пошёл с Кощеем биться. Разметал тёмную стражу, а Кощея снова одолеть не смог.

«Лишь одно у тебя осталось прощенье»: -  засмеялся ему в лицо Кощей. Но Даждьбог и не думал врага слушаться. Снова отправился в Рипейские горы, чтобы силы из ключей набраться и в третий раз на приступ идти. Но и в третий раз не сдюжил он Кощея одолеть. И сказал Кощей, чтобы более не пытался Даждьбог в его царстве показываться, ибо не осталось для него прощений более. Все три, он уже использовал.

Но не может светлый бог силе тёмной подчиняться. Потому отправился он в Ирий к Сметанному озеру. Окунулся в нём, и все его раны затянулись, а сила до невиданных пределов выросла. Вернулся в кощеево царство,  и вновь сошёлся с ним в смертной битве. На этот раз он теснил и теснил ворога. Безжалостно разил кощея кладенцом огненным и пронзал копьём из золота. Загнал нечистого в его палаты, а там Мара-Морена зелено вино из кубка  прихлёбывает.

Рассмеялась тогда Мара Свароговна, сразу двух своих мужей, вместе увидевшая. Плеснула зелье из кубка на Даждьбога, заклятие молвила, и окаменел Светлый воин, встал как вкопанный. Всю свою силу растратил, став беззащитнее младенца.

Учуяв беду, заплакала громко вещая птица Гамаюн. А ледяная красавица Мара-Морена приказала слугам приковать Даждьбога железными цепами к Хвангурской скале. Да наложила проклятие, чтобы закончились бессмертие и величие Даждьбоговы.

Остался Солнечный бог висеть распятым на железных цепах. И чувствовал, как капля за каплей жизнь из него уходит. А Мара с Кощеем в палатах пир устроили. Пауками и ящерками трапезничать, и зелено вино пить, своему успеху радуясь. Опечалилась вся Вселенная: рыбы, звери и птицы заметалися. Деревья и травы к земле склонилися. Нарушилось равновесие в мире без Солнечного бога. Без его света и духа, мгла грозит окутать весь мир.

Алконост, птица света и радости, прилетела к Живе и запела печальную весть грустно, как Сирин печальная. Закричала тогда Жива, словно раненная лебёдка. Бросилась к Сварогу и Ладе с мольбой, чтобы дали силу ей для освобождения Даждьбога от оков и чар колдовских. И собрались все боги светлые пред очами Сварога с Ладою. Дали Живе всё, что ей требуется, да добрыми словами в дорогу дали напутствие: Пуще смерти только жизнь, а пуще тьмы – один только свет.

Читать заключение: http://www.tart-aria.info/poslednjaja-bitva-sveta-i-tmy/

.

Автор: kadykchanskiy, 

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded