wowavostok

Category:

Отцом старшего брата Ленина был «цареубийца» Каракозов

Мария Ульянова, Александр Ульянов и Дмитрий Каракозов

Версия внучатой племянницы террориста, стрелявшего в царя Александра II, Татьяны Каракозовой: «У Дмитрия Каракозова был серьёзный роман с Марией Ульяновой. Он и был настоящим отцом Александра Ульянова. Каракозовы и Ульяновы жили в одном доме в Пензе»

Император Всероссийский, царь польский, великий князь Финляндский Александр II погиб в результате террористического акта 1 марта 1881 года. Это было седьмое покушение на царя-освободителя, царя-реформатора. Первое же случилось пятнадцатью годами раньше. 4 апреля 1866 года, когда он после прогулки по Летнему саду садился в карету, поджидавшую на набережной Невы, раздался выстрел… На преступника набросились не только жандармы, но и очевидцы, оказавшиеся рядом.

«Выстрел Каракозова». Художник Б. Лебедев

– Ребята! Я за вас стрелял! – кричал он.

Александр приказал подвести стрелявшего к нему, спросил:

– Ты поляк?

– Русский.

– Почему же ты стрелял в меня?

– Ты обманул народ: обещал ему землю, да не дал.

– Отвезите его в Третье отделение, – распорядился Александр.

Примерно так описывают покушение многие литераторы – от Валентина Пикуля до Вольдемара Балязина.

Объяснения чудесного спасения августейшей особы существуют разные. Первое и самое банальное: покушавшийся промахнулся. Вторая: подвёл двойной заряд пороха – отдача при выстреле была столь чудовищна, что дуло пистолета вздёрнуло кверху. (Валентин Пикуль.) Есть и официально признанное: спасая жизнь государя, костромской крестьянин Осип Комиссаров толкнул потенциального убийцу (вариант: ударил по руке). Валентин Пикуль в своей миниатюре «Дворянин костромской» утверждает, что впавший в немилость генерал Эдуард Тотлебен, воспользовавшись происшествием, устроил верноподданнический спектакль – он из первого попавшегося ему на глаза человека в толпе сделал героя, спасителя государя и Отечества.

В Третьем отделении Собственной Его Императорского Величества канцелярии (высший орган полиции, занимавшийся надзором за политически неблагонадёжными лицами и сыском) стрелявший назвал себя крестьянином Алексеем Петровым, а давать показания отказался. В ходе разбирательства было установлено, что проживал он в Знаменской гостинице, в результате обыска в 65-м номере которой было обнаружено разорванное письмо Николаю Ишутину. Ишутин был немедленно арестован, от него и узнали имя террориста – Дмитрий Каракозов.

«Покушение Каракозова на Александра II». Художник Дмитрий Кардовский

В кармане задержанного находился один экземпляр прокламации «Друзьям-рабочим!», которую, как выяснилось, тот распространял накануне покушения. Её текст приведён в книге историка и археографа Алексея Шилова (Шилов, А.А. Из истории революционного движения 1860-х годов //

Голос минувшего. 1918. №10–12. С. 161.): «Грустно, тяжко мне стало, что… погибает мой любимый народ, и вот я решил уничтожить царя-злодея и самому умереть за свой любезный народ. Удастся мне мой замысел – я умру с мыслью, что смертью своею принёс пользу дорогому моему другу – русскому мужику. А не удастся, так всё же я верую, что найдутся люди, которые пойдут по моему пути. Мне не удалось – им удастся. Для них смерть моя будет примером и вдохновит их…».

В приговоре Верховного уголовного суда отмечалось: Дмитрий Каракозов признавал, что «преступление его так велико, что не может быть оправдано даже тем болезненным нервным состоянием, в котором он находился». Суд определил: «именующегося дворянином, но не утверждённого в дворянстве Дмитрия Владимирова Каракозова 25-ти лет, по лишении всех прав состояния, казнить смертию через повешение».

Дмитрий Каракозов перед казнью. Рисунок Ильи Репина

Приговор был приведён в исполнение 3 сентября в Санкт-Петербурге, на Смоленском поле при большом стечении народа.

К тому времени на месте покушения уже построили временную деревянную часовню, в течение года ей взамен возвели каменную (архитектор – Роман Кузьмин). По указанию императора часовня должна была быть выдержана в строгом стиле, дабы гармонично сочетаться со знаменитой решёткой Летнего сада (архитектор – Юрий Фельтен), часть которой пришлось разобрать. Одна из интерьерных надписей предупреждала: «Не прикасайся к Помазанному Моему». Освящена часовня была – под пушечный салют с Петропавловской крепости – во имя святого благоверного князя Александра Невского 4 апреля 1867 года.

В 1930-м часовню разобрали, решётку восстановили и укрепили на ней скромную мраморную табличку: «На этом месте 4-го апреля 1866 года революционер Д.В. Каракозов стрелял в Александра II».

…Психолог Ольга Бодунова в публикации «Идейно-психологические мотивы преступлений террористической направленности в России» (в научно-теоретическом журнале «Общество. Среда. Развитие»/TerraHumana, февраль 2007) утверждает, что в прокламации «Друзьям-рабочим!» Каракозов объяснил мотивы своего поступка: «Каракозов не только проникся идеями о совершении преступления – убийства царя – во благо Родины (крестьянства), но и готов был сам умереть «за свой любезный народ».

Так ли это? Правда ли всё выше изложенное? На эти и другие вопросы нашего корреспондента отвечает внучатая племянница «пламенного революционера» Татьяна Каракозова.

Она – скульптор, выпускница Ленинградского института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина (читайте – Академии художеств), ученица Михаила Аникушина. Уже будучи членом Союза художников, Татьяна Владимировна устроилась в лесничество, поселилась в «казённом домике без удобств». Во-первых, на тот момент ей негде было голову приклонить», а во-вторых, в лесничестве были лошади, которых она любит без ума, и основная тема её творчества – лошади. Не так давно Каракозова «вышла из добровольного затвора»…

«Выстрел Каракозова». Художник Василий Гринер

«ИЗ КАРАКОЗОВА СДЕЛАЛИ РЕВОЛЮЦИОНЕРА, ТЕРРОРИСТА-ОДИНОЧКУ»

– Татьяна Владимировна, когда мы договаривались о встрече, прозвучало: «Я последняя из рода татарского хана Каракоза»…

– Да, это так. Известно, что был такой сподвижник у Ивана Грозного. Видимо, хорошо служил – получил дворянство. К фамилии, конечно, приставили окончание «ов». Родовое гнездо Каракозовых до сих пор существует в Пензенской области – село Жмакино, но, говорят, сейчас там мало кто живёт – вымирает русская деревня… Может быть, вам будет интересен такой факт: фамилия Каракозов встречается в книге Леонида Сабанеева об охотничьих собаках. У одного из Каракозовых, жившего в середине прошлого века, была русская псовая, выжлец (кобель охотничьей породы – Ред.) Космач. Знаменит он был тем, что в одиночку шёл на волка, и Сабанеев вписал его в историю. После события, случившегося 4 апреля 1866 года, дворянства был лишён не только Дмитрий Каракозов, но и его братья Алексей и Пётр – их выслали в Саратовскую губернию, в село Шировка Вольского уезда. Тогда же фамилию Каракозов стали давать выкрестам. Когда я устроилась на работу в лесхоз, главный лесничий (не буду называть фамилию) зачем-то распространил слух, что я из крещёных евреев.

– По какой линии вы приходитесь родственницей Дмитрию Владимировичу?

– По линии брата Петра.

– Что можете сказать про других своих родственников?

– Кто-то из Каракозовых жил в Саратове. Мой дед, Каракозов Михаил Васильевич, в 1941 году призванный из Вольского военкомата, попал на Ленинградский фронт. В 1944-м, 23 марта, погиб под Нарвой. Похоронен был в братской могиле советских воинов в деревне Кяреконна, это семь с половиной километров по дороге на Таллин. Ещё был родственник, погибший, защищая Ленинград.

Папа, Владимир Михайлович Каракозов, тоже фронтовик, участник Сталинградской битвы; после войны окончил Саратовский автодорожный институт, который в настоящее время Технический университет им. Ю.А. Гагарина, работал там проректором по вечернему и заочному обучению. Возглавлял областной Совет ветеранов, добился бесплатного проезда пенсионеров в маршрутных такси. Его дядя Илья пел в церковном хоре; пению он нигде не учился, но от природы обладал редкостным тенором – шутили, что Козловский при нём голоса бы не стал подавать! Другой дядя был регентом церковного хора в селе Белый Ключ. Папин младший брат Николай переехал в Ленинград в 1952-м, был он лётчиком-испытателем. Окончил лётное училище в Саратове, затем – Ленинградскую военно-воздушную академию. Это пятое, если считать от Дмитрия Владимировича и его братьев, поколение. Я – шестое. Наследников мужеского пола у нынешних Каракозовых нет. Так что и фамилия, считайте, больше не существует.

– Вы говорите, близкие родственники Дмитрия Каракозова были лишены дворянства.

– Все родственники и их потомки были лишены дворянства.

– В Приговоре Верховного уголовного суда, опубликованном в газете «Московские ведомости» в сентябре 1866 года, есть очень странная фраза: «именующегося дворянином, но не утверждённого в дворянстве Дмитрия Владимирова Каракозова…». Как прикажете понимать «именующегося, но не утверждённого»?

– Как казуистику или инсинуацию. Человеку, который написал эту фразу, в голову не приходило, что через 150 лет кто-то заинтересуется государственным преступником Каракозовым и будет разбираться в мотивации его поступка.

– В наше время вам, наверное, не очень приятно осознавать, что ваш предок – цитирую – «открыл эпоху терроризма в России»…

– В исторической литературе существует только официальная точка зрения на Каракозова: революционер, террорист-одиночка. На первом или втором курсе в Художественном училище имени Серова я в читальном зале Академии художеств нашла и прочла беллетризованную биографию Дмитрия Владимировича, книга называлась «Выстрел», автора, к сожалению, не помню. Разумеется, она была «отредактирована» советскими цензорами, но автор честно пишет, что нигде, ни в каких архивах нет документов, свидетельствующих о причастности Каракозова к революционным кружкам.

– Простите, но существует информация, что Дмитрий Каракозов был членом тайного политического общества, возглавляемого его двоюродным братом Ишутиным. Утверждается, что он, как и некоторые другие члены кружка, был сторонником тактики индивидуального террора, полагая, что убийство царя подтолкнёт народ к социальной революции.

– Николай Андреевич Ишутин мог быть его двоюродным братом по материнской линии, иначе имел бы фамилию Каракозов. Когда в Третье отделение поступил приказ царя придать покушению политическую окраску, и вдруг выясняется, что родственник Каракозова – революционер, только дурак не воспользовался бы таким подарком. А ведь, согласитесь, Дмитрий мог и не знать, чем занимается его двоюродный брат. Ишутинская организация же была тайная! Дмитрий Каракозов никакой не террорист – террориста из него сделали.

– Как объяснить тот факт, что при аресте у Каракозова в кармане была обнаружена прокламация «Друзьям-рабочим!»?

– Можно ли утверждать наверняка, что прокламация была у него в кармане?

Часовня на месте покушения Дмитрия Каракозова на Александра II

«ОТЦОМ КОТОРОГО БЫЛ ДМИТРИЙ КАРАКОЗОВ»

– Но факт покушения на государя императора отрицать невозможно, а значит, должна быть причина, побудившая Дмитрия Владимировича к этому.

– Причина, естественно, была. Совершенно неожиданная. Дело в том, что в начале 1860-х годов семья Каракозовых жила в Пензе на улице, которой впоследствии присвоили имя Каракозова…

– Его имя также присвоили улицам в Сердобске, Можайске, Туле, Кривом Роге.

– Ну да. Дом был большой, деревянный. Каракозовы занимали половину, в другой половине жил Илья Николаевич Ульянов с женой Марией. В досоветское время коммуналок в России не было, и, скорее всего, Каракозовы и Ульяновы состояли в каком-то родстве. Как это доказать? Не знаю. Архивы погибали в пожарах революций и войн, какие-то документы уничтожались умышленно. Илья Николаевич относился к своим профессиональным и должностным обязанностям ответственно. Молодая жена слишком часто оставалась дома одна, скучала. Судя по всему, Мария Александровна была не просто женщина любвеобильная, а обладала какой-то магической силой – за ней это признают. И Дмитрий не смог устоять, хотя Мария Александровна и была на пять лет старше. Между ними завязались отношения, похоже, довольно серьёзные. Не прекратились они и после того, как Илью Ульянова перевели в Нижегородскую мужскую гимназию и Ульяновы уехали из Пензы. К тому времени у Ильи Николаевича и Марии Александровны уже была дочь Анна, а 31 марта 1866 года родился мальчик, отцом которого был Дмитрий Каракозов.

– Судьба этого мальчика вам известна?

– Судьба этого мальчика известна всем, как и его имя – Александр. Александр Ульянов. Вероятно, Дмитрий Каракозов предпринимал какие-то действия, чтобы узаконить свои отношения с Марией Ульяновой, но расторгнуть церковный брак не получалось, и он решился на отчаянный шаг – отправился в Петербург к царю с надеждой выпросить высочайшее разрешение на развод Марии и Ильи Ульяновых. Аргументация была более чем серьёзная: они с Марией любят друг друга, у них родился сын, и он, Каракозов, как дворянин не может не жениться на ней. Свидетельств об аудиенции нет. Можно предположить, что последовал отказ. Для Каракозова это был конец всему, и импульсивный молодой человек, потерявший рассудок, раздобыл пистолет – в то время это сделать было несложно. Что произошло потом, с той или иной степенью достоверности известно. Такая вот, как теперь принято говорить, lovestory.

– Татьяна Владимировна, откуда вы-то это всё знаете?

– Обо всём этом я узнала в феврале 2015-го. Умер папа. Хоронили мы его в Базарном Карабулаке, там, где похоронена мама. Вечером – поминки. Николай Фёдорович Курбатов (он мне доводится родственником по его материнской линии; мать Николая Фёдоровича – в девичестве Каракозова) и рассказал, ссылаясь на своего племянника, выпускника истфака Саратовского университета Юрия Курбатова. Юрий Алексеевич, как оказалось, давно занимается родовыми изысканиями. Вы не можете себе представить, как я была шокирована услышанным!

Семья Ульяновых. Сидят: Мария Александровна (первая слева) с младшей дочерью Марией (на коленях), Дмитрий (второй слева) и Владимир (первый справа). Стоят: Ольга (первая слева), Александр (второй слева) и Анна (третья слева)

– Напрашивается вопрос: не пытался ли Александр Ульянов отомстить за отца, готовя покушение на Александра III?

– Передо мной такой вопрос не стоит. Но как это докажешь?! Вот, читайте. (Татьяна Каракозова показывает публикацию Ларисы Васильевой «Дети Кремля» в журнале «Огонёк», апрель 1996, №17).

(Читаю: «Весной 1891 года в одной интеллектуальной компании услыхала я малоправдоподобную легенду: будто бы мать Ленина, Мария Бланк, до замужества некоторое время была при царском дворе чуть ли не фрейлиной, завела роман с кем-то из великих князей, чуть ли не с будущим Александром II, забеременела и отправлена была к родителям, где её срочно выдали за скромного учителя Илью Ульянова, пообещав тому повышение по службе… Мария родила сына Александра, первого своего ребёнка, потом ещё много детей уже от мужа, а спустя много лет Александр Ульянов узнал тайну матери и поклялся отомстить царю за её поруганную честь: став студентом, связался с террористами и покусился на жизнь царя, который и был его подлинным отцом…».)

– Как вам такая версия, Татьяна Владимировна?

– Читать эту её статью можно только как «правду для всех». Лариса Васильева же журналист.

– Когда вы узнали, что состоите в родстве с Дмитрием Каракозовым?

– В конце 1950-х папа ездил в Ленинград и привёз фотографию, где он стоит под мемориальной табличкой «На этом месте 4 апреля…». Кого-то попросил «щёлкнуть». Папа и сам был неплохим фотографом, наснимал целый чемодан. Возможно, были ещё какие-то снимки, связанные с Дмитрием Каракозовым, но, как выяснилось после папиной смерти, он, разбирая семейный архив, чемодан заполнил моими детскими рисунками. Очень многие фотографии уничтожил, и ту, где он у решётки Летнего сада, я не обнаружила. В 16 лет, сразу по окончании мной школы, мы с мамой приехали в Ленинград и первым делом отправились к Летнему саду. Тогда-то я внутренне и почувствовала необъяснимую связь с человеком, имя которого на мемориальной доске. А вообще-то в семье не принято было говорить о Дмитрии Каракозове. Только бабушка, Анфиса Васильевна, однажды сказала: «В нашем роду был богоотступник». Имелось в виду: поднял руку на помазанника Божиего. Семья-то было старообрядческая.

– При советской власти Дмитрий Каракозов стал героем…

– Это не он стал героем – я уже говорила: героем его сделали.

– Да, но в приснопамятное советское время мне на глаза что-то не попадались книги о Каракозове – ни исторические исследования, ни научно-популярные издания. В Советском Союзе более 20 лет выходили книги в серии «Пламенные революционеры». О ком только ни писали, даже о совершенно неизвестных нашим согражданам Томасе Пейне и Роберте Эйхе. Книги о Дмитрии Каракозове не было!

– Это и могло думающего человека натолкнуть на мысль, что информация о нём закрытая.

– Родственников, потомков известных людей, их соратников и друзей тогда приглашали в школы, просили выступить на пионерских сборах…

– Вокруг фамилии Каракозов стояла гробовая тишина! Это о чём-то говорит? Рассказать о его революционной деятельности было абсолютно некому. Присвоенное ему звание революционера не подтверждалось фактами. У нас же всё на веру принималось, а рассказывать надо было, оперируя фактами.

– И тем не менее фамилия у вас такая, что вопрос о родственных связях напрашивается сам собой.

– Вопрос задавали и задают, я честно отвечала и отвечаю: да, родственница.

– Продолжения диалога не следует – с расспросами не пристают?

– Нет.

– Сокурсники по Художественному училищу Серова, по Академии художеств не просили рассказать про Дмитрия Владимировича, поделиться неизвестными фактами?

– Сокурсникам до моего дальнего родственника не было никакого дела. У каждого были свои дела, свои интересы, профессиональные и не только.

– И педагоги не интересовались?

– О Каракозове они знали ровно столько, сколько все остальные граждане Советского Союза. Меня никто не расспрашивал, я же разговоров на эту тему никогда не затевала. Зачем? Сама интересовалась этой трагической историей, пыталась найти какие-то новые сведения, но очень скоро поняла: на информацию о покушении Каракозова на Александра II было наложено табу.

Татьяна Каракозова. 2016

Фото из архива автора

ИСТОЧНИК

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded