wowavostok

Category:

Признание российским судом факта госпереворота на Украине.

Обзор потенциально возможных правовых последствий

Предисловие.

Обозначу личную субъективную позицию (так сказать — ИМХО): теория разделения властей, и в частности — независимости судебной её ветви — обманка. Суд — это один из ключевых механизмов государственного аппарата, выполняющий не только охранительную (в интересах государства) функцию, но и играющий роль обратной связи, позволяющей принимать «сигналы» от объекта управления (народ, граждане и др. термины, вплоть до неприличных). В России суды весьма некачественно выполняют функцию «обратной связи» (в отличие от т.н. «цивилизованного запада»), что существенно снижает эффективность государственного управления, причем не только во «внутренней политике», но на «внешнем уровне». Однако это отдельная весьма обширная тема.

Факты

В самом начале 2017г. (по истечение первого рабочего дня после новогодних праздников) вступило в силу судебное постановление Дорогомиловского райсуда г. Москвы от 07.12.2016 (фактические обстоятельства судебного процесса, в том числе основные материалы дела, включая показания участников процесса и свидетелей - вот тут), согласно которому (далее цитата из резолютивной части — суд «решил»):

Установить факт, имеющий юридическое значение, государственного переворота на Украине в феврале 2014 года, в результате которого была изменена Конституция Украины, незаконно отстранен от должности Президент Украины и прекращены полномочия Верховной Рады VII созыва, антиконституционным способом сформированы органы власти, которые в настоящее время являются нелегитимными.

Необходимо иметь ввиду что в силу Федерального конституционного закона от 31.12.1996 № 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" (ст. 6) «вступившие в законную силу постановления федеральных судов … являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации». То есть, чисто теоретически правовые последствия от такой «констатации фактов» могут быть весьма серьёзны.

Очевидна беспрецедентность судебного акта, по дерзости «замаха» сродни поворотному моменту, отделяющему одну историческую эпоху от другой. Однако по прошествии двух лет (почти) продолжения — то есть самого «удара» — не последовало (пока?!).

Так что это —

- висящее на стене ружье в первом акте драмы? (и можно ждать продолжения?)

- или кем-то уже занесённый «дамоклов меч»?

- или ничего не значащая случайно появившаяся (по ошибке?) деталь интерьера в стиле постмодернизма?

Домыслы в жанре политоты оставим диванным стратегам. Сосредоточимся исключительно на правовом анализе.

Начнём с чисто юридических «шероховатостей».

Во-первых, судебный процесс в порядке особого производства изначально не предполагает разрешение спора как такового. Согласно ч. 3 ст. 263 ГКП РФ «в случае, если при подаче заявления или рассмотрении дела в порядке особого производства устанавливается наличие спора о праве, подведомственного суду, суд выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства». То есть (несколько забегая вперед), достаточно было одному из «прописавшихся» на российских телеканалах «щирых» украинцев подать в суд заявление о несогласии с позицией заявителя, дело было бы разрешено в пользу «Незалежной». Что дало бы не только козырный повод попиариться в «неньке» (размахивая определением об оставлении "иска" без рассмотрения), но и блокировать потенциальную угрозу личному благополучию в России (об этом чуть ниже).

Во-вторых, российский суд имел все законные основания «отфутболить» заявителя.

Рассмотрение по правилам особого производства (установление фактов) возможно при одновременном выполнении двух условий (ст. 264 ГПК РФ):

1) у заявителя отсутствует возможность установить испрашиваемый факт в «обычном» — как это положено по Закону, порядке (причем господствует чисто формальный подход типа «вот когда вас убьют — тогда и приходите»);

2) факт необходим для возникновения, изменения, прекращения личных или имущественных прав заявителя, причём приземлённо конкретных и детализированных.

Не буду «растекаться по древу», но и доводы заявителя, и мотивировка суда в этом «ключе» - весьма зыбка.

Однако «что маемо — то маемо».

Согласно ч. 2 ст. 13 ГПК РФ «вступившие в законную силу судебные постановления … являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации». В соответствие с ч. 2 ст. 61 ГПК РФ «обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица». В то же время согласно ст. 268 ГПК РФ «Решение суда по заявлению об установлении факта, имеющего юридическое значение, является документом, подтверждающим факт, имеющий юридическое значение».

То есть, как бы то ни было, но эффект «преюдиции» имеется.

Понятно, что данный судебный процесс имел смысл только как начальная стадия в какой-то многоходовой операции («гибридной»?). Гадать, что было задумано авторами — заведомо не продуктивно. Лучше попытаемся хотя бы штрихами обозначить, какую пользу могут «выжать» из данного судебного акта потерпевшие всех мастей и, конечно — активисты/волонтёры. А также что может в перспективе грозить апологетам майдана и АТО.

Как и кто может потенциально использовать судебный акт.

Начнём с наших «друзей» — Януковича и Ко.

Факт не просто неисполнения Януковичем В.Ф. своих обязанностей Президента Украины, а преступное уклонение от реализации своих полномочий — легко доказуем (не будем тратить время на беллетристику). Именно это позволило «путчистам» не только легко перехватить власть, но и получить видимость легитимности при отдаче приказа армии и силовым структурам применить силу против Юго-Востока.

В результате незаконного применения Вооружённых Сил Украины в Донецкой и Луганской областях (не только в ЛДНР) был причинен огромный моральный (в первую очередь гибель людей) и материальный ущерб конкретным гражданам.

Признать Виктора Фёдоровича сопричинителем вреда (солидарная ответственность) — технически решаемая задача. Для этого необходима политическая воля.

С моральной точки зрения иски потерпевших к своему бывшему Президенту полностью обоснованы.

А вот правовых перспектив гражданского иска к подчинённым бывшего Президента, сбежавшим вместе с ним в России, к сожалению не вижу (при всём желании).

Незаконность Анти Террористической Операции (АТО) таит много неожиданностей.

Применение украинской армии во внутреннем конфликте прямо противоречит Конституции Украины. А наш судебный акт провозглашает нелегитимным применение против регионов, не признавших «майдан» — любых вооруженных сил. Незаконное применение оружия против мирных граждан — это терроризм. Конечно, данная трактовка действует (пока) только на территории Российской Федерации. Но и этого уже не мало.

Во-первых, все участники АТО — террористы. А это уголовно наказуемое деяние, причём просто «по факту» без учёта нанесённого ущерба. На Украине все они практически поставлены на учёт. Освобождение от уголовной ответственности возможно только в порядке амнистии/помилования (с учётом личного участия в актах террора).

Во-вторых, в пособники террористов автоматически попали все так называемые волонтёры, агитаторы, добровольные пожертвователи/спонсоры и т.п. Например, комики-артисты, отбивавшие поклоны «воинам АТО» и призывавшие этим к актам терроризма. Уголовное преследование данных лиц затруднительно. Но вот гражданско-правовая ответственность перед потерпевшими жителями Юго-Востока Украины вполне можно обосновать в рамках действующего законодательства России.

Кроме этого вполне возможно попытаться применить Федеральный закон от 07.08.2001 № 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма". Например, наложить арест на находящиеся в России активы и финансовые средства украинских пропагандистов, артистов/комиков и т.п. Кое-кто из них, так сказать, в России «пустил корни» — прикупили квартирки, получают гонорары/роялти и т.п.

Ну и кроме всего прочего любое публичное высказывание (опубликование в СМИ) на территории России утверждений, противоречащих установленным юридически значимым фактам, можно — так сказать, «при желании» (то бишь при возникновении, например, «политической воли») — признать проявлением неуважения к Суду. Это относится в первую очередь к нашим либералам "со светлыми лицами".

А ведь чтобы «купировать» эту потенциальную угрозу было достаточно кому-либо из записных украинских патриотов подать заявление в Дорогомиловский райсуд о наличии спора по поводу заявленных фактов (о госперевороте и нелегитимности действующих украинских властей). Но они демонстративно проигнорировали судебный процесс.

Думаю, что коллеги придумают и другие способы использования судебного акта. Во всяком случае, пока неизвестные авторы многоходовой операции поставили её на «паузу».

Источник


Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded