wowavostok

Categories:

«Жёлтые» начинают и выигрывают.. Исраэль Шамир

Как костёр, народные восстания горят неравномерно. То они разгораются, то, казалось, гаснут, чтобы внезапно вспыхнуть снова. Так и с французским восстанием ЖЖ («жёлтых жилетов»). Невозможно предугадать, что будет дальше. Хотя режим Макрона пренебрёг правами человека и гражданина, ввёл бронетранспортёры в Париж, арестовал тысячи демонстрантов и сотни бросил в тюрьмы, нельзя ручаться, что это недопустимое насилие принесёт ему желанные плоды спокойствия.

Парижское восстание возвращает меня к моей юности — к маю 1968 года, а ведь с тех пор прошло полвека. Парижане нечасто восстают, но каждое восстание запоминается человечеством и становится этапом на его пути. 1789 год — восставшие парижане хоронят старый режим, провозглашают демократию, свободу, равенство и братство. 1848 год — восставшие парижане начинают «Весну народов». 1871 — Парижская коммуна становится провозвестником социалистической революции. 1968 год — революция свободы и снятия запретов. И вот сейчас, в 2018-м — парижане ставят крест на радикальном неолиберальном проекте закабаления человечества.

Даже если репрессии, массовые аресты, пропаганда и БТР помогут режиму Макрона удержаться, прозвенел звоночек: конец мечте банкиров и богачей затянуть всем пояса, а себе отрастить третьи подбородки. Ведь и восстание 1789 года только подало пример, а ликвидация старого феодального порядка заняла ещё десятки лет по всей Европе.

В Европе, а пуще в Лондоне уже обвинили Россию в разжигании парижского восстания. Я был бы рад и горд, если бы такое обвинение имело хоть какую-нибудь основу. Москва официальная, правительственная никуда и ни во что не вмешивается принципиально и даже пока ещё не осудила жестокое подавление восстания и аресты детей и школьников. А Россия общественная в соцсетях и общественных организациях ещё не отошла от травмы киевского «майдана» 2014 года и инстинктивно не поддерживает народные выступления, во всём видя происки Сороса и Госдепа.

Нет, главный заводила «цветных» революций Джордж Сорос и его голос Бернар Анри Леви (BHL, как зовут его французы), танцевавший на киевской сцене в своё время, уже осудили восстание и назвали восставших «нацистами-фашистами». Народ Франции не испугался этого ярлыка и поддержал ЖЖ — 75—80% народа считает, что они правы. Так что это восстание не инспирировано, им движет народный дух. 

У восставших нет единого центра, нет партии, нет руководства — как обычно и бывает при настоящих, а не срежиссированных революциях. Поэтому правящему режиму не удалось с ходу подкупить и запугать лидеров, не удалось договориться с оппозиционной партией (а эту технику неолибералы отработали за последние 50 лет).

Парижское восстание показало кризис парламентской демократии. Сговор и сближение основных партий привели к тому, что уже и разницы большой нет между левыми и правыми — все примерно одинаковы и говорят одно и то же с разными ударениями. Так оно и в Париже, и в Берлине. Манипуляции прессы привели к тому, что на выборах во Франции победил Макрон — никому доселе неведомый банковский служащий. И он стал выполнять программу банкиров: освободил богатых от налогов, а бедным увеличил налогообложение. Народ недолго терпел ещё и потому, что не ощущал легитимности выскочившего как чертик из табакерки Макрона. Ведь за ним не стояла известная партия, не было традиции — только телевизионный медийный аппарат.

Также по теме

«Кризис небывалого масштаба»: во Франции задержано рекордное число участников протестов «жёлтых жилетов»В субботу, 8 декабря, в ходе акции «жёлтых жилетов» во Франции задержаны свыше 1,7 тыс. демонстрантов, 1150 из них — в Париже. Как...

Из-за отсутствия единого руководства ЖЖ мы не знаем и точных требований восставших. Ясно, что они против неолиберализма — хотят, чтобы платили богачи, а не средний класс. В соцсетях распространили официальную хартию ЖЖ, из которой ясно, что речь давно не идёт только о налоге на бензин — правительство под давлением демонстрантов согласилось отменить его.

В числе прочих требований — пересмотреть приватизацию, возвратить уволенных рабочих и служащих, снова набрать врачей в больницы и учителей в школы, положить конец демонтажу социального государства. Выйти из Евросоюза, выйти из НАТО, прекратить участие в войнах за рубежом. Прекратить массовую миграцию в страну и одновременно прекратить грабёж бывшей Французской Африки, потому что именно этот грабёж подталкивает африканцев к массовому бегству во Францию. Прекратить соревнование стран: кто сделает больше уступок и поблажек корпорациям и их владельцам.

Короче говоря, восставшие требуют дать полный ход назад реформам последних лет, которые прошли как во Франции, так и в других развитых странах. Они хотят вернуться во Францию, существовавшую до 1991 года, когда от страха СССР тогдашние богатеи как-то считались с трудящимися и позволяли им тоже жить и процветать. Восставшие требуют прекратить порочный союз прессы и элит, дать голос народу, прислушаться к его пожеланиям.

Судя по этим требованиям, Франция сегодня впереди планеты всей. На баррикадах Парижа рушится неолиберальная антиутопия создания государства для сверхбогатых. И даже если восстание в конце концов будет подавлено, его основные требования станут маяком для новых восстаний и революций, пока не победят. А народ, несомненно, победит.

ИСТОЧНИК

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded