wowavostok

Category:

Ублюдки, консорты, просто лузеры... (1) Харламп Лебядкин

В России были не только реальные  цари, властители или диктаторы. 

Были и так себе ....  просто лузеры. Которые лишь обозначали-представляли верховную власть, служили афишей, маскировкой, потешной марионеткой. Или изнывали от безделья в казематах (шутка). Или дела свершал - а потом - тьма ... Да и просто слонялись без дела по коридорам власти.

Терерь некоторые такие персоналии будут представлены в отдельной мини-серии.

ИВАН МОЛОДОЙ

...ИВАН ИВАНОВИЧ МОЛОДОЙ (1458–1490) – великий князь московский соправитель отца Ивана III Васильевича: монеты этого времен чеканились с именами обоих московских правителей), князь тверской . Родился 15 февраля 1450 от первого брака Ивана III с дочерью великого князя тверского Марией Борисовной.

В 1468 сопровождал отца в походах на Казанское ханство В 1472 и 1477 во время похода Ивана III на Великий Новгород управлял («ведал») Москвой.

Возглавил русскую рать вместе с дядей Андреем Васильевичем Меньшим в период «стояния на Угре» в 1480.

В 1483 женился на дочери молдавского (валашского) господаря Стефана Елене, прозванной на Руси «Волошанкой». Брак способствовал укреплению дружеских отношений Руси с Молдавией. 

В 1490 заболел «ломотой в ногах». Русским послами из Венеции был вызван лекарь-еврей Леби Жидовин, но и он не смог определить причины болезни, которая привела к скоротечной смерти Ивана Молодого 7 марта 1490.

У него и Елены Волошанки остался сын Дмитрий, которого дед, Иван III, 4 февраля 1498 торжественно венчал на царство в Успенском соборе в Кремле.

Но в связи с распространением ереси жидовствующих, которым сочувствовала Елена Волошанка, и придворным интригам, которые вели сторонники второй жены царя Софьи Палеолог, в 1499 Дмитрий вместе с матерью был подвергнут опале, заключен в тюрьму, где и умер через несколько лет. 

Наталья Пушкарева, Лев Пушкарев - http://www.krugosvet.ru/enc/is...

САИН БУЛАТ (СИМЕОН БЕКБУЛАТОВИЧ)

24 января 1570 года Иван Грозный отправил в Константинополь дворянина Ивана Петровича Новосельцева. Тот прибыл во дворец султана Селима и сообщил ему, между прочим, следующее: «Мой государь не есть враг Мусульманской Веры. Слуга его, Царь Саинбулат, господствует в Касимове, Царевич Кайбула в Юрьеве, Ибак в Сурожике, Князья Ногайские в Романове: все они свободно и торжественно славят Магомета в своих мечетях: ибо у нас всякий иноземец живет в своей Вере». Итак, в начале 1570 года в городе Касимове на Оби управлял новый владелец – хан Саинбулат Бекбулатович.

Заступил ли он сразу после скончавшегося в 1567 году хана Шиг-Али, или получил Касимов несколько времени спустя после его смерти, сложно сказать. В описи царского архива 1571-1584 гг. значится лишь запись: «Ящик 201:…да роспись шертная грамота и списки, как Государь Царь и Великий Князь пожаловал Саинбулата царевича, учинил на Касимове городке царем». К сожалению, года в этом любопытном документе не указано.

Летом 1573 года Саинбулат принял христианскую веру и в святом крещении был назван Семионом, под этим именем он уже упоминается в документах Дел Датских 15 июля 1573 года.

Однако надо добавить, что в летописи имя СИМЕОН указано как “СЕОМИН”, и, возможно, имя это происходит от титула “Semoviti desponsata”, что переводится как “Земной жизни деспот”. Деспотами называли потомков Византийских Императоров, а Саин Булат был праправнуком Софии Палеолог.

РЕКЛАМА

Симеон Бекбулатович был посажен на российский престол как царь и Великий князь всея Руси. Сам Иван IV на период царствования Симеона именовался лишь князем Московским. Симеон Бекбулатович правил на Руси в течение года, после чего в 1576 году он освободил престол и якобы получил в удельное княжение Тверь и Торжок. - http://www.gumilev-center.ru/o...

... было время, когда потомок Чингисхана правил российским царством? Причем произошло это не во времена татаро-монгольского ига, а значительно позже, во времена Ивана Грозного. Чингизид Саин-Булат Бекбулатович, правнук правителя Золотой Орды хана Ахмата, даже в сказочных снах не мог увидеть, что однажды станет правителем России. Будучи главой Касимовского ханства, в прежние времена бывшего буферной зоной между Москвой и Ордой, а в середине XVI века оказавшегося провинциальным захолустьем, Саин-Булат был просто мусульманином на службе русского государя. Но посягнуть на место помазанника Божьего он уж точно не имел никаких оснований. Однако всё случилось именно так. Вначале любивший чудить московский царь крестил своего слугу, дав ему имя Симеон, а вскоре женил его на Анастасии Мстиславской, дочери знатного боярина и главы упразднённой земщины. Едва новоиспечённый Симеон Бекбулатович пришёл в себя от внезапного возвышения, как осенью 1575 г. своим указом Иван Васильевич возвёл крещёного татарина в сан великого князя всея Руси, уступив ему и Кремль, и дворец, и трон, и царский выезд. Себе же оставил скромный титул великого князя Московского, жить переехал из Кремля на Петровку, ездил в простом возке, а в царские палаты являлся наравне с другими боярами и садился по боковой стороне длинного стола, возглавлял который новый царь. Как вспоминали современники - послы европейских стран, никто в Москве не принимал перемену всерьёз.

И хотя «Иван Московский», как стал именовать себя Иван Грозный, велел воздавать Симеону Бекбулатовичу царские почести, бояре, кланяясь «местоблюстителю престола», косили глазом на Ивана Васильевича, которого продолжали считать истинным государем. Официально считалось, что теперь на Руси два правителя. Однако авторитет нового царя был столь невелик, что дьяки на грамоты его даже не отвечали, адресуя свои послания прежнему государю. Никто не верил в двоевластие, считая, что это была «кратковременная и совсем не выдержанная проба разделения власти, - как сообщал один из послов своему королю, - какая-то игра или причуда, смысл которой неясен». 

Грозный же, хотя формально от царской власти отрёкся, тем не менее от правительственных обязанностей не устранялся. А в приватных беседах с иностранными послами порой проговаривался, что «...хотя мы и объявили, что, по-видимому, возвели другого в царское достоинство ... ещё поступим в этом деле, как Бог нас наставит». Тем временем «потешный царь», произносил одну речь за другой, подражая интонациями царю Грозному. «Мы, великий князь всея Руси, повелеваем», - по делу и не очень вворачивал он греющую душу фразу. В речах своих новоявленный великий князь всея Руси с металлом в голосе грозил неспокойным соседям - шведам и литовцам, а в особенной мере - ливонцам, над которыми, было дело ещё в «доцарскую» бытность, одержал он победу в пограничной стычке и не раз припоминал её, безусловно, гордясь этим своим достижением. В армии, однако, над ним посмеивались и считали главного воеводу Руси ничтожным военачальником. Новый царь также проявлял демонстративную приверженность православию, выстаивая с супругой долгие молебны и истово крестясь. Кивая речам «местоблюстителя», бояре с трепетом ждали возвращения к власти Ивана Васильевича. Что и не замедлило случиться спустя одиннадцать месяцев от «воцарения» Симеона Бекбулатовича. 

Вопреки предположениям недоброжелателей Иван Грозный не расправился со смещённым с трона предшественником, но наделил его титулом великого князя Тверского, отписав солидные земельные наделы вокруг Твери и Торжка. Ещё восемь лет, до самой смерти в 1584 г. своего благодетеля, Симеон Бекбулатович безбедно княжил. 

Но потом для него наступили чёрные дни. После загадочной смерти в Угличе царевича Дмитрия видимо Чингизид включился в борьбу за российский престол и проиграл более удачливому сопернику. Целуя крест новому царю Борису Годунову, каждый боярин должен был обещать «царя Симеона Бекбулатовича и его детей и иного никого на Московское царство не хотети видети…». Новый правитель Борис Годунов, опасаясь соперника, носившего, как и он, царский титул, устранил конкурента, лишив всех титулов и сослав доживать свой век в тверское село Кушалино. По одной из версий Симеона по приказу нового царя предварительно ослепили. Однако на этом беды чингизида не окончились. 

Наступило Смутное время и череда сменяющихся правителей не давала «бывшему царю» покоя, чувствуя в нем потенциального конкурента в борьбе за власть. Лжедмитрий I постриг Симеона в иноки под именем старца Стефана в Кирилло-Белозерском монастыре (1606). Василий Шуйский в том же году приказал сослать его на Соловки. Умер схимник в январе 1616 года и был похоронен рядом с супругой в Симоновом монастыре. На надгробии была надпись: «Лета 7124 году генваря в 5 день преставился раб божий царь Симеон Бекбулатович во иноцех схимник Стефан». - https://i-fakt.ru/kak-ivan-gro...

ЦАРЬ ФЁДОР БОРИСОВИЧ ГОДУНОВ (ФЁДОР II)

Сын Бориса Годунова и дочери Малюты Скуратова Марии.

По кончине отца 13 апреля 1605 года Федор Борисович взошел на Российский престол.

Шестнадцатилетний царь правил самое непродолжительное в истории России время. Москвичи целовали крест Федору Годунову, грамоты с присягой были отправлены во все города Московского государства. 17 апреля под Кромы прибыли для приведения к присяге и смены главных воевод князя Ф.И. Мстиславского и князя В.И. Шуйского бояре князь Михаил Петрович Катырев-Ростовский и Петр Федорович Басманов. Басманов, обласканный царем Борисом, обещал верно служить наследнику, но в душе затаил обиду и злость. Согласно новому «разряду», он получил назначение ниже князя Андрея Андреевича Телятевского, приходившегося родственником Семену Никитичу Годунову, в руки которого перешла государственная власть после смерти Бориса. С.Н. Годунов и ранее занимал выдающееся положение, заведуя тайным сыском, отчего современники называли его «правым ухом царевым». Местническая обида стала впоследствии одной из причин измены Басманова.

В кромском лагере царили упадок и шаткость. Басманов обнаружил в армии многих сторонников самозванца, как среди воевод (к нему примкнули братья Василий и Иван Васильевичи Голицыны), так и среди дворян (в первую очередь, из северских и рязанских земель). Присяга в полках началась, но успехом не завершилась. Утром 7 мая мятежники бросились на воевод, верных Годуновым, и схватили их. Князья Катырев-Ростовский и Телятевский и некоторые другие попытались оказать сопротивление, но были вынуждены бежать. Вместе с ними восставший лагерь покинули еще несколько сотен верных царю Федору Борисовичу воинов. Мятежное войско соединилось с кромским гарнизоном и отправило посольство в Путивль с изъявлением покорности самозванцу. Участь царя Федора была решена. ...

Согласно разрядным записям, в этот момент перед народом выступил окольничий Б.Я. Бельский (возвращенный из ссылки Федором Годуновым) и подтвердил истину «царского» происхождения Лжедмитрия: «Яз за цареву Иванову милость ублюл царевича Дмитрия, за то я терпел от царя Бориса». Ненависть к Годунову оказалась у Вельского сильнее родственных чувств, ведь царица Мария Григорьевна приходилась ему двоюродной сестрой, а царь Федор – племянником.

Так 1 июня 1605 года поднялось восстание. Вооруженная толпа бросилась в Кремль, Годуновы были арестованы, и начался грабеж их имущества, а также дворов их родственников Сабуровых и Вельяминовых. Во время этого погрома была уничтожена золотая плащаница для храма Святая Святых. Патриарха Иова схватили в Успенском соборе, выволокли из него и «по площади таская позориша многими позоры». Царь Федор Борисович, царица Мария Григорьевна и царевна Ксения были заточены на старом дворе Бориса Годунова в Кремле. Погребение царя Бориса в Архангельском соборе было вскрыто, и его прах перенесен на кладбище Варсонофьевского монастыря[5], где хоронили бездомных и убогих. Москвичи присягнули Лжедмитрию I.

10 июня в Москву прибыли любимцы самозванца боярин Басманов, князья В.В. Голицын и В.М. Рубец-Мосальский, дворянин М.А. Молчанов и дьяк А.В. Шерефединов. Они низложили и сослали из Москвы престарелого патриарха Иова. Затем в сопровождении трех стрельцов пришли к месту заключения Годуновых (Басманов уклонился от участия в этом грязном деле). Царицу Марию Григорьевну убийцы удавили достаточно быстро, но юный царь Федор оказал им отчаянное сопротивление: «Царевича же многие часы давиша, яко не по младости дал Бог ему мужество». Наконец его одолели. 

Князь В.В. Голицын объявил народу, что царь и царица «от страстей» приняли яд. Красавицу царевну Ксению, несчастливую невесту иностранных принцев, убийцы пощадили. Ее ждала печальная участь наложницы самозванца, а затем – монашеский клобук.

Федора Борисовича похоронили на погосте Варсонофьевского монастыря, а в сентябре 1606 года его прах перенесли в Троице-Сергиев монастырь 

ИСТОЧНИК

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded