wowavostok

Category:

Разрешение межнациональных конфликтов в национальных республиках: принципиальное отличие в подходе..

Игорь Бойков

Недавние массовые волнения в Якутии, вновь обострившие ушедший было в тень национальный вопрос, и – что очень важно! – реакция на них местных властей даёт серьёзные основания для фиксации одной более чем очевидной тенденции. В национальной республике при совершении мигрантами преступлений против титульного народа (а изнасилованию в Якутии подверглась якутская женщина, и мстить за поруганную честь вышли представители титульного народа саха) представители местной власти откровенно солидаризуются с соплеменниками. Причём, на самом что ни на есть высоком уровне. Встречу с возмущённой общественностью (неслыханный для русской части России случай!) организовал не кто-нибудь, а аж сам глава республики Айсен Николаев. И на этой встрече выразил солидарность с возмущёнными гражданами, публично заявив, что никому из мигрантов не будет позволено безнаказанно глумиться над якутским народом.

И такая позиция – солидаристская с соплеменниками и бескомпромиссная в отношении совершивших преступление мигрантов - властями Якутии занимается уже не в первый раз.  Так, в начале 2011 года, когда либеральная общественность столиц  прямо-таки бесновалась по поводу выступлений на Манежной площади (спровоцированных, кстати говоря, ещё более тяжким преступлением - убийством), власти Якутии  приняли суровые меры в отношении насильника-армянина, который не просто совершил надругался над якутской девушкой, но и вдобавок выбросил её из машины в разодранной одежде на лютый мороз, в результате чего та лишилась пальцев на обеих руках. Дело под личный контроль взял тогдашний президент республики, насильника осудили сразу по трём статьям УК, и не кто-нибудь, а заместитель министра внутренних дел Якутии-Сахи принимал в своём кабинете народные депутации, отчитываясь перед ними о ходе процесса (https://www.mk.ru/politics/russia/2011/05/23/591299-manezhka-na-severe.html).

Схожим образом прореагировали и власти Калмыкии, когда три года назад, весной 2016 г., парень из Дагестана совершил оскорбительную выходку в отношении статуи Будды в Элисте. Замечу, он никого не насиловал и тем более не убивал – просто выложил в социальной сети “Перископ” хамоватые реплики, адресованные буддийскому божеству. Но реакция калмыков – что общественности, что властей – оказалась сверхжёсткой. Парню вначале пришлось в коленопреклонённой позе приносить извинения перед толпой калмыков, а затем уже держать ответ в суде по уголовной статье.

Не потакают преступлениям на национальной почве и в Татарстане. Несколько лет назад и в этой республике вспыхнули волнения среди татар, и республиканские власти сразу чётко дали понять: разгуляться у этнокриминала не выйдет.

А теперь сравните эту линию властей национальных республик с той, которую вплоть до самого недавнего времени упрямо гнул федеральный центр вкупе с зависимыми от них региональными чиновниками русских областей и краёв. Разница прямо-таки режет глаз.

Я перечислил лишь несколько наиболее резонансных случаев, ставших достоянием широкой общественности. В действительности их наверняка больше. Потому вывод более чем очевиден. В национальных республиках ставят зарвавшихся отморозков на место. Причём, делают это общими усилиям: и власти, и энтузиасты-общественники. В отношении тех, кто каким-либо образом задевает честь коренных народов, действует режим “нулевой толерантности”. И никто, заметьте, при этом не кликушествует о разгуле якутского, калмыцкого или татарского фашизма, не устраивает в Якутске или Элисте митингов под лозунгами “Я люблю шашлык!” и “Я люблю хачапури”, не требует посадок тех, кто посмел возроптать на оскорбителей. В национальных республиках при малейшем инциденте мигрантам чётко дают понять: никакого унижения ими местного люда здесь не потерпят. И никакие предводители диаспор вкупе с либеральными правозащитниками в случае совершения мигрантами преступлений увести их от ответственности не смогут. В отношениях “местные - мигранты” на территориях национальных республик действует простой принцип: напакостил - получи. И это работает.

Отчего же реакции на подобные инциденты представителей властных органов национальных окраин столь диаметрально противоположны тем, что демонстрировали власть предержащие русских регионов? Только ли в присущем национальным меньшинствам сплочении дело?

Скорее всего, не только. Власть предержащие национальных республик не просто связаны со многими соплеменниками разветвлёнными узами кровного родства. Они, помимо этого, уважают и любят свои народы. Очевидный имущественный разрыв с подавляющей массой соплеменников тем ни менее не препятствует ощущению общей с ними исторической судьбы. Оттого и реакции на наносимые чужаками обиды бывают столь острыми и резкими. Оголтелое, зачастую даже неприкрытое народофобство, свойственное элите РФ, напрочь отсутствует в элитах национальных республик. Отпетый русофоб, занимающий высокий государственный пост, равно как и обласканный властью русофобствующий журналист или правозащитник – это для РФ до сих пор, увы, норма. Калмыкофобствующий или же якутофобствующий чиновник для Калмыкии и Якутии – дичайший нонсенс. Отсюда и проистекает столь разительное отличие в реакции на совершаемые против соплеменников бесчинства.

Это не означает, конечно, что среди чиновничества национальных республик нет карьеристов, коррупционеров и воров, но вот чувство отвращения к собственному народу, ненависть к нему, столь характерные для российского истеблишмента (и даже культивируемое им), представителям национальных элит, повторюсь, неведомо. Это российский чиновник и российский жандарм, следуя неизменной до недавнего времени установке Кремля, почти при любом межнациональном инциденте бросались, в первую очередь, подавлять возмущение русских сограждан. Я не утверждаю, разумеется, что русская сторона в таких конфликтах всегда являлась исключительно стороной пострадавшей, но стремление властей подавлять соотечественников было выраженным и рьяным, а ситуация, при которой губернатор какой-нибудь области сам бы пригласил возмущённый народ на сход и просто бы там с ним по-человечески поговорил, представлялась и представляется немыслимой до сих пор.

Русофобство, ненависть к государствообразующему народу и одновременно затаённый страх перед ним – всё это на протяжении долгих лет заставляло запрограммированную ещё ельцинскими русофобами государственную машину РФ наотмашь бить по коренному населению России, де-факто потакая любому насилию в отношении него и, вместе с тем, внушая русскому народу чувство глубочайшего отчуждения к власти. В последнее время возникает ощущение, что подобная разрушительная программа начинает блокироваться и подход к разрешению межнациональных конфликтов всё-таки меняется, однако до искоренения русофобства во властных элитах РФ ещё очень и очень далеко.


ИСТОЧНИК

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded