Category:

Власти готовят населению новое пенсионное одурачивание

Вслед за повышением пенсионного возраста грядет продолжение реформы – в высоких кабинетах Минфина и, как ни странно, Центробанка обсуждают новый поворот в заботе о гражданах. А именно речь идет о так называемом индивидуальном пенсионном капитале (ИПК), суть которого сводится к тому, что каждый гражданин должен будет сам откладывать от своей зарплаты часть средств на пенсионные накопления в негосударственные пенсионные фонды (НПФ). Предполагается, что процент будет повышен до 6% в течение пяти лет.

При этом чиновники, как и в период протаскивания повышения возраста выхода на пенсию, повсюду заявляют не только о необходимости такой меры для экономики, государства и (конечно же!) самих пенсионеров, но и о надежности. На уровне деклараций звучит, что накопления будут собственностью граждан, а не государства. Более того, отчисления будут избавлены от НДФЛ. Однако, пока все это – лишь заявления, конкретного текста законопроекта нет.

Да и зачем власти представлять текст широкой общественности, даже если он есть? Ситуация и так напряженная, а тут нужно как-то объяснить, что гражданам теперь придется от своей зарплаты оторвать кусок и передать в НПФ. Даже работающим пенсионерам.

Поэтому как раз уровень заявлений и деклараций – это то, что сейчас нужно чиновникам. Ведь однажды получилось одурачить народ, сказав, что прибавят к пенсии тысячу рублей, так же и тут?

"Уверяю вас, что рост пенсий будет выше, чем инфляционные ожидания, примерно на 2 пункта или даже больше, поэтому ожидаемое повышение пенсий – 1 тыс. руб.", – заявлял Антон Силуанов в середине 2018 года.

Инфляционные ожидания в России, напомним, составляют не менее 5-10% в год.

Однако уже через полгода оказалось, что министра, видите ли, не так поняли журналисты, граждане не так трактовали его слова – ведь говорилось об одной тысяче "в среднем", а не помесячно в течение определенного периода. То есть роста пенсионного обеспечения не будет, а возраст выхода на заслуженный отдых уже повысили. Так же и с ИПК – сначала обещают, а потом скажут, что не то имели в виду, или накопления "заморозили"?

И как объяснить такой казус: если накопления будут собственностью граждан, а не государства, и не будут облагаться НДФЛ, то почему Эльвира Набиуллина на одном из заседаний Госдумы заявляла про ИПК следующее:

"Для экономики пенсионные накопления – это важнейший источник длинных денег. Именно поэтому мы считаем приоритетом на ближайшее время внедрение индивидуального пенсионного капитала, который должен вдохнуть новую жизнь в систему пенсионных накоплений".

Это и многое другое Накануне.RU попросило объяснить депутата Госдумы, вице-президента Конфедерации труда России Олега Шеина.

– Олег Васильевич, что вы можете рассказать об ИПК, что нам готовят власти?

– В мире накопительная модель применяется только в англосаксонских странах, континентальная модель – другая, она предполагает не индивидуальные накопления человека, а солидарную модель. Та, в свою очередь, делится на две части: общегосударственные пенсии и пенсия, которая предусмотрена коллективными договорами в рамках корпоративных отчислений.

Причем где-то есть элементы соответствующего страхования, и надо понимать, что коллективный договор в Бельгии и коллективный договор в России – это разные вещи.

Соответственно, в континентальных странах накопительная пенсия, как правило, является крайне небольшой, незначительной. А накопительные модели, свойственные для англосаксонских стран, предполагают, что размер этих накоплений сопоставим с ВВП страны. То есть это 80-90% применительно к соответствующему национальному продукту.

Например, вот процент накоплений в частных пенсионных фондах – к ВВП.

США – 110%, Австралия – 105%, Великобритания – 80%, Канада – примерно 55%. Высокая доля. Теперь на континенте: Италия – порядка 5%, Франция – около 2%, Германия – около 6%, Россия – 5%. То есть ничтожная доля, скорее, это такое подспорье к государственным расходам.

– И что предлагают нам?

– По сути дела, идут попытки перекроить всю пенсионную систему с континентальной модели, которая у нас по факту реализуется при всей нищете и бедности, на накопительную – без повышения заработной платы.

Главная проблема с накоплениями заключается в низкой заработной плате. В России 70% работников не имеет заработной платы, достаточной для начисления даже минимальной пенсии. Когда у нас гуляет известная цифра про "среднюю зарплату в 40 тыс. руб.", то все же прекрасно понимают, что эта "средняя зарплата" – очередная фальшивая отчетность. И настоящая средняя заработная плата намного ниже. Поэтому попытки введения накопительных правил не сработают.

То есть первая проблема – это низкая заработная плата. И пока она будет низкая, люди накопления, может, и будут осуществлять, только при этих накоплениях у них пенсия будет еще меньше, чем сегодня, за счет уменьшения солидарной части.

– А как это будет защищаться? Есть какие-то гарантии в НПФ?

– Это вторая проблема – сами накопительные элементы в РФ законом не защищены. Поясню, что я имею в виду – по прошлому, позапрошлому году трижды оказывался в сложной ситуации профсоюз авиадиспетчеров. Авиадиспетчеры через солидарную борьбу, через голодовки, через угрозы забастовок, добились хорошей заработной платы.

Авиадиспетчеры трижды вкладывали деньги в банки, а потом у этих банков Центробанк отзывал лицензию. В результате каждый авиадиспетчер в России в среднем потерял порядка 70 тыс. руб. от своей потенциальной будущей пенсии. Лично моя попытка скорректировать законы и ввести применительно к пенсионным накоплениям такие же элементы страховки, какие существуют к обычным банковским накоплениям, была в прошлом году в период пенсионной "реформы" отвергнута Правительством.

Поэтому на выходе все эти предложения сводятся к следующему: во-первых, умыть руки и сказать – копите сами, мы тут не при чем, и солидарной пенсии у вас не будет. Во-вторых, реально снизить размеры пенсий, потому что средняя заработная плата по РФ сегодня не такова, что позволяет обеспечить людям даже ту пенсию, которую они получают на сегодняшний период. То есть она ниже. Это связано в том числе с неофициальной занятостью. Но это, опять же, вина Правительства, а не работников.

– Как можно объяснить слова Набиуллиной о том, что "пенсионные накопления – это важнейший источник длинных денег"? Значит, у государства все-таки есть на них планы?

– О чем в переводе на "нормальный человеческий язык" сказала Набиуллина? О том, что надо забрать часть зарплаты у людей – они же предлагают эти накопления сделать из заработной платы. Просто надо забрать у людей часть их заработной платы, и эти деньги отдать в банк. Через банки отдать эти деньги российскому капиталу, чтобы тот получал прибыль. А перед людьми через 20 лет умыть руки и сказать – "извините".

Речь идет именно об этом – в пользу бизнеса забрать у людей часть и так их очень низкой заработной платы. Больше ни о чем.

– В итоге окажется, как с тысячей рублей, – "вы нас неправильно поняли"?

– Хуже получится. Прибавка в тысячу рублей – она средняя. Кому-то 0, а кому-то 2 тыс. А если у человека пенсия ниже прожиточного минимума (у нас же минимальная пенсия не 8 тыс. руб., а всего 4,9 тыс.), то ему идет плюс 3 тыс. до прожиточного минимума. Соответственно, если ему добавляют к этим 4,9 тыс. плюс тысячу рублей, то эту же тысячу забирают из надбавки. Как было 8 тыс., так в итоге 8 тыс. на руках и остается.

А если у человека, например, пенсия 20 тыс. руб., то у него реально может быть прибавка не в тысячу рублей, а в полторы. За счет уменьшения числа самих пенсионеров, которых, по мнению Правительства, слишком много развелось в Российской Федерации, действительно какая-то прибавка есть, но она достаточно фальшивая. Тем более, давайте не будем забывать, что они и так были обязаны проиндексировать эти выплаты. Даже если бы не было никакой "реформы", но сохранились бы прежние правила, средняя прибавка была бы примерно рублей 600.

А здесь будет хуже – у людей забирают часть их собственной заработной платы и за счет этого кредитуют частные компании. Какая будет ответственность у Правительства, у той же Набиуллиной через 20 лет? Да никакой.

– И почему этим занимаются ЦБ и Минфин, а, например, не Минтруда?

– Минтруда является просто ведомством, которое объясняет, почему в стране должна быть низкая заработная плата. Сам по себе Минтруд является некой лишенной самости оболочкой. Не может быть эффективным Министерство труда в стране, где проводится антитрудовая политика. И мы это видели по истории с пенсионной "реформой". Минфин выполнял роль, формально прямо противоположную тому, что он должен делать.

А если мы говорим про Центробанк, то там как раз понятно – это ведомство, которое имеет самость, имеет внутреннюю позицию и возможность приведения этой позиции в публичном пространстве.

– Все-таки как ИПК согласуется с работающими пенсионерами? С той "средней" надбавкой в тысячу рублей?

– Мы же пока не видим законопроект, мы видим лишь некие общие декларации, поэтому однозначно сложно сказать. Если не будет особых правил, то это означает, что человек, который продолжает работать, условно говоря, до 70 лет – он будет также кредитовать частные компании за счет того, что его реальная заработная плата будет меньше.

Россия все эти годы пыталась выйти на систему пенсионных накоплений, но не могла этого обеспечить просто потому, что у людей низкие зарплаты. А в странах, где реально работает пенсионная накопительная система, там пенсионные накопления составляют 80-90% к национальной экономике.

Это означает, что бессмысленно это обсуждать в РФ с точки зрения модели. Это не является моделью. У людей, которые не могут накопить даже на минимальную пенсию 8 тыс. руб., планируют отнять часть их заработной платы, чтобы отдать банкам и корпорациям. Закон об этом, и ни о чем другом.

– Мы видели бурную реакцию в прошлом году на повышение пенсионного возраста, а какой реакция может быть на введение ИПК, когда люди поймут, что это за система такая, и для чего ее вводят?

– Реакция будет продолжением предшествующей реакции. То есть пенсионная "реформа" изменила политическое настроение в стране, и назад эти настроения уже двигаться не будут. Мы сами видели, как в декабре без всяких очевидных поводов рейтинги власти снизились еще на 2%. С чего бы, казалось? А на самом деле это общие настроения, и даже там, где власть пытается вести пропагандистские контратаки, эффект прямо обратный.

Это уже необратимый эффект. Поэтому сейчас любое движение, а уж тем более с попыткой отнять кусок зарплаты, будет укладываться в ту же самую логику и реакцию.

Источник

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded