wowavostok

Category:

Три монгольские вторжения в Польшу в XIII веке.

Изображение битвы при Лигнице. Художник — А. МакБрайд. Из статьи вы узнаете, что все было не так.

Даже сейчас, спустя столетия, масштаб вторжения татаро-монгольских армий в Центральную Европу поражает: это конный «блицкриг» в чистом виде. В считанные недели с января по март 1241 года пали десятки городов Польши. Сея ужас и панику монгольские тумены (отряды по 10 тысяч воинов) дошли до Силезии. Европейцы посчитали, что монгольское войско насчитывает больше 200 тысяч человек. Современные исследователи сначала считали более правдоподобной цифру в 100 000, а затем — и 60-40 000 воинов.

В северо-восточной Европе верили в жуткие рассказы о монголах, но всё же были готовы сражаться до последнего. Силезский князь Генрих Благочестивый собрал 40 000 немцев, поляков и тевтонских рыцарей. Они заняли позиции у Легницы. Богемский король Вацлав I спешил соединиться с Генрихом и также направил к Легницу 50 000 воинов.

Вацлав I не успел к решающей атаке монголов. Не хватило всего двух дней. Король Польши был убит, войско Генриха было разбито, а его остатки бежали на запад, монголы их не преследовали. Северные отряды монголов, действовавшие на Балтийском побережье, одержали там победу и повернули на юг, чтобы соединиться в Венгрии с основным войском. По пути они опустошили Моравию.

Армия Вацлава двинулась на северо-запад, чтобы там соединиться с поспешно набиравшими отрядами немецких рыцарей. В то же время на юге монголы действовали не менее эффективно. После трех решительных сражений к середине апреля 1241 года всякое сопротивление европейцев в Трансильвании было сломлено. Хронисты уверенно пишут о 100 000 участников с каждой стороны в битве при Шайо. Сомневаться в подобных порядках чисел стали гораздо позже. В тот момент в испуганной Европе казалось, что «всадники дьявола», как окрестили ордынцев — повсюду. «Несть им числа».

Тяжелее всего пришлось мазовецким, польским и силезским землям. В этой статье собрано воедино все, что касается монгольского вторжения в Польшу, а точнее — было три нашествия:

Первое вторжение

После нашествия на Русь монголы в 1241 двинулись в Польшу и Венгрию, разделившись на три части. Отряд под командованием Байдара пошёл на Польшу, с целью воспрепятствовать полякам и чехам оказать помощь союзным венграм.

Князь Польши Генрих II Набожный правил в стабильное время, однако небольшая вражда среди отдельных князей в самый критический момент спутала все карты. По зову короля и сюзерена явились далеко не все. До середины февраля пришлось ждать сбора всего ополчения (оста)!

Карта-схема вторжения монгольских туменов в Восточную Европу.

В январе 1241 года монгольские войска вступили на территорию Польши. Один отряд под предводительством Байдара через Люблин дошёл до Завихоста, а второй — через Брест до Дрохичина. Часть монгольских войск дошла до города Новогрудок, а затем обратным путём монголы дошли до Сандомира, который взяли в феврале.

Перебив правителей и князей русских и захватив добычу в городах Люблине, Завихосте и соседних с ними, татары отвезли ее на Русь. Спешно вернувшись потом, они взяли Сандомир с замком и убили там аббата Покрживницкого [монастыря] с братией и множество знатных и незнатных людей обоего пола, собравшихся в Сандомир для спасения жизни.

— Матвей Меховский, «Трактат о двух Сарматиях».

Дальше они пошли к Копшивнице, Вислице, Скальбмежу. При этом большие потери несло польское население.

«Что эти татары себе позволяют?!» А. МакБрайд изобразил, как «всадники дьявола» расстреливают с фланга европейских рыцарей, сильно с этого прифигевших.

Польские князья наконец собрали войска и двинулись к Сандомиру. Монгольские войска отступили. Поляки (часть войска) погнались за ними, это привело к битве под Турском, закономерно окончившейся поражением поляков.

Большее войско, под предводительством татарского князя Петы, пошло на Краков, опустошая по пути огнем и мечом все соседние края. Навстречу им в деревне Хмелик, близ города Шидлова, вышли палатин Владимир и Клемент, кастеллан краковский, Пакослав палатин и Яков Рациборович, кастеллан сандомирский, со знатью и воинами Сандомира и Кракова. Начался бой с татарским отрядом, а когда он, ослабев, отступил и соединился с другим, более крупным, поляки, утомленные предшествовавшей битвой, частью пали, грудью встретив удар подавляющего численностью врага, частью обратились в бегство и спаслись по знакомым дорогам. Пали в этой стычке незабвенные Христин Сулькович из Недзведя, Николай Витович, Альберт Стампотич, Земента, Грамбина, Сулислав — отличные воины, и много других доблестных. Это поражение распространило такой ужас, что люди стали убегать кто куда мог, а поселяне со своим добром и скотом укрылись в болота, в леса, в непроходимые места.

— Матвей Меховский, «Трактат о двух Сарматиях».

Далее монголы отошли по Висле к Сандомиру.

В начале марта начался второй этап вторжения. В Сандомире монгольская армия разделилась на две части. Одна часть, числом до 15 000 воинов, под предводительством Байдара и Орда-Ежена, пошла к Кракову.

Другая, до 10 000 человек, под предводительством Кайду, пошла в Куявию.

Первая группа столкнулась с польскими войсками, 18—19 марта произошли сражения под Хмельником, а затем под Торчком. В них победу одержали монголы. 21—22 марта они заняли Краков. 1 апреля покинули его, разрушив, и пошли на Вроцлав. Во время переправы разведывательных отрядов Байдара через Одру под Рацибужем на них напали поляки и победили.

Побоище под Легнице на страницах хроники XIV века.

Когда же подошли основные монгольские силы, то направились к Ополе. Там произошло ещё одно сражение. Несмотря на численный перевес, поляки отступили к Вроцлаву. Потом монголы пошли к Легнице, где собирались объединиться армии польского и чешского королей.

В городе собрались войска из разных районов страны. Воинами Великой и Малой Польши командовал Сулислав, брат краковского воеводы, верхнесилезским войском — Мешко, нижнесилезским — сам князь Генрих Благочестивый. Болеслав, сын моравского маркграфа Дипольда, предводительствовал иностранным отрядом, куда входили среди прочих французские тамплиеры, горняки из Злотой Гожи, рыцари Тевтонского ордена. Генрих также надеялся на помощь чешского короля Вацлава I, обещавшего присоединиться к нему. Генрих, решив попытать счастья в полевом сражении, не стал оборонять Вроцлав, но горожанам удалось отбить монгольский приступ. Монголы, оставив город в тылу, 9 апреля атаковали войско князя под Легницей. Чешское войско находилось в дне пути от места сражения.

Генрих (Генрик) Благочестивый изображен в Манесском Кодексе (1300-е гг.) выезжающим на ристалище. Его обожали дамы, его подданные наизусть знали его песни и церковники (что ясно из его прозвища) тоже благоволили ему и упоминали в молитвах.

Когда князь Генрих выходил со своими отрядами из города Легницы, чтобы начать войну с татарами, с ограды церкви Богородицы, где в предыдущий день были принесены дары Господу ради защиты для князя и его войска, выпал камень и пролетел возле головы едущего в своих прекрасных латах князя и едва не разбил ему голову. Тот случай все восприняли как предостережение с неба либо же – что и было на самом деле – за злое колдовство. Указывал же он, несомненно, на опасность, с которой в битве, что должна была наступить, столкнется князь Генрих и его войско.

— Ян Длугош, HISTORIA POLONICAE

9 апреля 1241 года состоялась битва при Легнице, известная также под названием «битва при Вальштатте». Вальштатт — немецкий вариант польского «Легницкое поле» (или «Доброе поле»). В русской литературе часто встречается вариант «битва при Лигнице», где Лигниц — германизированный вариант польского топонима. О битве фактически известно очень мало.

Bitwa pod Legnicą, Legenda o świętej Jadwidze (1353)

Войско Генриха Благочестивого было выстроено 4 отрядами («треффенами»), размещенными один за другим. Силезские «треффены» атаковали монголов порознь и были разгромлены войсками хана Хайду по частям.

В битве при Лигнице монголы впервые применили против Христова Воинства «реактивные системы залпового огня» - выстреливавшиеся из многозарядных пусковых установок боевые (химические) ракеты с корпусом из бамбуковых трубок (китайского производства). Впоследствии на месте битвы при Лигнице была построена церковь в память павших в сражении Христовых воинов. На фресках церкви были изображены... ракетные залпы! Впрочем, это так, к слову...

Сначала был обоюдный дистанционный обстрел, при котором монгольские войска использовали дымовую завесу (от массированного огня арбалетов, которых они опасались), и этим самым запутав европейских стрелков, атаковали с флангов конными лучниками. Есть и гипотеза о применении первой артиллерии или китайских «ракет» — так что рыцарские кони испугались и понесли, а часть других рыцарей приняла это движение за общую атаку.

Рыцари начали атаку вслепую, при этом ударив в авангард, состоящий из легкой конницы, и смяли его. Однако, через некоторое время в бой были направлены главные силы монголов — тяжеловооруженные всадники, которые нанесли удар с правого фланга, крича на польском языке: "Спасайся, спасайся!".

Обе стороны сошлись в жестокой сече. Крестоносцы и иностранные рыцари разбили копьями первые шеренги татар и двинулись вперед. Но когда дошло до рукопашной – на мечах, татарские лучники так окружили со всех сторон отряды крестоносцев и иноземных рыцарей, что другие – польские – отряды не могли прийти им на помощь без того, чтобы поставить себя в опасное положение. Отряд тот пошатнулся и, в конце концов, лег под градом стрел, подобно нежным колосьям под градом, ибо много среди них было людей без щитов и панцирей. А когда пали там сын Дипольда, моравского маркграфа, Болеслав и другие рыцари из первых рядов, остальные, которых также проредили татарские стрелы, отступили к отрядам польским. Два следующих польских отряда под предводительством рыцаря Сулислава и князя опольского Мечислава подхватывают битву, которую и провели бы удачно и стойко с тремя отрядами татар, подводящих здоровых воинов на место раненных, и нанесли бы татарам мучительное поражение, ибо были защищены от татарских стрел польскими арбалетчиками. Ряды татарские сначала отступили, а вскоре, когда поляки нажали сильнее – обратились в бегство.

В это время, некий татарский отряд, неизвестно – русского либо татарского происхождения, очень быстро перемещаясь здесь и там между одним и другим войском, ужасно кричал, обращая к обоим войскам противоположные слова. Орал по-польски: "Бегите, бегите", приводя поляков в оторопь, по-татарски же призывал татар к битве и стойкости. На то опольский князь Мечислав, уверенный, что это крик не врага, но друга, который подает правдивый, а не обманный знак, бросил битву и бежал, увлекая за собой большое число воинов, особенно тех, кто был подчинен ему в третьем отряде.

— Ян Длугош, HISTORIA POLONICAE

Объединенные войска поляков, тамплиеров и тевтонцев оказались в замешательстве и начали отступать, а затем и вовсе обратились в паническое бегство. Основной ошибкой был отрыв конных рыцарей и сержантов от пехотных «стенок» из больших щитов и арбалетов — «и нанесли бы татарам мучительное поражение, ибо были защищены от татарских стрел польскими арбалетчиками» — как сказано выше хронистом.

В этой битве не было ничего величественного: простое избиение конными лучниками отставших от строя рыцарей, растаскивание хоругвей рассыпающимися в разные стороны «всадниками дьявола» и умелые заходы под правую руку рыцаря с последующим уворачиванием от его меча и броском аркана — или выстрелом из лука «в упор».

Изображение битвы при Лигнице. Художник — А. МакБрайд.

Но храбро сражающегося князя Генриха не покинуло еще его войско. Когда остальные поляки бежали, татары окружили князя, чтобы атаковать его и спереди и сзади. Но не покинул он, не смотря на то, битвы, но, убивая попадающихся ему на пути татар, сумел пробиться сквозь их ряды. Малая же горстка <его людей>, однако, легко была побеждена и оказалась уничтожена превосходящими силами врага. Уже возле Генриха осталось лишь четыре рыцаря: брат убитого под Хмельником краковского воеводы Владимира Сулислав, воевода глоговский Клеменс, Конрад Конрадович и Ян Иванович. Пока другие были заняты битвой, эти четверо с огромным трудом и напряжением сопровождали князя, стараясь дать ему бежать, ибо сохранив князя, сделали бы поражение не столь болезненным и позорным. И возможно, удался бы их план, но конь князя, многократно раненый, отставал. Татары же узнали князя Генриха по внешнему виду и быстро его догнали.

— Ян Длугош, HISTORIA POLONICAE

Схематичная, но наглядная схема битвы.

Войско Генриха было разбито монголами, а сам он пал в битве. Труп Генриха опознали по ноге, на которой было шесть пальцев. Его голову насадили на копьё и принесли к воротам Легницы.

Смерть князя в битве и отход монголов способствовали появлению мифологической оценки сражения. Рассказ о том, что после битвы при Легнице часть монгольского войска была разбита чехом Ярославом из Штернберка при Оломоуце в Моравии, несмотря на то, что встречается во многих исторических сочинениях и даже третьем издании БСЭ, представляет собой мистификацию XIX века и восходит к Краледворской рукописи, сочинённой Вацлавом Ганкой.

Bitwa pod Legnicą, Legenda o świętej Jadwidze (1353)

Татары, одержав полную победу над князем Генрихом, его войском и остальными князьми, которые пришли ему на помощь, после сбора добычи, желая знать, сколь велико число убитых, отрезав каждому трупу одно ухо, наполнили ушами доверху девять больших мешков. Вздев вверх на довольно длинном копье голову князя Генриха, подходят под замок (город же со страху перед татарами был сожжен). Показывают голову князя Генриха гарнизону замка и через толмача приказывают, чтобы из-за поражения и смерти князя отворили ворота. Но когда защитники замка дали им должный отпор, говоря, что вместо одного мертвого князя осталось у них много княжат, сынов славного князя Генриха, татары, опустошив и спалив все вокруг Легницы, пошли на Отмухов.

— Ян Длугош, HISTORIA POLONICAE

Мать Генриха, герцогиня Ядвига Силезская (Хедвиг из Андекса), и его жена, Анна Чешская, воздвигли приход и передали его бенедиктинцам монастыря Опатовице близ Градец-Кралове. Служба в память битвы при Легнице справляется в приходе и поныне ежегодно 9 апреля.

В ходе решающей битвы антимонгольская коалиция потерпела сокрушительное поражение. Король Польши был убит. Однако оставались чешские войска, представлявшие угрозу монголам. Поэтому Байдар опустошил Моравию, после чего его войска пошли в Венгрию на помощь Батыю.

В первоисточниках сообщается о выступлении мокшан на стороне монголов в качестве авангардов (1237), о неких союзных отношениях между мокшей и «германцами» (возможно, Генрихом Благочестивым) и гибели их князя и большей части войска в Германии.

По народному преданию, мокшанские отряды в Германии действовали под руководством Пуреша и его сына Атямаса, которые отказались от продвижения из Польши далее в Германию, сославшись на высокие потери, после чего были обманом обезоружены и уничтожены монголами на стоянке. Но об этом будет в эпилоге.

Впоследствии гибель членов ордена тамплиеров от стрел, сабель и копий монголо-татар под Лигницей сыграла немалую (а, возможно, и решающую роль) в срыве так называемого «Желтого Крестового похода» монгольского полководца-христианина Китбуги в союзе с христианскими Грузинским и Армяно-Киликийским царством, а также государств крестоносцев в Святой Земле против мамелюкского Египта.

Развивавшийся поначалу весьма успешно для объединенной армии врагов египетских магометан поход был сорван нападением сирийских тамплиеров, ударивших в тыл монголам (чтобы отомстить за гибель членов ордена Храма при Лигнице). Но это было уже гораздо позже...

Bitwa pod Legnicą, Legenda o świętej Jadwidze (1353)

Этого вторжение привело к большим разрушениям и потерям на Польше, однако иго не было установлено. Нападение, скорее, носило грабительский и стратегический характер, потому и численность монгольских войск была небольшой. Однако оно нарушило стабильность в Польше, и не только помешало её объединению, но и привело к раздроблению на длительное время.

Великое же число панов и шляхты польской обрело в той битве славную и мученическую смерть за веру и оборону христианской религии. Славнейшими и известнейшими среди них были, как мы о том вспоминали выше: брат краковского воеводы Владимира Сулислав, глоговский воевода Клеменс, Конрад Конрадович, Стефан из Вежбной и сын его Анджей, сын Анджея из Палчницы Клеменс, Томаш Пётрков и Пётр Куша.

Ян Иванович, которого догоняли девять татар, сумел, убегая, соединиться с двумя своими оруженосцами и рыцарем Лукманом, при котором тоже было два человека из слуг, несмотря на 12 ран, ему нанесенных, напал на своих преследователей, девятерых татар, когда те для отдыха остановились в некой отдаленной на милю (!) от поля битвы деревеньке, и восьмерых из них положил трупом, а девятого захватил как пленника. Позже вступил он в доминиканский монастырь, где и жил набожно и богобоязненно.

— Ян Длугош, HISTORIA POLONICAE

Второе вторжение

Зимой 1259—1260 годов произошло второе вторжение под предводительством Бурундая. Хан Берке очень опасался действий Даниила Галицкого, поэтому выслал против него огромную армию. В результате Даниил был вынужден вместе с Бурундаем и Васильком Романовичем принять участие в походе 1258 года против Литвы и Чёрной Руси.

Чтобы ещё более ослабить позицию Даниила, монголы решили ослабить его союзников, к которым относился венгерский король Бела IV и польский Болеслав V Стыдливый. В планы монголов входило, начав действия от Люблина и Завихвоста, двумя колоннами пройти по Сандомирской земле, соединиться в районе Хенцин, а затем продвигаться к Кракову. Общая численность монгольских войск неизвестна, но она оценивается не более 30 000 воинов.

Ужасы татаро-монгольского вторжения на раскрашенной гравюре Нового времени.

Монгольская армия вторглась в Польшу со стороны Хелма и пошла на Люблин, а дальше — на Завихост. Там они преодолели Вислу и в первой половине декабря 1259 осадили Сандомир. Многие монгольские части пошли дальше, а тем временем продолжалась осада города с активным применением осадных орудий (которых так не хватало монголам в первом походе).

2 февраля 1260 года Сандомир был сдан, после чего все его жители были убиты или взяты в плен, а город разграблен и разрушен. 5 февраля монголы пошли на запад, по южным склонам, затем, в соответствии с планом, в районе Хенцин объединились со второй группой, шедшей по северным склонам.

10—12 февраля была начата атака на Краков. По причине большой плотности населения оно несло большие потери, к тому же было разграблено несколько монастырей. Во второй половине февраля монголы были под Краковым, который быстро был взят. Затем монголы прошли к Силезии, а под конец марта 1260 года оставили Польшу. В результате около 10 000 поляков попало в ясыр (полон).

Третье вторжение

Третье вторжение произошло в 1287—1288 годах под руководством Ногая и Тэлебоги.

В Венгрии королём стал 10-летний Владислав, что привело к борьбе за власть. Поэтому новый король хотел укрепить свою власть через союз с половцами и монголами. В 1285 году он обратился за помощью к монголам. Однако в то же самое время мазовецкий князь Болеслав совершил набег на приграничные русские земли. Монголы были вынуждены повернуть. Интервенция в Венгрию не удалась.

7 декабря 1287 года началось нападение на Польшу. Северная часть монгольских войск под командованием Тэлебоги численностью до 20 000 пошла в Сандомирские земли; а южная часть Ногая численностью до 10 000 — на Краков. Князь Лешек Чёрный смог выдвинуть армию около 15 000 человек, включая 5000 конницы.

Лешек Черный первым понял, как нужно эффективно протвостоять Орде.

Монголы не стали испытывать судьбу в этот раз и стали уклоняться от боя. Северная монгольская армия мимо Люблина прошла к Завихосту и попыталась переправиться через Вислу, но лёд был тонок. Пришлось идти на юг, и, по наступлении морозов, они смогли перебраться на другой берег и вторгнуться в Сандомирские земли.

Тем временем один монгольский отряд разорил княжество Болеслава Мазовецкого. Монголы не собирались брать ни Сандомир, ни другие крупные укреплённые города, а тем временем под Лаговым на них напало польское войско Лешека, зажало «в клещи» и сумело победить.

Затем монголы пошли к Турскию, а затем к Лысой горе. А тем временем южная армия 24 декабря 1287 года приступила к осаде Кракова, заодно разорив близлежащие земли. Небольшой монгольский отряд пошёл к Подгалю и попытался его разрушить, сжёг Подолинец и принял участие в битве над Дунайцем. Другой, более крупный отряд, осадил Стары-Сонч. На него напало венгерско-польское войско и опять одержало победу. Ногай понял, что противник разобьет его по частям — и решил отступить.

В конце января монгольское войско ушло с Польши в Галицкую Русь, где произвело грабежи. Неудача третьего вторжения имела несколько причин. Основной стало то, что князь Лешек, наученный горьким опытом своих предшественников, смог разработать — и осуществить план обороны, первым этапом которого была пассивная защита, вторым — борьба с маленькими монгольскими отрядами, а третьим — контрудар большого венгерско-польского войска.

Другой причиной были определённые разногласия между монгольскими командующими, и то, что поход изначально планировался не против Польши, а в качестве военной интервенции в Венгрию. Однако это вторжение привело к упадку и дезорганизации страны, хоть и меньшим, чем от предыдущих. Большие потери понесло местное население, несколько тысяч было уведено в плен.

…И тут жестокий истязатель приказал собрать вместе всех пленных, которых он привел из Венгрии, — великое множество мужчин, женщин, мальчиков и девочек — и распорядился всех их согнать на одну равнину. И когда все они были согнаны, как стадо овец, он, послав палачей, повелел всем им отрубить головы. Тогда раздались страшные крики и рыдания и, казалось, вся земля содрогнулась от вопля умирающих. Все они остались лежать на этой равнине, как валяются обычно разбросанные по полю снопы. И чтобы кому-нибудь не показалось, что эта лютая резня была совершена из жадности к добыче, они не сняли с них одежд, и все полчище смертоносного народа, разместившись в палатках, стало в соседстве с убитыми в бурном веселье пировать, водить хороводы и с громким хохотом резвиться, будто они совершили какое-то благое дело.

— Фома Сплитский о монгольском вторжении в Венгрию, HISTORIA SALONITANORUM PONTIFICUM ATQUE SPALATENSIUM

Эпилог

Есть ещё один эпизод, мало известный, про то как Орда заставляла другие народы воевать на своей стороне. История мордовского царя Пуреша, который став вассалом орды — и на себе понял, каково быть «пушечным мясом».

В начале 1241 года войско Пуреша участвует во взятии Люблина и Завихоста в качестве авангарда монгольской армии. Во время осады крепости Сандомир в феврале и Кракова в марте 1241 мокшане терпят значительные потери. Накануне битвы при Легнице Пуреш тайно ведёт переговоры с Генрихом Благочестивым о переходе на сторону немцев и чехов, надеясь выйти из под власти Батыя при их поддержке.

После тайных переговоров 8 апреля 1241 года Пуреш отказывается воевать с немцами, ссылаясь на большие потери и говорит Субэдэю, что его воины устали. Субэдэй велит отвести мокшанское войска в тыл на отдых и сдать оружие вставшим на их место. Воинам Пуреша он обещает дать новое оружие, которое доставляли обозами из тыла. В ночь на 9 апреля монголы перебили многих из них спящими. Первыми были убиты каназор Пуреш и его сын Атямас. Те, кому удалось бежать, вернулись в земли мокшан и сообщили Нарчатке, дочери Пуреша, о том, что произошло.

Нарчатка, во главе собранной ей армии, опустошила тылы монголов, подобно Евпатию Коловрату, практически полностью повторив его подвиг. Следующим этапом противостояния стало «Золотарёвское побоище». В эпосе «Масторава» женщина-богатырь (так хан Батый назвал царицу Нарчатку) противостоит превосходящим силам противника — и предпочитает плену смерть, стремясь переплыть реку вместе со своим боевым конём.

Близ села Наровчат (Пензенская обл.) установлен памятник Нарчатке:

источник

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded