wowavostok

Categories:

КАПИТАЛИЗМ, КАК ЕРЕСЬ ЖИДОВСТВУЮЩИХ. ОТ ПОКЛОНЕНИЯ МАМОНЕ ДО УНИЧТОЖЕНИЯ РОДА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО

Не важно, кем являются представители правящего режима «по крови», но если они являются апологетами капитализма, то становятся «жидовствующими по мировоззрению», поскольку «экономическая концепция» капитализма есть ни что иное, как «ересь жидовствующих»,  внедрившая в христианское общество постулаты иудаизма. Более того, созданная на базе «капиталистической ереси» идеология «либерализма» сегодня трансформируется в Антицерковь или «чистый сатанизм», ведущий к уничтожению рода человеческого в буквальном смысле

«Евреи все кричат, что есть же и между ними хорошие люди. О боже! да разве в этом дело? Да и вовсе мы не о хороших или дурных людях теперь говорим. И разве между теми нет тоже хороших людей?..  Мы говорим о целом и об идее его, мы говорим о жидовстве и об идее жидовской, охватывающей весь мир, вместо «неудавшегося» христианства…»

Ф.М. Достоевский, «Дневник писателя», журн. «Гражданин», 1877 г.

Как-то американский гражданин «либеральной национальности» В. Познер, заявил: «я думаю, что одна из величайших трагедий для России – принятие православия… Если оттолкнуться от таких определений, как «демократия», «качество жизни», «уровень жизни», и распределить страны именно по этим показателям, то на первом месте будут именно протестантские страны (все). Потом – католические. И лишь потом – православные».

И он был совершенно прав – но сообразно своей системе ценностей. Поскольку находясь в условиях капитализма, мы существуем в современной форме ереси жидовствующих.

Для тех, кто недавно присоединился к нашему движению, в качестве небольшой исторической справки вкратце повторим, о чём мы не раз говорили ранее…

СОДЕРЖАНИЕ:

ЧАСТЬ I. Ересь жидовствующих. Первая попытка захвата Святой Руси
ЧАСТЬ II. Семантика термина
ЧАСТЬ III. Капитализм и лукавый Маркс
— «Недетская болезнь левизны»
— «Мой коммунистический ребе»
— Главный урон, который нанес Леви-Маркс
— «Жидовствующие по Марксу и по-жизни»
— «Как пёс возвращается на блевотину свою, так глупый повторяет глупость свою…» (Прит. 26:11)
ЧАСТЬ IV. Жидовствующая ересь капитализма: Антицерковь строит цивилизацию порока в интересах группы «избранных»
— «Не можешь служить Богу и мамоне одновременно»
— «Высший императив» антицеркви – уничтожение рода человеческого
— Общий вывод
— Что делать?

ЧАСТЬ I. ЕРЕСЬ ЖИДОВСТВУЮЩИХ. ПЕРВАЯ ПОПЫТКА ЗАХВАТА СВЯТОЙ РУСИ

К расцвету теневого иудейского доминирования в Польше («Всепольского кагала» или «Ваада четырех сторон»), в 1471 г. в Великий Новгород прибыл зависимый от «Жечи Посполитой» киевский князь Михаил Олелькович, рассчитывая стать и новгородским князем. В его свите находится проповедник, известный как Схария Жидовин, который был послан иудейскими религиозными структурами[1].

Новгород привлек внимание пропагандистов иудаизма — прозелитов — далеко не случайно. Специфика торгового центра, где сложились особые условия терпимости к иным вероисповеданиям и характерный для купеческой среды «рационалистический» менталитет, направленный на получение «прибыли»/лихвы, выглядел наиболее уязвимым местом Православной Руси.

Запущенный Схарией Жидовином и несколькими его помощниками «план иудоизации» изначально был подобен всем гностическим схемам. «Ветхозаветные» прозелиты отрицали Божественную природу Иисуса Христа, описывая его лишь как сына человеческого и проповедника, подобного Моисею. «Жидовствующие» отметали православную обрядность, отрицали монашество, церковную иерархию, поклонение иконам, мощам и кресту. Запустили они и «смену календаря» опираясь на иудейский календарь, а не на принятое на Руси византийское летоисчисление. Все христианские праздники отвергались. По некоторым свидетельствам, «жидовствующие» отрицали и загробную жизнь, зато совершали настоящий иудейский «пейсах».

Фактически речь шла об отрицании христианства и возврата в иудаизм.

Антиправославная пропаганда велась тайно: создавалась сеть ячеек – «тройки», «пятерки» и т.д. В результате такой конспирации о деятельности «жидовствующих» церковные власти ничего не знали в течение целых 17 лет. Прозелиты распространяли ересь, в первую очередь, среди наиболее влиятельных слоев населения – новгородского духовенства и купечества, имевшего большой вес в обществе, но духовно неглубокого, нетвердого в своем Православии и привыкшего благодаря своим заморским путешествиям снисходительно относиться к верованиям других народов.

Первыми прозелиты совратили двух священников – Дениса и Алексея. Затем их жен и детей. Последователи оказались настолько преданными учениками Схарии, что даже хотели совершить обрезание. Но сами прозелиты воспротивились – вероятнее всего потому, что в намерения Схарии не входило делать «богоизбранных». Отказ был мотивирован соображениями конспирации – обращенным доходчиво объяснили, что в случае обрезания их быстро уличат в «жидовстве». Чтобы новоявленные «ревнители закона Моисеева» не огорчались, им позволили тайно переменить имена. Алексей получил имя Авраама, а жена его сталаСарой. Учителя русских «жидовствующих» явно сыграли здесь на тщеславии протопопа-еретика. Ему льстили как «родоначальнику будущего народа», который якобы станет «новым хозяином Руси». Не даром считается, что «гордыня – любимый грех сатаны»…

Ересь распространилась и в Москву, при этом «жидовствующим» удалось привлечь расположение Ивана III, требуя от монастырей отказаться от владения земельными угодьями и крепостными.

Отметим общую схему совращения и создания «управляемого хаоса»: поднимается и «раздувается» реальная проблема, а под её прикрытием пропихиваются откровенно инородные, антиобщественные, антинациональные идеи, в результате чего власть захватывают структуры, идеологически связанные с «жидовствующими».  

Чаще всего в качестве прикрытия используется «борьба с привилегиями и коррупцией» — которые существуют в любом обществе, но вместо решения проблеме в свете христианской этики[2](из которой вышло и социальное учение ислама[3]), «жидовствующие» сеют хаос и насаждают свои «концепции».
Точно по такой же схеме разрушаются и современные национальные государства – достаточно вспомнить, что схема попыток и удавшихся переворотов – начатых еще во Франции (1789, 1968)[4], «обкатанной» в России (1905, 1917, 1991 — где все революционные протесты начались с «борьбы с привилегиями», о которых все тут же забыли, когда они выродились в еще более вопиющие случаи неравнества), далее, как «под копирку», включая повторение символики, начали множиться в Сербии (1999), Грузии (2003), Украине (2004), Молдавии (2009), и во время «арабской весны» в Тунисе, Египте, Йемене, Ливии (2010-2011), Сирии (2011 -) и т.д., включая «неприкрыто жидобандеровский» очередной переворот на Украине (2014 -по настоящее время).   

Вопрос о церковном землевладении на Руси в ту пору приобрёл остроту во многом из-за того, что землевладельцы, ожидая скорую «кончину мира» (которая по неизвестно кем распространённому слухудолжна была состояться в 1492 г.), передавали монастырям свои владения на «помин души». После присоединения Новгорода к Москве в 1478, земельные владения новгородских монастырей достигли такого огромного размера, что Иван III принял решение об изъятии в казну более их половины.

В такой атмосфере, при общей неприязни новгородцев к князю, необыкновенное почтение и любовь ему выразили всё те «жидоствующие» священники Алексий и Денис. Неудивительно, что Иван III приближает их к себе и в 1480 году они получают места протопопов в Успенском и Архангельском соборах Москвы. Где своими проповедями привлекают к ереси уже многих москвичей, в том числе приближенных великого князя, во главе которых встает его невестка Елена (племянница Михаила Олельковича, который планировал встать во главе Новгорода). Т.е. речь шла о продуманном плане проникновения в элиту государства и распространения своего идеологического влияния («когнитивного управления» по коренной смене мировоззрения).

О ереси только в 1487 г. случайно узнает отправленный в Новгород арх.Геннадий, который доносит великому князю и митрополиту о своем открытии – но никаких решений вынесено не было, хотя с еретиками тогда поступали мягко: приносившие покаяние были вновь принимаемы в церковное общение через особый чин отречения от ереси.

Несмотря на противодействие тогдашнего митрополита МосковскогоГеронтия, преп. Геннадию все же удалось в 1488 созвать Собор, на котором нераскаявшиеся новгородские еретики были осуждены. Однако и следующим митрополитом стал слабовольный митр. Зосима, полностью следовавший политике великого князя, на которого стали оказывать влияние еретики. И только благодаря преп. Иосифу Волоцкому, написавшему обличительную книгу «Просветитель», власти были вынуждены назначить сыск, новый Собор в 1490 отлучил еретиков от церкви и предал проклятию. Однако и тогда еретики не понесли никакого физического наказания. Политическое влияние «жидовствующих», которые формально прильнули к «нестяжателям», не пошатнулось: движение нестяжателей, которые выступали за полный отказ церкви от имущества, импонировало князю, а Зосима оставался митрополитом (т.е. «жидовствующие» в очередной раз мимикрировали под «борцов с привилегиями и коррупцией»).

Наконец, в 1495 удаётся сместить Зосиму, но только к 1499, посредством сложных дворцовых интриг, вызывать гнев великого князя на главных сторонников ереси при дворе. На соборе 1503 года преп. Иосиф Волоцкий призвал Великого князя на старости лет свершить душеспасительное дело — розыск и наказание еретиков – и Иван III наконец поддался нажиму. В 1504 году под председательством митр. Симона был созван собор, специально посвящённый искоренению ереси. Собор носил политический характер и был направлен против царицы. Видные приверженцы ереси были преданы анафеме и сожжены (в первый раз в истории православия), после чего ересь прекратилась. Во всяком случае, «жидовствующие» оставили Россию до Раскола (который стал возможен с исполнением заговора против Рюриковичей, последующей Смуты и сменой династии на Романовых[5]).

Между тем, что не удалось в России Рюриковичей в 1474-1504 гг.– в дальнейшем получилось провернуть в Европе с католичеством, где иудеи и «жидовствующие» (Рейхлин, Меланхтон) стали незримыми идеологами «Реформации», — стоя за спинами Лютера и Кальвина в 1520-30-х г.[6], в чуть более мягкой форме протолкнув ту ересь, которую не удалось внедрить на Руси.

Так из части католиков были созданы «протестанты», которые затем назвали «проводниками капитализма»— по сути, подрывавшего основы учения Христова.

ЧАСТЬ II. СЕМАНТИКА ТЕРМИНА

Сегодня «общеизвестно», что слово капитал от лат. слова capita – «голова», крупного рогатого скота. Между тем, вот какие смыслы этого слова сохраняли словари еще в 1914 году[7]: capital – уголовное преступление; capitalis – 1) уголовное дело, преступление, смертная казнь; 2) весьма опасный, смертельный.

(Оттуда же: «приватизация – privation (лат.) – лишение, избавление». «Инвестировать– оставлять без покрова, без одежды. In (лат.) – без. Vestire (лат.) – одевать, покрывать» и т.д.).

Кто же затем совершил уже преступление по подмене смыслов в семантике, сфальсифицировав значения слов в словарях?

Понятие «капиталист», — как «осколок жаргона спекулянтов на первых европейских биржах»[8], пришел от иудейских и протестантских торговцев в Голландии 1633-1654, — показывало, кем изначально являлись владельцы денег[9] — выходцами из преступных сообществ.

Затем этот термин «хрематистики» («искусства обогащения ради обогащения», а не экономики, как искусства управлять хозяйством) «легитимизировал» сефардский иудей — крестившийся для вида по обрядам «протестантов-квакеров» биржевой маклер Давид Рикардо(1772-1823) –  подельник «сказочно» обогатившегося во время войны 1812 г. на мошеннических спекуляциях на Лондонской бирже Натана Майера Ротшильда. Давид Рикардо многократно повторил слово «капитализм» в своем опусе «Начала политической экономии и налогообложения» в 1817 году[10].

После чего термин «капиталист» растиражировал в своих опусах перебравший в Англию венецианский ростовщик Бенджамин Дизраэли (1804-1881, на рис. справа), ставший первым иудеем в английском парламенте.

Вот что пишет о его произведениях «еврейский» социолог Ханна Арендт в своей монографии «Истоки тоталитаризма»[11]: «В своем первом романе «Альрои» (1833) Дизраэли разработал план еврейской империи, в которой евреи будут править в качестве строго обособленного класса… В своем новом романе «Конингсби» (1844) он… развернул фантастическую схему, в соответствии с которой еврейские деньги определяют взлет и падение дворов и империй и безраздельно господствуют в сфере дипломатии». 

В качестве «Конингсби» (стар.анг. «Рядом-с-королем») автор изобразил себя, а его другом – «финансистаСидонию», каждая деталь облика и его характера точно соответствовала лорду Лайонеллу Ротшильду, (фото слева) которым Дизраэли восхищался[12].

Позже выяснилось, что Лайонелл, сын «Натана Ротшильда», под кличкойПикколо-Тигр (Маленький Тигр) входил в верхушку масонской ложи «Alta Vendita», которая с 1814 по 1848 гг. «руководила деятельностью всех тайных обществ»[13]. 18 января 1832 года было зафиксировано, как он настоятельно советовал своим подельникам: «…маленькими дозами впускайте яд в избранные сердца; делайте это как бы невзначай, и вы скоро сами удивитесь полученным результатам»[14].

Следующим у Дизраэли выходит опус «Сивилла или две нации»[15](1845), где автор рисует фальшивое примирение бедных и богатых под эгидой «мудрой и гуманной» аристократии капиталистов.

ЧАСТЬ III. КАПИТАЛИЗМ И ЛУКАВЫЙ МАРКС

Окончательно, в виде «экономической теории» капитализм описал внук двух родов потомственных раввиновМордехай Леви (более известен под именем Карла Маркса[16]), который, будучи крещёным в детстве, но затем явно пройдя некий катарсис (обряд?) в юности, «неожиданно» стал писать сатанинские стихи[17].

Впрочем, Леви-Маркс более стал известен своим лукавым «талмудом» под названием «Капитал».

Для тех, кто хорошо знаком с темой, суть идеологии иудаизма и её последователей давно известна. Не случайно митрополит Антоний (Мельников) в 1980-х писал: «Известно, как на протяжении истории в определенных кругах Израиля еще до пришествия Христа Спасителя начиналось, сперва духовно, поклонение дьяволу, а затем это поклонение князю тьмы стало вполне определенным и осознанным. Правда, такое сознательное дьяволопоклонение было и остается уделом весьма немногих особо посвященных духовных вождей и учителей Израиля. Для остального еврейского народа считается достаточным только то, чтобы этот народ не верил Христу распятому и воскресшему, а во всем прочем пусть себе думает, что поклоняется Богу Авраама и Иакова и чтит закон Моисеев, который, впрочем, в корне извращен в толковании талмудического иудаизма. Так под видом религии Ветхого завета, под видом поклонения Единому Истинному Богу удалось создать скрытое поклонение дьяволу, сатане или Люциферу, ниспавшему с неба Деннице, как его иногда называют»[18].

«НЕДЕТСКАЯ БОЛЕЗНЬ ЛЕВИЗНЫ»

Мы уже не раз подробно говорили о «недетских болезнях марксизма»[19]. В XIX в. расплодившиеся иудеи стали активнее выходить за пределы своих местечек и гетто, которые были фактически привилегированными экстерриториальными образованиями, — со своей властью, судом и системой налогообложения, — связанными с правителями христианских территорий только выплатой заранее оговоренных сумм.

Для христианских же правителей это была «сделкой с дьяволом», поощряющей пороки. Поскольку они не могли не понимать, что гетто, как антихристианские анклавы, превратились в своеобразные «налоговые инспекции», которые выжимали деньги с бед и пороков окружающего их христианского общества  — посредством ростовщичества, продажи краденного, алкоголя, табачных изделий, организации проституции, практически полной монополии в работорговле и т.д.

Не случайно, что и распространение порочного — «капиталистического» — мировоззрения шло параллельно с выходом иудеев за границы гетто антихристов. Однако, при этом стали давать сбои идеологические и социальные механизмы, формирующиеся вокруг синагог и скрепляющие иудейские общины, открывших, что «гои» во многом превосходят «избранных». Поэтому к XIX в. самоизолированные иудейские общины стали трансформироваться в «свободные организации» со «светской идеологией», в основе которых лежал т.н. «реформистский иудаизм», заявивший об устранении «этнического фактора». Подгоняя действительность под своё мировоззрение, было заявлено, что «освобождению» теперь подлежали не только «евреи», а все последователи универсального «реформированного учения», основоположники которого заявляли, что «иудаизм выжил, чтобы стать Царством священников, проповедующих человеческой расе открывшуюся им абсолютную правду» (Нахман Крохмаль).

Однако, покидая свои местечки, «евреи» меняли свой социальный статус, а зачастую и религию, но не психологию, оставаясь верными «народу Израиля и его традициям». Т.е. «особой» группой, предназначенной Богом в качестве «морального образца» для просвещения остального человечества. (Отметим еще раз, что современные иудеи к древним евреям никакого отношения «по крови» не имеют – что убедительно показывают генетические исследования, — а являются лишь сторонниками идеологии талмудического иудизма)

Дети и внуки раввинов, отринув догмы иудаизма, сохранили традиции, поведенческие установки, психологию и мораль секты, начали поиск решение проблем выходцев из этой секты в «мировом масштабе». Поэтому не случайно, что отцом учения о т.н. «всемирной коммунистической революции» стал внук «знатных раввинских родов» — «профессиональный философ» Карл (Мордехай Леви) Маркс.

По сути же, учение Леви-Маркса стало очередной «ересью жидовствующих», отражающей сугубо  иудаистское восприятие мира, а именно:

— определяя «глобально-экономическую суть еврейства, как ростовщичество и торгашество», сам Леви-Маркс последовал «экономоцентризму», поставив экономику на первое место в иерархии ценностей, одновременно сведя к «своей» схеме всё богатство человеческих отношений и укладов[20];

— разделяя людей на два глобальных класса: «прогрессивный пролетариат» (живущее в общежитиях потерявшее землю люмпенизированное крестьянство, которому действительно было нечего терять); и«реакционный» класс (из подлежащих люмпенизации и уничтожению буржуазии и крестьянства). Тем самым отражая иудаистскую концепцию деления мира на «избранных»  — «достойных жить», сейчас безземельных, но которые должны получить всю землю (от озвученного в талмуде «все нееврейские земли украдены») и «неизбранных» — т.е. подлежащих уничтожению[21];  

— заявляя, что у буржуазии и «у пролетариата нет ни национальности, ни Отечества». Тем самым продемонстрировав типично отсутствие чувства государственности для «вечно гонимых», запустив процесс разрушения национальных государств и дав идеологическую опору для построения «мирового правительства»;

— в очередной раз нападая на христианство[22] (что характерно для идеологии иудаизма).

Абсолютистским суждениям были подчинены философия и сформулированы социальные мифы. Таким образом, заявляя об «улучшении мира», экономическая теория была превращена в подобие религии[23] или очередную «ересь жидовствующих». В очередной раз была выстроена «оборотническая религия», которая «незаметно» искажая нравственную основу, неминуемо скатывается к тотальному хаосу и распаду в душе, обществе и Мiре в целом, где человек выступает против человек, группа против группы, бытие против бытия, «прогрессоры» против Бога.

Нужно особо отметить, что идеологи этой «религии оборотничества» всегда активно нападали на христианство, одновременно постоянно пытаясь проникнуть в христианскую цивилизацию. Помимо общих установок иудаизма, для которого христианство является главным врагом(см. выше письмо митр. Антония), его идеологами правят острые желания — войти в национальные элиты, сместить их и «железным посохом пасти народы» (пример: носящие явно выраженный этнико-религиозный характер «революций» 1905, 1917, 1991 гг. в России).

Поэтому, говоря об уничтожении «имущего класса» национальных государств, «евреи» прежде всего расчищали дорогу себе. И, несмотря на декларируемый «интернационализм», в реальной жизни «революционеры» общались и всячески поддерживали преимущественно своих соплеменниками, включая «классовых врагов». Так из сотни членов Генерального Совета I Интернационала, не менее половины имели «еврейское» происхождение. «Еврейский мир, образующий эксплуататорскую секту… тесно и дружно организованного не только поверх всех государственных границ, но и поверх всех различий в политических учреждениях, — этот еврейский мир ныне большей частью служит, с одной стороны, Марксу, с другой — Ротшильду. Я убеждён, что, с одной стороны, Ротшильды ценят заслуги Маркса, а с другой — Маркс чувствует инстинктивное влечение и глубокое уважение к Ротшильдам» — писал в то время Бакунин[24].

Т.е. при внешней декларации «равенства», духовная связь между «евреями»-социалистами и «евреями»-банкирами оказалась более значимой, нежели их классовые, социальные противоречия, полностью отбрасывая в сторону «универсалистские» наднациональные доктрины, вроде «всемирной коммунистической революции». 

«МОЙ КОММУНИСТИЧЕСКИЙ РЕБЕ»

На самом деле у истоков «учения Маркса» стоял его близкий приятель — один из основателей сионизма Мозес Гесс (1812-1872), который был старше на 6 лет, раньше защитил докторскую диссертацию по философии и раньше начал писать статьи «на философские темы». Именно Гесс приобщил Энгельса к идее коммунизма. Маркс называл Гесса своим «коммунистическим раввином».

Именно Мозесу Гессу принадлежат многие идеи «сокровищницы марксистской мысли», приписываемые его младшему товарищу, включая: идею о полагании человека творцом истории; религиозно-мессианское послание о том, что «Небесное Царство может быть достигнуто на Земле через революционный социализм»; мысль о том, что индустриальное развитие общества ведёт к прогрессирующему обнищанию трудящихся и катастрофе.

Сокрытие роли Гесса произошло потому, что к середине 1860-х он перешёл от «универсализма» к расовой борьбе «нации избранных» и писал в своём протосионистском опусе «Рим и Иерусалим»: «Прежде всего — расовая борьба, борьба классов — второстепенна…. Иудаизм не знает кастового духа и классового господства». «Всякий, кто отрицает еврейский национализм — не только отступник, изменник в религиозном смысле, но и предатель своего народа и своей семьи… Каждый еврей должен быть прежде всего еврейским патриотом»[25].

Теперь Гесс заявлял, что «главным условием еврейской (!) революции является возвращение еврейского народа на свою родину». При этом он определял, что после создания «еврейского национального государства» большинство «евреев» Запада останутся на своих ключевых финансовых и политических позициях, а переселяться должны евреи из «восточных варварских стран». Конечным пунктом процесса «освобождения», который ознаменует «завершение исторического процесса и наступление мессианской эры», будет «Шабад истории» («коммунизм» в терминологии Маркса). Вся разница в том, что согласно Гессу, приход «Царства Божьего – Шабада истории, случится лишь после того, как Израиль возродится». 

Нетрудно увидеть, что основоположник социал-сионизма Мозес Гесс своими статьями невольно разоблачал Маркса, будучи одновременно его предтечей.

Так же можно предположить, что «еврейские» идеологи середины ХIХ века не были удовлетворены результатами либеральной эмансипации еврейства и решили испробовать два различных варианта решения «еврейского вопроса»: «патриотический» (сионистский) и «космополитический» («интернациональный»). Подобная «растяжка» между «глобализмом»/ «мондиализмом»/ «тайным сионизмом» и «классическим национал-сионизмом» продолжаются до сих пор, отражая дуальность идеологии иудаизма «для своих» и «остальных».

Для «евреев» же из бедных классов «всемирный коммунистический проект» Карла Маркса был особенно заманчив, поскольку он обещал не только раз и навсегда решить «еврейский вопрос», но и устранить «во всемирном масштабе» бедность и нищету, в которой находились «еврейские» массы в ХIХ – начале ХХ века. Все это объясняет, почему в «социалистической революции» практически полностью преобладали выходцы из иудаизма.

Заказной характер работы Леви-Маркса[26] показывает и его сокрытие роли банкиров и выпячивание роли промышленников, на которых и был направлен основной удар социальной критики. С учетом вовлеченности иудеев в ростовщические операции, и преимущественно национальный характер промышленности, не сложно понять, кому на пользу шли такие «научные выводы»: хотя Маркс, как экономист, не мог не понимать, кто на самом деле является «вершиной пищевой цепочки капитализма». Не случайно, что «социалистические» движения тогда усердно финансировали в первую очередь «еврейские предприниматели» – те же самыеРотшильды считали марксизм «еврейским учением».

Между тем, —

ГЛАВНЫЙ УРОН, КОТОРЫЙ НАНЕС ЛЕВИ-МАРКС

– «окончательно» легитимизировал сам термин и концепцию «капитализма», как «предтечу социализма»: пообещав некий «рай на земле», но только после того, как общество «пройдет через капитализм».

Можно сказать, что в своей квазирелигиозной мистификации Маркс опирался на ветхозаветное понятие «умилостивительную жертвы»[27], трансформировавшееся у римо-католиков в понятие «чистилища, за которым ждут врата рая»[28].

Так, согласно лукавой марксистской концепции «поступательного развития общественно-политических формаций»  — родоплеменной/ рабовладельческой/ феодальной/ капиталистической/ социалистической/ коммунистической, —  обществу предлагалось «помучиться в (чистилище) капитализма», который, как только «разовьются производственные отношения», ждет «непременный кризис и крах», всенепременно ведущий «в (рай) социализма / коммунизма».

На деле, это многогранный обман.

Во-первых, как мы показали выше, тот «рай социализма», который существовал лишь в умозрительной теории Леви-Маркса (как намеренном обмане или «дурном плоде дурного древа»), в своей основе имел очевидные «неисправимые генетические дефекты», по сути представляя собой очередную «ересь жидовствующих». Т.е. он принципиально не мог быть успешно реализован на практике – и финально обязан был рухнуть, как нежизнеспособный.

Во-вторых, обманом является и постулат о «поступательном развитии общественно-политических формаций». Более того, в его основе заложен прямой уход от заповедей Господних (нормальных, традиционных отношений).

Ведь, если задуматься, то наиболее близким человеку являются семейные отношения и отношения в общине. Не случайно, в христианстве семью называют «малой Церквью»[29], а само слово «Церковь» происходит от лат. circa – круг/община – которое в свою очередь является переводом греч. экклесия – как назывались первые христианские общины. Поэтому слова Христа «создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют её» (Мф.16:19) на греческом, на котором были написаны оригиналы Евангелия, звучит «создам Эклессию/Общину Мою, и врата ада не одолеют её».

Род/племя выбирал своего главу, как главу семьи, который должен был руководить и заботиться о нём. Смещения начались в рабовладельческом обществе, но даже там хозяин должен был заботится о рабах. В феодальном обществе закрепился «класс избранных», где преимущества за собой закрепили вожди «племени» — по «праву сильного» присвоив и раннее общую собственность. А общество с этим грехом «смирилось».

Между тем, по идее, для исправления таких несправедливостей христианскому Мiру нужно было «возвращаться назад» — к отношениям общины/«экклесии» или семьи. Однако, «жидовствующие» начали склонять общество к дальнейшему «неограниченному владению собственностью»: дроблению общин на «атомарные субъекты», наживе на чужом труде и «либерализму» (сравните с названием гностической ереси «либертинизма» — отрицания принятых норм морали, — в очередной раз воспроизведенной «жидовствующими» в XVI в. в протестантской секте анабаптистов[30]). В результате приоритетом стало индивидуальное владение собственностью, а «главными» — те, кто этой собственностью и деньгами владеет. По сути, именно их концепции талмудического иудаизма были сформулированы «ценности капитализма».

«ЖИДОВСТВУЮЩИЕ ПО МАРКСУ И ПО-ЖИЗНИ»

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ:

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded