wowavostok

Category:

В устном солдатском творчестве воспевался боец скорее удалой, чем дисциплинированный...

10 января 1943 года, приказом НКО № 24 был объявлен Указ Президиума Верховного Совета СССР "О введении погон для личного состава Красной Армии". Что ж это за безумие – в разгар войны проводить эту реформу?! Но, как оказалось, налегке, без памяти о героическом прошлом сложнее побеждать и в настоящем, и в будущем...

От службы в Армии у меня долго оставались в памяти многие пословицы и поговорки. И у всего этого несметного богатств было три источника: наша солдатская казарма, офицеры и прапорщики, а также сам командир части. Разумеется, в устном солдатском творчестве воспевался боец скорее удалой, чем дисциплинированный. Так что многим вполне безобидным солдатским прибауткам офицеры охотно придавали даже и зловещий смысл. Например, дежурный по части мог нагрянуть в роту и сурово спросить у зазевавшегося дневального: "Солдат спит, а служба идет?!"

А самым блистательным мастером устного слова у нас был прапорщик, являющийся, как я теперь понимаю, завхозом всей нашей воинской части (по крайней мере, это он распоряжался и тулупами, и портянками, и краску или побелку именно он мог выдать салагам, получившим наряд на благоустройство территории). Своим внешним видом он позиционировал себя убежденнейшим раблезианцем. То есть, щеки его были румяны, словно от одной лишь его широкой улыбки шапка у него всегда сползала на затылок, и во все сезоны фуфайка на нем была расстегнутой, словно даже и пуговицы не могли сдержать его необузданного жизнелюбия.

Да и из всего великого множества фольклорных сокровищ этого прапорщика в памяти у меня сохранились лишь нецензурные, так что привести я их не могу. Но если в общих чертах о них говорить, то отличались они не только особым, очень уж живописным колоритом, а и той простой логикой, которая могла бы скорее соответствовать армейскому быту, чем армейской службе. А при командире нашей воинской части прапорщик этот свои шутки шутить страшился, – при всем том, что от него единственного, как от инопланетянина, командир терпел такие преступления, как нарушение формы одежды, и, например, полное отсутствие строевой выправки.

Сам же наш командир был на слова скуповат. Команды, типа "Смир-р-рна!", "Равнение на прав-в-во!" и прочие, он, конечно же, проговаривал в полном виде, а вот если надо было ему сделать съехавшему с катушек бойцу замечание в не прописанной уставом форме, то он лишь с ужасом вопрошал: "Ты солдат или ты где?!", или: "Ты здесь или ты никто?!" Ну, может быть, не совсем так складывались у него слова, но вроде этого. И мы затем друг-другу весело повторяли его кургузые и нелепые речевые обороты.

Хотя каждый из нас втайне понимал, что слова нашего "товарища полковника" касаются чего-то самого главного, к нашим хихонькам и хаханькам и к вольной словесной живописи завхоза отношения не имеющего. И однажды я в качестве дневального стоял "у тумбочки" напротив роты, выстроившейся после утреннего подъема. И вдруг в казарму зашел наш полковник.

Я ему трескающимся от волнения голосом начинаю докладывать, что за время дежурства происшествий не случилось, командир роты тоже поспешил с докладом, но полковник его доклад недослушал, в лица солдат всматриваясь, вдоль шеренги он стал прохаживаться. И солдаты, сколько-то мгновений тому назад со сна скрюченные и с трудом глаза разлепляющие, в струну вытянулись, на него глядели с такою неистовой отвагой, что мне стало даже жутковато. А он ни единого слова не вымолвил и, чтобы от торжественного напряжения мы не полопались, вскоре ушел.

Впрочем, бывало, что наш полковник шутил. Но и шуткою свою он одаривал нас с таким видом, с каким, может быть, сами мы лишь на стрельбищах вгоняли патроны в патронники своих карабинов (у нас это были СКСы).

А вспомнил я обо всем этом, встретив в сети созданные к 23 февраля сайтом нашего Министерства обороны для своих подписчиков онлайн-окрытки.

Вот военный моряк с биноклем и бравая подпись под ним: "Дотянись до горизонта!". Скуповато? Да. Что-то добавить нужно? Ненужно. Потому что, как сказал бы командир моей воинской части, на виду у нас ни на минуту никуда не отлучающийся от своего воинского долга, "это вам здесь, а не там". А вот на другой открытке изображен бомбардировщик и к нему подпись другого рода: "Моментальная доставка – убойные скидки"; или вот изображен боевой корабль средь морских просторов и к нему тоже подпись: "ВМФ: бесплатные морские круизы".

РЕКЛАМА

И почему-то подумалось мне, что это наш прапорщик-завхоз вдруг помолодел, на современный лад пообтерся и суровые армейские будни новомодною потребительской риторикой обновил. А вот наш боевой командир даже и шутки ради Армию и ее вооружение ни с чем менее грозным, чем сама Армия, не стал бы сравнивать. По причине того, что Армия, в составе которой он сам и все остальные солдаты и офицеры жизнями своими не имеют права распоряжаться, требует к себе особенного, священного уважения.

В Армии самыми современными должны быть только оружие и навыки для успешного владения этим новым оружием. Уж каким бы ни был ненавистным для большевиков царский режим, а 10 января 1943 года, приказом НКО № 24 был объявлен Указ Президиума Верховного Совета СССР "О введении погон для личного состава Красной Армии". Что ж это за безумие – в разгар войны проводить эту реформу?! Но, как оказалось, налегке, без памяти о героическом прошлом сложнее побеждать и в настоящем, и в будущем.

И сколь бы ни невинно на одной из открыток сайта Минобороны под портретом военного моряка, облаченного в парадный белый китель, было написано: "Когда белый цвет - цвет победы!" – ни один уважающий себя военный моряк не может купиться на такой сомнительный комплимент. Потому что в войну с фашистами наша Армия была, независимо от цвета мундиров, Красной. И новая форма собственности, и наличие или отсутствие у граждан социальных прав тут не должны иметь значения. Если мы хотим, чтобы кто-то сегодня решился совершить воинский подвиг, то надо не просто с уважением, а со священным трепетом относиться к подвигам, вчера уже совершенным.

Все наши Бессмертные полки и все наши парады на Красной площади в честь Великой Победы будут с кукишами в кармане, если начнем мы Великую Победу в соответствии с нашей новой государственной идеологией перекрашивать и ретушировать. Уж лучше в нынешний – в неурочный для нашей исторической памяти час – обо всем священном забыть, а в нужный момент вспомнить, чем внушать своим гражданам и своим воинам, что священным и вечным в нашем Отечестве уже ничему не бывать.

Николай ДОРОШЕНКО, главный редактор "Российского писателя"

ИСТОЧНИК

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded