wowavostok

Category:

Андерс Брейвик. 2083 — Европейская декларация независимости

Оригинал взят у https://pustoshit.livejournal.com/199763.html

Ровно четыре года назад Андерс Брейвик вписал свое имя в новейшую европейскую историю. Его персональный результат: 77 убитых и 151 раненый. Но перед тем как выплеснуть свои взгляды, Андерс Брейвик написал 1500-страничный манифест «2083 — Европейская декларация независимости», рецензию-пересказ которого мы поместили в сборник «МАНИФЕСТ. Современность глазами радикальных утопистов». Самое время привести ее здесь.

Андерс Брейвик
2083 — Европейская декларация независимости
[рецензия Антона Тимохина]

Предисловие переводчика

Перед вами рецензия-пересказ на 1500—страничный манифест Андерса Брейвика «2083 — Европейская декларация независимости» (2083 — A European Declaration of Independence), норвежского террориста, жертвами которого стали 77 человек.

Манифест, называемый автором компендиумом, состоит из 3 книг. Заявленная цель автора: доказать, что «страх перед исламизацией Европы не иррационален». Компендиум написан не им одним, он включает пересказы из Wikipedia и статьи блоггеров, политиков, историков и т.д. Поэтому здесь пойдёт речь не о том, что Брейвик придумал, а скорее о том, чего Брейвик в итоге придерживается.

______________

Первая книга называется «Что нужно знать, наша сфальсифицированная история и другие формы пропаганды мультикультурализма/культурного марксизма». В ней наибольшее число чужих текстов.

Брейвик говорит, что все идеологии плохи, ни одна из них не отражает реальность. Но политкорректность/культурмарк-сизм/мультикультурность — идеология, повинная в криминализации Европы во второй половине XX века. Эта идеология имеет корни в двух философских традициях: деконструктивизме Д.Деррида и Критической теории Франкфуртской группы (М.Хоркхаймер, Т.Адорно, Г.Маркузе, В.Беньямин), которые почерпнули основной посыл у Маркса через Грамши и Лукача. Эти идеи оказали огромное влияние на европейскую культуру через школьное и высшее образование, искусство и СМИ. Брейвик заявляет себя сторонником плюрализма мнений в образовании, либерализации и даже выступает за привитие студентам критического мышления, которое убивается «политкорректностью как формой радикального эгалитаризма». Но в другом месте он говорит, что Библия не должна рассматриваться как художественное произведение, а только как божья истина. Как это согласуется, не очень понятно.

Движение феминизма, зародившееся в индустриализации XIX века, по мнению Брейвика, обернулось размыванием гендерной идентичности. Мужчины сегодня похожи на женщин, а женщины берут на себя традиционные задачи мужчин. Брейвик проводит чёткую грань между эстетизацией/эмансипацией и переходом за рамки разумного: проблема в том, что европейский мужчина сегодня больше озабочен тем, насколько хорошо он выглядит, чем тем, насколько он силен. Брейвик также указывает на связь между философией Франкфуртской группы, идеями Новых левых о культуре, этнической идентичности и семье с одной стороны и тенденциях в психологической науке с другой (Э.Фромм, В.Райх, А.Маслоу).

Таким образом, Брейвик считает, что агрессивная критика основ западной цивилизации (христианство, семья, национальность, патриотизм, мужество, традиция, мораль) ударила по культуре Европы и обезоружила её перед устойчиво консервативными мигрантами.

Брейвик находит истоки европейской политкорректности в истории Русско-Турецкой войны и особенностях политики Великобритании в Индии, а также Франции в Африке. По его мнению, геополитическая позиция ведущих держав вынуждала их к замалчиванию судьбы христиан на Балканах и отрицанию геноцида армян и понтийских греков. В дальнейшем межкультурные связи стали крепнуть, навязывая идею толерантности и ряд исторических искажений, таких как принижение образа крестоносцев, замалчивание масштабов джихада, религиозно-мотивированного обращения в рабство, резни миллионов индусов (Брейвик говорит о геноциде) и т.д. Он указывает на геополитически мотивированный тренд исторической науки Германии/Великобритании/Франции/США XX века: его направленность про-исламская и одновременно анти-российская/анти-индийская/анти-китайская.

Ислам Брейвик считает воинственной религией, которая оправдывает насилие над женщинами и немусульманами и утверждает превосходство арабской культуры. На протяжении нескольких глав он разбирает мусульманскую историю и такие понятия как айят, хадис, сунна, шариат, дар аль-ислам, дар аль-харб, такийя, зимми и т.д. Исторические сведения о терпимости в мусульманских государствах он считает искажёнными и неоднозначными. Миролюбиво настроенные голоса из арабо-мусульманского мира Брейвик считает малочисленными и не могущими говорить от имени основной массы. Брейвик говорит о преобладающем влиянии «радикальных» мусульман над «умеренными», отказываясь переносить эту аналогию на христиан. Он утверждает, что ислам — не просто религия, а нечто большее, т.к. неукоснимо предполагает известную правовую культуру (шариат) и политическую идеологию (халифат). Есть и главы, посвящённые Турции и её историческим предшественникам, там разбираются армянский и курдский вопросы, тема Балкан, оккупации Кипра и т.д. В других главах есть история коптов, маронитов, обсуждение исторической значимости битвы при Туре, осады Вены и др. Брейвик предлагает окинуть взглядом сегодняшнюю карту пограничных конфликтов: кровь льётся там, где проходят этноконфессиональные границы между мусульманами и христианами, между мусульманами и индусами, между мусульманами и китайцами/тайцами, но не на границах индуистов, буддистов, христиан и т.д. между собой.

Брейвик — явный противник антисемитизма. На протяжении книги он отрицает значимость случаев преследования евреев христианами, и акцентирует случаи, когда это делали мусульманские правители. У Брейвика нет никаких следов теорий заговора еврейских банкиров или еврейских коммунистов. Такой подход нехарактерен для ультраправых, это даже сподвигло Варга Викернеса (известного радикального норвежского музыканта и публициста) обвинить Брейвика в том, что тот — агент Моссада. Но если серьёзно, то всё это больше похоже на Герта Вильдерса. Есть такой нидерландский либеральный политик-националист. Тоже активный критик миграции и шариата, также считает Израиль форпостом западного мира. Теракт Брейвика он осудил.

Строго говоря, подобным исследованием можно было бы выявить воинственность любого учения, включая индуизм и буддизм. Достаточно вспомнить насильственное обращение в буддизм (царь Ашока), буддистов-террористов (Аум Синрикё), буддистов, сжигающих библиотеки. Все идеи и учения представляют собой ценностные системы, и такова человеческая природа, что где есть ценность, там есть либо право на защиту ценности (в том числе насильственное), либо «предпочтение меньшего зла большему злу», стандартное оправдание преступлений. Брейвик стремится убедить европейцев, что если ничего не предпринять, через несколько десятилетий мусульманское меньшинство превратится в большинство, а христианская культура будет вытеснена. Несомненно, что так оно и будет, вопрос скорее в том, так ли это трагично, как считает Брейвик. Кстати, небезызвестный дьякон Кураев в одном из интервью признался, что готов смириться с исчезновением русского народа, если удастся достаточно распространить православие среди китайцев. Каждый живёт своими ценностями, норма и трагедия отличаются точкой зрения. Можно вспомнить Теда Качинского, который болезненно и глубоко переживал в сущности то же самое, о чём абстрактно рассуждал Маркузе. Интересно, что в СМИ появлялись подозрения о влиянии Качинского на Брейвика. Но уверяю, это натянутые домыслы.

Всё это очень похоже на Хантингтона, хоть он почти и не упоминается. Но Хантингтон не был сконцентрирован на сугубо религиозном вопросе, он смотрел шире. Брейвик же рассматривает сотрудничество Британии с Турцией против России как предательство собственных интересов. Но ведь был и Лоуренс Аравийский, когда Британия сотрудничала с арабами против Турции. А Вторая Мировая, а Холодная? Хантингтон подчёркивает, что в определённые периоды глобальной истории культурная идентификация государств играла меньшую роль, чем идеологическая, например, во времена Холодной войны в международных отношениях идеология была всем, а культурное сродство — ничем. Брейвик упускает это.

Вторая книга компендиума называется «Европа в огне». В ней рассматриваются текущие проблемы Европы и способы решения.

Ещё главнокомандующий Египетской армией Наполеона Жак-Франуа Мену принял ислам, но по-настоящему тесным образом Франция связалась с арабскими странами во времена де Голля, который после войны за независимость Алжира задумал стратегический союз для противовеса как СССР, так и США. Со времён Шестидневной войны произраильская политика Франции сменилась на проарабскую. А евроарабизм из внешней политики Франции превратился во внутреннюю. В дальнейшем ОПЕК начала оказывать давление и на другие европейские страны, поддерживающие Израиль.

ООН нужно бойкотировать, а Евросоюз — затея ужасная. Его наднациональная идеология сильно напоминает структуру СССР. За подавление свободы и независимости ЕС критикуют бывшие диссиденты, в частности Владимир Буковский. Евросоюз ушемляет суверенитет входящих в него стран, ослабляет их в военном отношении, стирает культурные различия, способствует росту преступности, лжи и коррупции. Евросоюз должен быть уничтожен, иначе умрёт Европа. Европейский суд по правам человека поражён культурмарксизмом, на что указывает запрет на распятия в школах Италии в 2009 году.

Феминизм в лице Симоны де Бовуар и деятелей «второй волны феминизма» ведёт в конечном счёте не к освобождению, а к притеснению женщин. Никакие меры по борьбе с низкой рождаемостью в развитых странах не помогут при отказе от консервативных ценностей. Паралич института отцовства наполнил общество патологиями.

Социологию как учебную дисциплину необходимо прикрыть, т.к. она неотрывно связана с влиянием Маркса, Вебера, Дюркгейма и Конта и постулирует детерминизм окружающей среды без учёта наследственности. Индоктринация марксизма (Франкфуртской школы) поразила также философию и журналистику. Вместо уничтожения социологии можно было бы попробовать её реформировать на ином идеологическом фундаменте. Называются Библия, Макиавелли, А.Смит, Дж.Оруэлл, Гоббс, Локк, Милль, Э.Бёрк, У.Джеймс.

Средства массовой информации ангажированы, поскольку 99% журналистов поддерживают мультикультурализм, а медиахолдинги интернациональны и, как следствие, поддерживают глобализацию. В Норвегии ультралевые экстремисты получают государственные субсидии для газеты Klassekampen, но правые — вне закона.

Достаётся и глобальному капитализму и транснациональным корпорациям. Кратковременные интересы крупного бизнеса не отвечают долговременным интересам наций. Крупный бизнес, например, заинтересован в дешёвой рабочей силе — мигрантах. По Марксу рабочий не имеет родины, поэтому de facto Новые левые заодно с крупным бизнесом. Вклад мигрантов в ВВП сомнителен.

Чеченский конфликт интерпретируется не как национальный, а как сугубо религиозный. Это кажется большим упрощением. Далее говорится, что на Ближнем Востоке только два места, в которых христиане находятся в сравнительной безопасности: Иракский Курдистан и Сирия. Однако в Сирии имеется радикальная исламистская оппозиция, которая настроена антихристиански. Последнее утверждение в свете начавшейся Гражданской войны в Сирии, кстати, подтверждается.

На многочисленных графиках, охватывающих разные годы XX века или прогнозы на будущее, Брейвик подчёркивает демографические изменения в структуре населения Европы: доля исповедующих ислам растёт как в абсолютном, так и в относительном значении. На некоторых южных территориях Европы за XX век мусульмане из незначительного меньшинства стали подавляющим большинством.

Затронуты разные темы. В одной из статей делается анализ rap/hip-hop субкультуры, образа гангстера в ней и ошибочное восприятие его протестного потенциала белыми интеллектуалами как лишь реакции на годы угнетения. В другой рассказывается о том, что Запад фактически проиграл Холодную войну в идеологическом плане. «Французской» линии Просвещения следует предпочесть «шотландскую», как свободную от анти-религиозного нарратива. А вместо Марти Ахтисаари Нобелевскую премию надо было дать Айаан Хирси. Брейвик прямо высказывается против расизма, позиционируя себя как культурального консерватора (cultural conservative). Превозносится Я.Хуньяди, а достаётся М.Фридману, фон Хайеку и Н.Кляйн.

Исламская угроза Европе придёт не как межгосударственный конфликт, речь о потенциале гражданской войны. Американцам нельзя доверять, они не уважают чужого суверенитета. Американский национализм плох своей анти-европейской и анти-российской позицией, но, с другой стороны, США — часть европейской, христианской цивилизации, и не должны дистанцироваться. Но и в России есть антизападнические консервативные группы, ищущие союза с исламом против американизации.

Демократия нуждается в глубинных реформах, в современной виде она ведёт к излишнему разделению людей, отсутствию долговременного планированию и снижению у населения стимулов к работе (порок «государства всеобщего благосостояния»). Решение исламского вопроса в Европе (здесь Брейвик подчёркивает, что расходится с авторами большинства статей из своего сборника): депортация и экономическое принуждение.

Опираясь на сеть единомышленников в facebook, Брейвик строит график мультикультурной индоктринации разных стран. Меньший процент означает большее «промывание мозгов». Привожу полностью: Словакия — 90%, Словения — 90%, Чехия — 80%, Италия — 70%, Россия — 70%, Польша — 70%, Греция — 60%, Финляндия — 60%, Дания — 40%, Португалия — 40%, США — 30%, Исландия — 20%, Испания — 10%, Люксембург — 10%, Нидерланды — 10%, Бельгия — 10%, Великобритания — 10%, Франция — 10%, Швейцария — 10%, Норвегия — 8%, Швеция — 6% и Германия — 1%.

Третья книга компендиума называется «Декларация превентивной войны».

НАТО бомбило гражданское население сербов, поддерживая косоваров. Это военное преступление. СМИ освещали события в Чечне, Дагестане и Грузии тенденциозно, с русофобских позиций. Власть в европейских странах должна быть передана культуральным консерваторам, мультикультуралисты капитулируют. Демократическая модель должна быть реформирована в аспекте патриотизма по примеру России. Брейвик призывает к Консервативной революции. Коренное население Европы и культуральные консерваторы жёстко преследуются мультикультуралистами. За вторую половину XX века тысячи европейцев подверглись убийствам, изнасилованиям, фактической дискриминации. Брейвик оглашает обвинение всем причастным политикам, журналистам, публицистам. Вооружённое сопротивление мультикультуралистским режимам в Европе, «нацистам наших дней», — единственное возможное решение. Пусть потребуется лет 70 — к 2083 году эти режимы так или иначе падут, в этом можно не сомневаться.

Брейвик обрисовывает масштабные планы конфликта. 1955-1999 гг. названы провалившейся «фазой диалога». Первая фаза европейской гражданской войны уже началась в 1999 и будет продолжаться примерно до 2030, она характеризуется 2-30% мусульманского населения, отдельными атаками и началом консолидации консервативных сил. Вторая фаза (2030-2070): 15-40%, группы сопротивления растут, готовится общеевропейский переворот. Третья фаза гражданской войны (2070-2083) будет представлять собой всеевропейский государственный переворот, казни мультикультаралистов и начало депортации мусульман. Возможна будет и их ассимиляция на жёстких условиях (запрет арабского языка, смена имени, принятие христианства).

Брейвик оценивает антинационалистические силы врагов так: жёсткие марксисты — 10%, культуральные марксисты — 20%, «суицид-гуманисты»/циники-карьеристы — 65%, капиталисты-глобалисты — 5%. Все они поддерживают мультикультурализм.

Даётся обзор истории крестоносцев и объявляется об их возрождении для спасения Европы. Религиозная принадлежность основателей нового ордена рыцарей-тамплиеров PCCTS: католицизм, протестантизм, православие и христианский атеизм. Агностики и последователи Одина названы приемлемым вариантом, т.к. культура важнее личных отношений с высшими силами. Описаны организационная структура, символика (включая медали и погоны), ритуалы посвящения, текст присяги, конспиративный режим ячеек и финансовые аспекты личного вооружения. Чтобы окружающие не задавали лишних вопросов, Брейвик рекомендует ссылаться на занятость и использовать социальные табу: скажите, что вы подозреваете в себе гомосексуальность или пристрастились к онлайн-играм. Для поддержания боевого духа важны повседневная самомотивация и вдохновение (напр. музыка Элен Бёксле и Клинта Мэнселла).

В поисках оружия тщательно выбирайте поставщиков. Лучше всего банды байкеров: они настроены консервативно. С албанскими/турецкими группировками лучше не связываться. Можно иметь дело с русской мафией, но только если это не чеченцы.

Наиболее приоритетными странами для военных операций Брейвик называет Францию, Германию, Великобританию, Нидерланды, Бельгию и Швецию. Наименее приоритетны Ирландия, Греция, Финляндия, Исландия, Кипр и Мальта. В числе врагов Брейвик называет правящие партии, в том числе и Норвежскую Рабочую, чью молодёжь он, как известно, выбрал собственной целью. Кроме того, что он называет шоковыми атаками, уместен может быть саботаж, например, в сфере трансфера нефти/газа. Есть инструкции по обращению со взрывчатыми веществами и детонаторами. Есть даже тщательные схемы атак на ядерные реакторы различных типов, но как более отдалённая перспектива.

Важна и пропаганда, в том числе в социальных сетях. Контроль за Wikipedia — часть идеологического противостояния. В глазах Брейвика католицизм лучше протестантизма, патриархальное общество лучше феминизированного, аборты нужно ограничить, сексуальное воспитание в школах реформировать, вернуть раздельное обучение полов и нуклеарную семью. Демография прежде всего. Брейвик соглашается с тем, что светлые волосы и голубые глаза — генетически рецессивны, но выход видит не в расизме, а в культуральном консерватизме. Гитлер ему ненавистен за безумное уничтожение евреев и причинение своему народу и всей Европе огромного вреда. Нужно пропагандировать в будущем глобальный контроль популяции человечества на уровне 2,5 миллиардов, как в 1950 г. Рассматриваются частные случаи решения этнических проблем в ЮАР, США и Израиле.

Необходима консолидация всех консервативных сил под знаменем «Венской школы» (по аналогии с Франкфуртской), текстами представителей которых, собственно, и наполнена первая книга. Это не полноценная идеология, но гибрид различных традиционалистских и консервативных направлений, названный в честь Венской битвы 1683 года. Ключевые моменты: антиисламизм, поддержка иудео-христианских традиций, панъевропеизм, монокультурализм, противостояние ЕС, феминизму, пацифизму, расизму, фашизму и тоталитаризму. Экономические (социализм или laissez-faire) и социологические (индивидуализм или коллективизм) вопросы важны, но менее принципиальны. Брейвик предлагает поддерживать коптов, маронитов, индусов, сикхов, Китай и Россию (концепция «Евро-Сибирь»), а Израиль, Армению и Ливан сделать европейскими протекторатами. Цыганам создать родину в Восточной Анатолии, восток Турции отдать армянам, на севере Ирана создать зороастрийское государство. Курды могут рассматриваться как союзниками из-за их ненависти к туркам и арабам. Брейвик требует занять верную нишу, одинаково противостоя «четырём идеологиями ненависти»: национал-социализму, исламу, коммунизму и мультикультурализму. Нужно создавать собственные молодёжные движения, уличные группировки и клубы интеллектуалов. Нужно делать акцент в духе «патриоты против фашизма» или «борьба за права европейца», но не хвататься за демонизированные для массового сознания националистические ярлыки.

Брейвик призывает национал-анархистов к объединению, предлагая отбросить бесполезную ACAB-риторику, т.к. борьба со стражами порядка бесперспективна и нецелесообразна.

Войну с мультикультурализмом надо вести на 8 фронтах: традиционные СМИ, образование, политика, мнение общественности (писатели, артисты и т.д.), общественный активизм и блоги, церковь, улицы, вооружённое сопротивление. От восьмого фронта нужно публично дистанцироваться на протяжении всей Первой фазы.

Брейвик ставит вопрос: если бы вы могли спасти 1000 человек, пожертвовав 100, смогли бы вы сами непосредственного убить их? И отвечает, что рациональный ответ очевиден, но его не способны озвучить 30% мужчин и 70% женщин.

Далее идёт тщательная подборка библейских цитат в защиту насильственного сопротивления, приведены тексты средневекового вдохновителя крестовых походов Бернарда Клервоского. Брейвик ругает атеистов: Вольтера, Пейна, Ницше, Фрейда, Докинза. Говорит, что сам он не очень религиозен, и в глубине души считает религию костылями, но когда задумывается о своей главной миссии, то не исключает, что будет молить бога о помощи.
Приведён журнал подготовки, включающий описание встреч с друзьями, написание Манифеста, закупку амуниции и ингредиентов взрывчатых веществ и многоэтапных процедур их подготовки. Брейвик, со свойственной ему во всём обстоятельностью, провёл предварительные испытания. Последняя запись датирована днём теракта, часа за 2 до взрыва. В конце ещё немного обзоров и литературных ссылок по революционной теории и практике, а также сельскому хозяйству (для прикрытия).

Андерс Брейвик

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded