wowavostok

КУНАШИРСКИЙ СФИНКС

В 1990 г. охотовед Ю. Ларионов обнаружил изображение человеческого лица, вырезанное на полуторатонной базальтовой вулканической бомбе, лежавшей на пологом склоне, обращенной на восток к Южно-Курильской бухте, примерно в 0,5 км от берега моря. Перед нами суровое мужское лицо с ярко выраженными индивидуальными чертами – высокий лоб, над припухлым ртом длинные усы. Лицо овальное, нос тонкий и прямой, а переносице выделена складка, над миндалевидными глазами едва намечены тонкие брови. Ниже выработана неширокая площадка, которая заканчивается изображением сжатой в кулак левой кисти, поднятой примерно на уровень плеча. Из-за этого личина отдаленно напоминает египетских сфинксов. Вулканическая бомба овальных очертаний, ее максимальный диаметр достигает 1,5 м. Размер изображения лица, вырезанного в верхней части бомбы, 25х30 см.

Достаточно ранний характер находки подчеркивается тем, что природная поверхность бомбы и поверхность изображения патинированы в равной степени. Это в какой-то мере облегчает проблему хронологизации личины. Известно, что последнее зафиксированное извержение вулкана Менделеева, на восточном склоне которого она была обнаружена, произошло в 1880 г. Поэтому не исключено, что время изготовления личины может быть отнесено к эпохе освоения Курильских островов японцами с конца XIX в. до 1945 г.

Вместе с тем, существует ряд обстоятельств, не позволяющих так однозначно трактовать культурную принадлежность и возраст находки. Во-первых, это изображение не культовое, но светское. В храмовой архитектуре и скульптуре Японии в указанное время уже окончательно сформировался стиль гонгэн-дзуку-ри, совмещавший синтоистские и буддийские черты. Поэтому в скульптуре Японии в основном воспроизводится заимствованный из Китая канонизированный образ Будды-спасителя – тяжеловесный, статичный, с отвлеченным типом идеализированного человеческого лица, с застывшими декларативными жестами ладоней. Традиционная же японская пластика восходит к эпохе зарождения государственности (эпоха Кофун) и связана прежде всего с ханива – небольшими глиняными фигурками животных, женщин, воинов с прорезанным ртом и глазами и также мало напоминающими кунаширского «сфинкса».

Во-вторых, в отличие, например от Китая, где основные формы пластики складывались в скульптуре из камня, в Японии наибольшее распространение получили такие материалы, как бронза, дерево, глина, лак-кансицу.

В-третьих, обращает на себя внимание необычная поза (если можно так говорить о незаконченном произведении) человека. Перед нами, несомненно, воин – отражает ли он удар, наносит его или натягивает тетиву лука? Пока ближайшие аналоги изображению воина с о. Кунашир можно найти в Китае. Здесь в 70-е годы был обнаружен и исследован подземный дворец-усыпальница строителя Великой китайской стены императора Цинь Ши Хуана (221-207 гг.до н.э), охраняемого многочисленной армией керамических солдат. Каждый из них замахивается на невидимого врага или сжимает в руке оружие, каждый имеет индивидуальные черты лица. Безусловно, пока еще рано говорить о китайском происхождении кунаширского «сфинкса», но и полностью исключить возможность таких контактов между островным и материковым миром тоже нельзя.

Следует добавить, что на Сахалине в окрестностях поселка Адо-Тымово также было найдено скульптурное изображение человеческого лица.

Первые находки памятников монументального искусства на территории Сахалинской области ставят перед исследователями целый ряд проблем. С одной стороны, они показывают слабую источниковедческую базу и недостаточную разработанность этого направления в изучении островных культур. С другой – открывают новые перспективы в исследовании духовной культуры Дальнего Востока на различных этапах развития.

источник

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded