wowavostok

"Столько нищеты не видела даже в Сирии"

Большое видится на расстояньи.

С. Есенин

----------------------------------------

История сирийки, переехавшей в Россию и решившей все тут изменить

Согласно данным Росстата, реальные доходы россиян в сентябре снизились на 1,5 процента. Месяцем раньше они упали еще на 0,9 процента. Сейчас в стране за чертой бедности — 20 миллионов человек. Многим удается сводить концы с концами только благодаря помощи, в частности, волонтеров, которые в ущерб личному времени и деньгам пытаются сделать жизнь других чуть более сносной. Одна из них — сирийка Жоржина Дейратани. Она приехала в Россию из Дамаска и стала одной из основательниц проекта для бездомных и малоимущих с красноречивым названием «SOS банк помощи». «Лента.ру» записала монолог дочери известного сирийского врача о попытках борьбы с системой и о том, почему на ее родине подобные проблемы практически исключены.

«Забери меня»

Такого количества бедных людей, как в России, в Сирии я не видела. Я росла в Дамаске до 15 лет в обеспеченной семье: мой отец был главным урологом страны. Он с детства брал меня с собой в больницы и клиники, и я видела, как его ценили: ему были благодарны, любили, уважали. Я тоже хотела стать врачом. Каждое лето я ездила в Россию, на мамину родину, и в итоге поступила здесь в медицинский институт — пошла по стопам отца, который учился тут по обмену в Российском университете дружбы народов, а диссертацию защитил в Московском медико-стоматологическом университете. Он считал, что должен всем русским и России, потому что эта страна дала ему образование, благодаря которому он на своей родине смог стать тем, кем он был.

До войны в Сирии было строгое деление на обеспеченных людей и малообеспеченных. Вторые были, конечно, но все работали, имели свое жилье, спокойно могли позволить себе купить одежду и что-то помимо нее. Здесь таких [малообеспеченных] — пол-Москвы. Людей, которые ночуют на улице и не имеют никаких средств для существования, я увидела, только когда переехала сюда.

Я не сразу обратила на них внимание. Сначала была занята учебой, потом, узнав, каково тут отношение к врачам, начала преподавать арабский язык. Впервые задумалась о проблеме бездомных, когда моя ученица Алена Попова пригласила меня на сортировку еды в московский храм.

17 сентября прошлого года стало началом всего. Я раскладывала продукты в пакеты, чтобы потом раздать бедным. Кормежка проходила в палатке около Ярославского вокзала. Все это время я стояла с открытым ртом: у меня был шок от количества людей. Их было очень много — сотни, сотни людей. Я была поражена настолько, что стояла как вкопанная и не могла понять, что вообще здесь делаю. Все действия совершала автоматически, как оглушенная.

Конечно, сначала была брезгливость. Я пришла в хорошей одежде, а вокруг были грязные люди, от которых дурно пахло. Они кашляют, возможно, чем-то болеют — ты не знаешь, туберкулез это или не туберкулез. Я стояла и повторяла про себя: «Только не трогайте меня, не трогайте меня».

Когда мы закончили, был уже поздний вечер, почти полночь. Я позвонила другу и сказала только одно: «Забери меня». Сначала он отказался: «Я тебя не посажу в машину. Ты грязная». В итоге посадил.

Не могу сказать точно, почему первая кормежка не стала последней. Возможно, повлияло воспитание отца. Он был жесткий человек, имел твердый характер: поставил цель — должен ее достичь, потому что уже решил это сделать. И это хороший навык — спасибо ему. В общем, во второй раз через неделю я приехала со своей едой — привезла картошку: высушила, запекла, обернула каждую фольгой. Теперь в палатке около Ярославского вокзала на мне была другая одежда, она больше подходила к месту. Брезгливости уже не было. Я не знаю, куда она делась.

«Там ты успокоишься»

Каждый четверг мы приезжаем на место с едой и одеждой. Ждать не приходится — бездомное «радио» работает очень быстро. Иногда ведем «торговлю» за новость: я даю две картошки, если человек приводит друга. Такие «картофельно-рыночные отношения», «новый» тип экономики.

У всех разные случаи. Кто-то еще со времен 90-х, когда все рухнуло, не может себя собрать. Многие из них имеют высшее образование, эрудированы, некоторые еще и говорят на разных языках, и их отличает манера разговора. Кого-то выселили из квартиры родственники, супруги. Кому-то трудно найти работу. Но чаще истории сводятся к потере документов по приезде в Москву и отсутствию возможности их восстановления.

У каждого волонтера свои любимчики. Мою подругу Аню Ромащенко часто зовут в гости Людмила и Илья — семья среднего возраста, не бездомные, а малоимущие: у них есть жилье, просто не хватает денег на еду. Они начали приходить не за едой, а за книгами. В основном, просили русскую классику. Потом отдали все книги по буддизму — Людмила им увлечена. Так и подружились на фоне литературных увлечений.

Мой любимчик — мужчина, представляющийся военным хирургом. Он мужчина с шармом. У него правильно поставленная русская речь, хотя сам он не русский. Я не знаю, откуда он. Сегодня он может быть из Парижа, а завтра из Афганистана — мне без разницы, это не изменит отношения к нему. По его словам, его обманули родственники, и, оставшись без документов, он вынужден приходить к нам. Мне нравится, когда он приходит и говорит: «Здравствуйте, я ничего не буду. Я сюда пришел только чай попить». Видно, что это гордый человек.

Обычно говорят правду, хотя она всегда не очень приятная, но бывают случаи совершенно маразматичные. Например, когда помогал один иностранный фонд, весь язык коммуникаций между волонтерами был английский, пришел мужчина, который с характерным русским акцентом рассказал, что он из Ирландии, жил там больше десяти лет, а потом переехал в Россию и потерял документы. Это было очень смешно. Но мы слушаем, кормим. Мы же не занимаемся, например, восстановлением документов. Нам неважно, кормим мы хирурга, ирландца или космонавта. Я не была на их месте, но, если бы вдруг оказалась, то, наверное, «была бы» балериной. Почему бы и нет.

В один из четвергов я не доехала до места сбора — встряла в пробке. В этот момент я разговаривала с другом по телефону. Я буквально орала в трубку. У меня был очень плохой день. Вдруг он сказал: «Дойди уже до туда. Там ты успокоишься». Кормежка — это то время и место, где я могу отвлечься от всего и быть именно «здесь и сейчас».

Рабочих рук не хватает. Да, друзья помогают, постепенно втягиваются. Кто-то привозит одежду. Буквально снимает с себя, чтобы отдать нуждающимся. Иногда мне приходится просить, чтобы это сделали. Кто-то помогает физически: тяжело таскать сумки с 40-50 килограммами картошки. Немногие лично стоят на улице, чтобы их раздать. До места сбора доезжает меньше десяти человек. Но я искренне благодарна всем нашим друзьям-организациям и каждому, кто приезжает или проявляет помощь. Без моей команды и без всех неравнодушных людей мне было бы труднее заниматься этим.

В прошлый Новый год я подумала: будет приятно, если человек откроет подарочный набор, а на открытке от руки будет написано какое-то поздравление. Начала сбор: нужно было 200 открыток, 200 плиток шоколада, 200 печенек и 200 мандаринов. По одному в пакетик. Но вместо 200 плиток шоколада я собрала 600. Телефон оборвали со словами: «Доставка. К вам едет шоколад». Офис был очень маленький, и все было в этом шоколаде. Месяц сидела на коробках от него.

Вообще мы заготавливаем все дома в ночь со среды на четверг. Однажды у меня сломалась духовка. Пришлось везти продукты к подруге и готовить у нее. Ее муж открывает, я ему: «Привет! Хочешь картошку?» А он: «Ты опять здесь?»

Мне говорили: «Ты перегоришь, у тебя это пройдет». Не перегорело, не прошло. Появилась даже идея фикс: уехать и открыть свой фонд в Сирии. Там война была, и помощь нужна. Отец, думаю, ворчал бы на меня, если бы был жив и узнал, чем я занимаюсь. Сказал бы, что я трачу на помощь слишком много времени. Но в глубине души, я знаю, он бы меня поддержал.

«Зимой мы сдохнем на холоде»

Наверное, главное, чему я научилась за время работы с бездомными, что внешняя оболочка — не суть. За ней спрятан человек. И все грязное, дурно пахнущее, что есть снаружи, не имеет к этой сути никакого отношения. Это совсем не жалость. Я просто думаю, что никто из нас не застрахован от подобных проблем. Каждый может оказаться в кругу нуждающихся. И мысль, что я для них что-то делаю, меня согревает. Может, мне потом кто-то поможет, если я окажусь в подобной ситуации. Вот в это я верю.

Сейчас я куратор проекта «SOS банк помощи». Изначально он задумывался как перевалочный пункт: мы собирали одежду, еду, обувь и отдавали уже существующим фондам. А потом это переросло в работу непосредственно с подопечными. Я назвала это «работой», но на самом деле началось все как хобби. Оно приносит удовольствие. Вы не представляете, что это такое, когда вам говорят «спасибо». Вот это их «спасибо», когда даю кому-то картошку на кормежке, я в жизни никогда и нигде больше не слышала. Оно другое. Не то, которое я произношу или произносите обычно вы.

Невозможно описать, что чувствуешь в этот момент. Это похоже на наркотик: ты просто радуешься, что тебе сказали «спасибо». И уже без разницы: холодно на улице или нет, хочешь домой или не хочешь. Они очень благодарные, это надо прочувствовать. А вообще, волков бояться — в лес не ходить. Нагрубить в этой стране могут на каждом углу.

В России надо менять менталитет людей, чтобы они не бросали своих родителей, как это часто бывает. Приходят на кормежку бабушки, дедушки с улицы. «Семья есть?» — «Да». — «Дети есть?» — «Есть». — «Так почему же вы здесь?» Молчание.

В Сирии такого бардака, как здесь, нет, потому что очень развиты церкви и мечети: все детские дома, приюты, центры помощи находятся при них. Все организовано, все функционирует. Еще, наверное, народ там больше боится бога: люди не дадут случиться такому, чтобы кто-то жил на улице.

В пример можно привести и западные страны. Я имею в виду скандинавскую, немецкую модели или либеральную модель, которая есть в США и Великобритании, при которой большую роль в помощи бездомным гражданам играет государство. Например, в Финляндии есть прекрасная система Housing first, то есть «Cначала жилье»: строят социальную гостиницу для бездомных, где человек начинает осознавать себя в безопасности. Оттуда не прогонит полицейский, там не побьют скинхеды или хулиганы, и он учится мыслить другими категориями, планировать будущее: раз есть жилье, нужно делать что-то дальше. Эта схема идеально работает.

Жоржина Дейратани

Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС

У нас этого не происходит. Есть «Социальный патруль», какая-то помощь. Но ключевое слово — «какая-то». Бессмысленно сравнивать пособие немецкого бездомного с пособием русского. У нас бездомный вообще часто без него. Что касается государственных инициатив, судите сами: раньше кормежка всегда проходила недалеко от площади трех вокзалов (ныне Комсомольская площадь) в палатке. Эта была большая палатка с лавочками и столами внутри, куда люди приходили, грелись, ели горячее, вмещала она по 200-300 человек. Но у нас ее отняли. За две недели до чемпионата по футболу власти анонсировали, что такого быть не должно: к нам, в процветающую страну, едут иностранцы, а у нас рядом с вокзалами столько бездомных!

«Мы вас перенесем на время на Иловайскую улицу», — сказали нам. От метро Люблино, чтобы вы понимали, туда добираться минут 30 на маршрутке. Туда по московским пробкам просто так не доедешь, а с картошкой уж точно.

Обещали, что палатку вернут обратно после чемпионата. Но мундиаль завершился, и наступила тишина. Ничего не происходит. Бездомные все равно всегда жили и будут жить на Комсомольской площади: вокзалы — точка их притяжения. Я думаю, сделали только хуже. Теперь, грубо говоря, бомжи «разбросаны» по всем трем вокзалам — раньше хотя бы кучковались в одном месте.

Я обращалась в Общественную палату. Там сказали — ждать ответа в течение 30 дней. Это как доставка с Alibaba: «Где посылка? Посылка на таможне». Вот так и здесь. Сколько бы я ни пыталась выйти на разговор, что тащить все на Иловайскую улицу неудобно, мы просто перестанем это делать, — все тщетно. В ответ: «Вам нужно просто хорошую стратегию провести».

Понятное дело, что город торгует этим местом. Наверное, здесь сделают платную парковку. Сейчас на месте, где раньше стояла палатка, организовали какие-то полулегальные перевозки. В прошлый раз мою знакомую, которая там проходила мимо, спрашивали, не хочет ли она поехать в Ярославль за деньги без документов. Вокруг толпились люди с тюками. Здесь какой-то свой бизнес, на чей хвостик мы и наступили. А нам нужна наша палатка обратно, потому что зимой без нее мы сдохнем на холоде.

На сайте Change.org появилась петиция с требованием вернуть палатку для бездомных к площади трех вокзалов. Как указали авторы, многих она «спасла от обморожений и голодной смерти».

Автор: Юлия Углова

---------------------------------------------

Сытым горожанам - и истинной России вне городов

6,2% россиян имеют доход менее 7 тыс. руб. в месяц. ( это официально!)

Сюда входят и те, кто имеет доход и 1 тыс. руб. в мес.

На долю 10% наименее обеспеченного населения страны пришлось лишь 1,9% общей суммы денежных доходов жителей РФ.

Доход от 7 до 10 тыс. руб. имеют 8% россиян.

От 10 до 14 тыс. руб. — 12,2%,

от 14 до 19 тыс. руб. — 14,5%,

от 19 до 27 тыс. руб. — 18,2%,

от 27 до 45 тыс. руб. — 22,5%,

от 45 до 60 тыс. руб. — 8,3%,

свыше 60 тыс. руб. в месяц — 10,1% всего населения.

Здесь не учтено 5 млн. почти безработных сельских жителей, которые не считаются безработными,т.к. имеют личное подворье.Численность населения с доходами ниже величины прожиточного минимума в России выросла до 22,7 миллиона человек с 14,4 миллиона в четвертом квартале.

10 % наиболее низкооплачиваемых сотрудников получают в среднем 7 527 рублей в месяц, а 10 % самых высокооплачиваемых 108 996. То есть в 14.5 раза больше.

На долю 10 процентов наиболее обеспеченных людей пришлось 29,4% общего объема доходов, на долю 10% наименее обеспеченных россиян — 2,1 процента.

Несмотря на то, что средняя зарплата составляет 11,9 тысяч рублей(10,2 за вычетом НДФЛ), в среднем для 20 % наиболее низкооплачиваемых она равна 9,6 тысячам, или реально 8,2 тысяч.

Реальная зарплата среднего россиянина сократилась на 10,9 %. Покупательная способность населения упала на 25-35 %, в этом году россияне расходуют 55 процентов семейного бюджета на покупку продуктов.

По словам опрошенных, минимальная сумма, необходимая им самим для того, чтобы сводить концы с концами, составляет 22,7 тысячи рублей на человека.По опросу 75 % россиян могут купить только #еду и #одежду.

Мрот в $

Аргентина - 510

Чили - 453

Уругвай - 450

Эквадор - 431

Парагвай - 363

Бразилия - 325

РЕКЛАМА

Гаяна - 291

Боливия - 289

Колумбия - 265

Перу - 264

Россия - 167

----------------------------------

Вот Эстония - очень противная страна.

Пенсия больше средней зарплаты в России.

Средняя зарплата достигла €1153 в месяц (78 400 руб), а МРОТ - €470 в месяц (32 000 руб)

Проезд на общественном транспорте бесплатный.

Ни нефти, ни газа.

Елена

а я в Европе живу. Чисто, спокойно, люди взаимовежливы и приветливы. Сейчас пошел новый тренд - убеждать быдло, что люди на западе живут бедно (так же их убеждали во времена совка), - но нет, тут живут хорошо. Я живу в Чехии, у нас минималка 600$, пенсия от этой суммы и выше (кто сколько заработал), ипотека - 2,2% годовых.

-------------------------------------------

официально

Одной из самых острых и давних социально-экономических проблем в России является безработица. При этом, дело даже не в том, что ее уровень высок — вовсе нет, Росстат рапортует о безработице в пределах 5-6% от численности трудоспособного населения. Дело в качестве рабочих мест и уровне зарплат тех, кто безработными у нас в стране не считается.

Методы борьбы с безработицей, применяемые нашим государством — создание побольше рабочих мест для чиновников всех уровней, которые пересылают другу другу отчеты об отчетах и ничего не производят, поддержка убыточных заводов и муниципальных предприятий — это не решение проблемы безработицы, а лишь перевод людей в категорию работающей бедности. Почему так происходит — ниже Reconomica постарается дать развернутый ответ.

Уровень безработицы в РФ на начало 2018 года и его прогноз

Не успел начаться 2018 год, а прогнозы по безработице на него уже начали появляться. Естественно, что пока это только смутные догадки и аналитика, основывающаяся на каких-то новостях и высказываниях политиков.

По состоянию на январь 2018 года Росстат огласил уровень безработицы в России в 5,2%. Чтобы вы понимали, 5,2% — это около 4 млн граждан от общего населения страны.

По разным прикидкам, уровень безработицы к концу 2018 года составит порядка 5.2% (пока это только прогноз). Причем только 1 миллион из этих граждан имеет официальный статус безработного (то есть стоит на бирже).

Прогнозы экспертов на ближайшие 3-4 года неутешительные. Предполагается, что рынок труда ожидают серьезные изменения — будут отсеиваться низкоквалифицированные кадры, по принципу «уходи или развивайся», а свои места гарантированно сохранят только лучшие специалисты. Актуально это как в бюджетных организациях, так и в частных компаниях. По приблизительным прогнозам, это приведет к росту безработицы примерно на 2-3% в следующие 3-4 года.

---------------------------------------

Реальный уровень безработицы в России вдвое выше официальных данных Росстата

«Сложно рассматривать данные Росстата как положительные, потому что эти данные чрезмерно оптимистично выглядят и плохо согласуются с реальностью. Я думаю, что по американской модели их стоит умножить на два, потому что эта цифра совершенно не похожа на реальную ситуацию на рынке труда. Людям очень сложно искать работу и сохранять рабочие места, тем более, что ранее прошли довольно активные сокращения большого количества самозанятого населения людей, которое наша статистика никак не учитывает, ведь большинство из них ищут работу, не регистрируясь при этом как официальные безработные. Соответственно, государство не знает об их проблеме, поэтому Росстат вряд ли обладает реальной картиной происходящего на рынке труда», — рассказал «Профилю» руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колшатов. Эксперт отмечает, что ситуация на рынке труда в 2016 году осталась в депрессивно стабильной зоне. 4,1% безработных, которые числятся за ноябрь, по мнению специалиста, — слишком красивая и оптимистичная цифра для такой нестабильной политико-экономической обстановки в стране. «Несмотря на то, что методика расчета безработных по методологии МОТ — достаточно хорошая, кроме нее необходимо еще и обладать объективными данными. Российские чиновники такой информацией, как правило, не обладают. Дело в том, что в пик экономического роста информация по безработице была не важна, поскольку в тот период она была низкой, а сейчас, напротив, находится на высоком уровне. Важно учитывать, что в число людей, которые остались сейчас без работы, входят не только те, которые трудятся не по контракту, но и те, которые уже попали в группу маргиналов. Это доля от всего трудоспособного населения», — добавил он. Колшатов также отметил, что реальная безработица могла бы быть и больше, если бы на протяжении года не произошло бы реальное снижение рублевой заработной платы. По его словам, это как раз та самая адаптация бизнеса, о которой с гордостью говорили многие чиновники и топ-менеджеры, ведь многим сохранили рабочие места за счет снижения заработной платы.

Президент Конфедерации труда России Борис Кравченко подчеркнул, что цифра в 5,4% с небольшими изменениями, которую из года в год повторяет Росстат, не отражает реального уровня безработицы.

------------------------------------------------- 

Действительно ли в стране нет работы: текущее состояние рынка труда

По сути в России есть перспективная и нормально оплачиваемая работа только в крупных городах (и то нормально оплачиваемая — это по сравнению с глубинкой). К примеру, продавец в магазине в Москве вполне может получать 40-50 тысяч рублей, тогда как для Воронежа или Краснодара — это уровень начальника какого-нибудь отдела, или узкопрофильного специалиста в какой-то востребованной отрасли.

Ну а в городах с населением меньше 200-500 тысяч граждан такие зарплаты являются и вовсе счастливым исключением.

Если брать маленькие города и деревни — то тут ситуация еще хуже: средние зарплаты в них могут составлять 10-15 тысяч. И не факт, что даже на такую работу там можно устроиться — как раз в маленьких населенных пунктах с безработицей и проблема: она высокая.

Кроме застоя на рынке труда в небольших городах — есть еще одна проблема: низкие зарплаты. Среднестатистическая зарплата в стране за 2017 год превысила отметку в 30 тысяч рублей. Однако по факту такие доходы есть далеко не у всех — огромный сегмент населения ежемесячно получает ощутимо меньше: в диапазоне от 15 до 20-25 тысяч. Как говорилось выше — в маленьких городах зарплата может составлять и до 15 тысяч ежемесячно (если еще на работу получится устроиться

--------------------------------------------

Две России:

Учитель русского языка в Пензе получает 7 тысяч в месяц, т.е. около 100 евро, в Орле – в два раза больше, а в Москве – 55 тыс. руб! Данные о динамике доходов граждан России оказывается можно найти на сайте Trud.com.

Вот только несколько фактов из жизни российских учителей:

Средняя зарплата учителя в Пензе, например, упала последние полгода с 15 тыс. до 8 тыс. А в Орле, напротив, выросла с 8 до 11 тыс. В Москве же она составляет 50 тыс.

Почти половина россиян работающих по найму, получают зарплату меньше 20 тысяч рублей в месяц (46%), и абсолютное большинство (75%) отметили, что их это не устраивает, свидетельствуют данные фонда "Общественное мнение" (ФОМ).

Абсолютное большинство россиян, согласно данным опроса, не удовлетворены размером своей зарплаты — 75%, против 23% работающих по найму, кто удовлетворен. Также около 80% россиян сталкиваются с проблемами нехватки средств от зарплаты до зарплаты.

Росстат: 40% россиян живут меньше чем на $10 в день

Пока Кремль раздумывает, какой именно налог поднять для борьбы с бедностью, почти половина населения России продолжает жить в условиях, близких к странам третьего мира.

Лишь 8,5% граждан РФ имеют ежемесячный доход выше 60 тысяч рублей, сообщил Росстат в докладе о социально-экономическом развитии за первый квартал.

Почти две трети (61%) живут на сумму, не превышаюшую 27 тысяч рублей в месяц.

42,1% получают меньше 19 тысяч рублей, что эквивалентно сумме в 633 рубля, или 9,9 доллара в день.

Каждый четвертый - 26,9% - имеет месячный доход ниже 15 тысяч рублей, или 8 долларов в день, а каждый седьмой находится за чертой официальной бедности, получая не больше 10 тысяч рублей в месяц.

Больше трети населения находится в положении, близком казарменному, когда все доходы уходят на еду и обязательные платежи.

В ходе опроса, проведенного в марте для "Мониторинга" РАНХиГС, 36% респондентов сообщили, что денег им "хватает только на питание или не хватает даже на него".

70% заявили, что могут позволить себе только товары первой необходимости - продовольствие и одежду, а на бытовую технику, например, средств уже нет.

Чтобы выйти за пределы базовых потребностей, людям приходится набирать кредиты: по итогам прошлого года задолженность населения перед банками выросла больше чем на триллион рублей, а скорость новых займов по сравнению с 2016 годом взлетела в 10 раз, указывает заведующий лабораторией финансовых исследований Института Гайдара Михаил Хромов.

По итогам 9 месяцев прошлого года Альфа-банк отметил рост покупок товаров в кредит на 62%, ВТБ - на 26%, Сбербанк - на 29%.

Займы украшают статистику по розничным продажам (+1,2% в прошлом году), но в долгосрочной перспективе это создает угрозы как стабильности финансового положения домашних хозяйств, так и ресурсной базе банковского сектора, отмечает Хромов: обслуживание долга съедает все большую часть доходов.

Хотя Росстат фиксирует рекордный скачок зарплат в бюджетном секторе и первое с 2014 года стабильное увеличение реальных располагаемых доходов (на 4,4% в марте), доля тех, кто видит улучшение в своих кошельках, практически не растет: опрос ВШЭ показал, что в марте таких было 13% (против 10% в конце прошлого года).

Больше четверти - 27% - констатировали дальнейшее ухудшение своего материального положения, почти столько же - 30% - считают, что продолжает деградировать и общая ситуация в экономике.

Увидеть статистически значимый рост людям мешает глубина падения: реальные зарплаты сейчас на 5% ниже, чем в 2014 году, а накопленный эффект от сокращения доходов достигает 11%, отмечает директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкович

По состоянию на начало 2017 года россиян с доходами ниже прожиточного минимума было 19,5 млн человек. За год нищих стало больше на 300 тыс. человек.

ИСТОЧНИК

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded