wowavostok

Category:

Марш-бросок на Приштину: о чем забыли рассказать в фильме "Балканский рубеж"

Фильм "Балканский рубеж", посвященный событиям 20-летней давности, стал лидером проката. Российско-сербская военная драма Андрея Волгина рассказывает о секретной операции по захвату аэродрома Слатина в Косово и Метохии во время войны НАТО против Югославии. Картина уже собрала более 125 миллионов рублей, отзывы зрителей и критиков меж тем разнятся. Платон Беседин — об уроках Косово и о том, что "Балканский рубеж" должен был говорить иначе и о другом.

У футбольных комментаторов есть расхожая фраза: "По задумке хорошо, по исполнению не очень". И она в полной мере подходит к фильму "Балканский рубеж".

Странно снимать русское кино о демарше России против Запада, а именно его совершили в Приштине, в традициях тех, против кого выступаешь. "Балканский рубеж" сделан под американские боевики десятилетней давности, и во время просмотра порой кажется, что в кадре вот-вот появится Арнольд Шварценеггер, но нет — там Гоша Куценко. Размашистые взрывы, мыльные диалоги, ходульные персонажи — все это отвлекает от сути картины. К слову, очень затянутой. Можно было уложиться в полтора часа. Беспрекословно хороши лишь саундтреки: Бутусов, "Сплин" и особенно "Сектор газа".

Это, собственно, вообще проблема современного российского кино, которое наконец-таки снимают, отойдя от заскорузлых лекал тоскливой, безнадежной, вечно проигрывающей России. Но фокус в том, что и условный "Левиафан", и условный "Балканский рубеж", несмотря на разницу, казалось бы, во всем, являются пресловутыми сторонами одной и той же медали. "Не верю!" ни одному, ни другому.

Вспомните, например, "Войну" Алексея Балабанова. Ведь тоже кино о русской трагедии, о боевых действиях, но насколько оно глубже, точнее, вариативнее. "Война" — это не только документ эпохи, но и личностная история.

А вот "Балканский рубеж" — кино исключительно для тех, кто должен уверовать в силу России, насладившись вставанием с колен. Создатели говорят: "Мы хотели донести правду". Но правда не может быть частичной. "Балканский рубеж" обрывается на полуслове. Аэропорт взят, а дальше на черном фоне появляются белые буквы: Россия ушла из Косово, там продолжились убийства. Но что было между?

Длинный тяжелый отрезок. Российские десантники берут под контроль аэропорт Слатина. Отступающие подразделения сербской армии и мирные жители радостно приветствуют их. Войска НАТО окружают аэропорт. Британец Джексон отказывает американскому генералу Кларку начать Третью мировую войну.

Однако дальше российские десантники, оставшиеся без еды и воды, предлагают поделить территорию аэропорта в обмен на провизию. Венгрия и Болгария отказывают России в воздушном коридоре, и 200 человек в Слатине отрезаны от своих. Мадлен Олбрайт замечает: закончилось все тем, что солдаты НАТО кормили русских, не давая тем умереть с голоду. Москва это отрицает. В итоге Россия действительно окончательно покидает Косово. Позднее даже публикуется версия, что марш-бросок на Приштину оказался хитрым планом Пентагона. Сербы не должны были массово уйти из Косово и Метохии, иначе США пришлось бы оказывать им финансовую помощь. А так сербы поверили в русских — и были обмануты. Это лишь версия, но все же.

История о Слатине — это не только о чести и подвиге, но и о трусости и предательстве. Косово — финальная точка в унизительной истории ельцинской России. Об этом тоже нужно было сказать, но создатели "Балканского рубежа", похоже, желали создать эффектную картинку о сильных русских. Но их история не полна, а, значит, и неубедительна.

И это тоже беда российского кинематографа. Долгое время наша страна уничижалась и разоблачалась в нем, теперь же мы перешли к другой крайности — победным одам, где все торжественно и монолитно, как монумент победителям. Разве что очередной чекист гадок. Из огня да в полымя — не иначе.

"Балканский рубеж" требовал в первую очередь не эффектной картинки, снятой под американцев, чтобы зрители, хрустя попкорном, восхищались российскими военными — здесь требовалось осмысление, вдумчивое, ответственное, глубокое. Когда, как писал Пастернак, "пораженье от победы ты сам не должен отличать". Ведь в конечном счете в Косово Россия проиграла, сама выбрала такой исход. Но именно то пораженье стало ключевым в новейшей российской истории, принеся важные перемены.

Тогдашний премьер-министр Евгений Примаков — человек, заслуживающий уважения, — развернул не только самолет, летевший в Вашингтон, но и весь курс страны. Больше унижаться было нельзя. Русский человек устроен так, что может стерпеть многое, но не унижения. Он, глядя на разбитую дорогу, должен знать, что пальнуть в ответ по Америке, отстояв честь, его страна все равно может. Русский человек хочет, чтобы с ним считались. И правильно.

Ельцинское правительство затравило Россию, попытавшись лишить ее народ и самоуважения, и самосознания. Появление в "Балканском рубеже" кадров с Ельциным вызывает такое же омерзение, как и деяния албанских боевиков. Самоубийство СССР на Западе восприняли как должное. После навязали чуждое правительство и чуждый курс. Позорные выборы 1996 года, "черный август" 1998 года, новые кредиты от МВФ и финальная точка унижения — бомбардировки Сербии и наш исход из Косово.

Однако, не будь последнего, Россию и русских продолжили бы топтать, уверяя, что мир равных возможностей открыт для всех, что нас ждут с распростертыми объятиями, что мы станем Западом, переняв его атрибуты. Это выглядело бы как гигантская иллюзия, где на картинке — счастливые вестернезированные люди, а на деле — рабы и твари дрожащие. Но Запад слишком переусердствовал — и мы дали ответ.

Именно из марш-броска российских десантников в Приштину родилось возвращение Севастополя и Крыма через 15 лет. Ведь тоже могли отступить, но — не сдали. Косовская история преподает важнейшие уроки: отступать нельзя. Никто за это "спасибо" не скажет. И повторять ошибки самоубийственно.

Кто до сих пор сомневается — тот пусть смотрит видео из Косово и Белграда, снятое в 1999 году. Не "Балканский рубеж", нет — это кино неубедительно при всей правильности своих целей, а реальные архивные кадры. Пусть смотрит, как демократический, свободный, цивилизованный мир варварски и бесчеловечно уничтожал тех, кто позволил себе выразить сомнения в его порядочности и адекватности. Пусть смотрит и помнит, что этот мир очень не любит несогласных, инакомыслящих, но еще больше он ненавидит и наказывает слабых — тех, кто отступает и предает своих.

Платон Беседин

ИСТОЧНИК

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded