wowavostok

Марксизм — светская версия библейского проекта порабощения человечества

Оригинал взят у https://ss69100.livejournal.com/4157933.html

Чтобы понимать причины возникновения марксизма и задачи, которые он должен был решить в глобальной политике, необходимо сопоставить образ жизни обществ в докапиталистических формациях и образ жизни капиталистических обществ на основе идей буржуазного либерализма.Приложение 2. Марксизм — светская версия библейского проекта порабощения человечества

Одна из особенностей сословно-кастовой организации общества в докапиталистическую эпоху — регламентация норм поведения представителей разных сословий в жизни общества, включая и сферу потребления: монарх имеет право потреблять то, что не в праве потреблять все другие, родовая аристократия в праве потреблять то, что не в праве потреблять купцы, ремесленники, крестьяне, и т.д.

Наиболее известные примеры такого рода:

осетровые (в прошлом они водились не только в реках Руси) в Англии — собственность короля, и каждый поймавший осетра обязан был безвозмездно передать его королю, съесть его в кругу семьи или друзей — преступление;
Робин Гуд браконьерствует в Шервудском лесу, охотясь на «королевских» оленей, на которых простолюдин не в праве охотиться даже, если его семья умирает от голода;
в Российской империи купец третьей гильдии не в праве иметь такой же выезд[1], дом, какие в праве иметь купец первой гильдии;

купец третьей гильдии не в праве заниматься теми видами предпринимательства, которыми в праве заниматься купцы высших гильдий;
крепостной крестьянин мог завести какое-то промышленное дело, и в случае успеха такой крестьянин-капиталист платил своему барину-хозяину миллионные оброки, и хотя имел доходы, бóльшие, чем у подавляющего большинства дворян, но перед любым дворянином он — почтичто бесправный крепостной, а шансов выкупиться на свободу с семейством у него было даже меньше, чем у большинства «середняков», поскольку для паразита-барина его ежегодный большой оброк предпочтительнее, нежели единовременный выкуп;
доступ к образованию, прежде всего высшему специальному (и соответственно далее — к профессиональной деятельности) — тоже обусловлен сословным происхождением и т.п.

На еврейскую диаспору, чтобы евреи не ассимилировались и продолжали исполнять свои функции в библейском проекте, тоже налагались определённые правовые ограничения в большинстве сословно-кастовых обществ докапиталистической эпохи[2].

Такого рода примеров во всех исторически известных сословно-кастовых системах полно, хотя в каждой из них ограничения — специфические. Тем не менее, если с позиций теории управления смотреть на такого рода сословно-кастовые ограничения прав на ведение той или иной деятельности и прав на потребление природных и социальных благ, то можно сделать следующие выводы:


  • прямые запреты на потребление не только ограничивали потребление непосредственно, но исключали возможности сбыта продукции сверх сословно-кастовых ограничений, чем опосредованно сдерживали развитие системы общественного производства[3],международную торговлю и культурный обмен;
  • как следствие сословно-кастовая система обеспечивала:
  • если и не неизменность структуры статистики профессионализма и занятости членов общества, то медленные (по отношению к скорости смены поколений людей) её изменения, что было одним из факторов поддержания политической и финансово-экономической стабильности и управляемости[4]социальных систем;
  • ограниченный уровень социального давления на среду обитания, что в большинстве случаев гарантировало устойчивость биоценозов и их самовосстановление на протяжении жизни общества в преемственности поколений людей[5].

На смену сословно-кастовым формациям пришёл капитализм— уклад общественной жизни, в котором господствует индивидуалистический способ организации производства и распределения на основе права частной собственности и формального равенства всех граждан перед законом.

Государственный сектор экономики является обслуживающим по отношению к частному сектору. на основе идей буржуазного либерализма (по их существу светских), для которых протестантизм в своих разных ветвях стал псевдорелигиозной[6] оболочкой, в результате чего возникла и стала довлеть над жизнью обществ, осуществивших реформацию церкви, «синтетическая идея», которая может быть выражена в следующей формулировке: «праведность перед Богом выражается в достижении богатства и иного социального успеха на основе законной деятельности»[7]; и в следствии из неё — «если беден, то не праведен».

Что касается лозунговых идей буржуазного либерализма, то они просты:


  • Свободу частному предпринимательству: рынок сам всё отрегулирует наилучшим образом тем быстрее, чем меньше ему мешает государство со своими претензиями на власть— реализуемая на практике способность субъекта к социальному управлению, в результате которого достигаются поставленные им цели. надо всеми и всем!
  • Право на существование имеет только то, что самоокупается и приносит прибыль; а что прибыль не приносит и не самоокупается, то «объективно экономически» просто ненужно.

Этот принцип распространяется и на людей де-факто, хотя и не всегда провозглашается открыто и тем более не всегда фиксируется в писаных законах де-юре: субъект, не способный обеспечить рентабельность своего бытия, не имеет права на существование, и соответственно — сострадание в отношении него и поддержка его третьими лицами неуместны.


  • Каждый платит за себя сам.

При этом вне лозунгов и понимания подавляющего большинства приверженцев буржуазно-либеральных идей остаётся то обстоятельство, что институт кредита со ссудным процентом обращает их всех в невольников и заложников — в рабов заправил и хозяев библейского проекта.

Развитие культуры и становление капитализма на основе идей буржуазного либерализма сняло практически все названные выше ограничения, характерные для сословно-кастовых обществ, чем и породило множество проблем для заправил глобальной политики на основе библейского проекта.

Снятие этих ограничений открыло возможности для проявления разнородной личностной инициативы во всех сферах жизни общества.

Это явление, став массовым — социально-стихийным, повлекло за собой «первую промышленную революцию» и последующий — непрестанно ускорявшийся в обозримом историческом прошлом[8] — технико-технологический и организационный прогресс.

Главным социальным последствием этого прогресса стало непредсказуемое изменение спектра предложения продукции и структуры востребованного общественным производством профессионализма, вследствие чего исторически складывающаяся структура обретённого в прошлом обществом профессионализма внезапно оказывалась не соответствующей структуре профессионализма, востребуемого системой производства на основе общественного объединения профессионального труда[9].

Но отношение толпо-«элитаризма» к образованию людей в аспекте освоения личностного познавательно-творческого потенциала (см. разделы 8.5 и 10.7) и в этих, изменившихся обстоятельствах, по-прежнему исключало возможность быстрого освоения других профессий и трудоустройство в иных сферах деятельности. И это стало фактором, сдерживающим развитие производительных сил.

Кроме того ценообразование в условиях нерегулируемых государством рынков продуктов и рынка профессионализма ведёт к расслоению общества на избыточно богатых и беспросветно нищих, с таким удалением полюсов богатства и бедности друг от друга, которое было невозможно в условиях сословно-кастового строя.[10]

Причина этого — навязывание обществу принципа «каждый сам за себя», вследствие чего вопрос о развитии «социалки» и её законодательном обеспечении просто не встаёт, поскольку она представляет собой дополнительную нагрузку на частный бизнес, ухудшая показатели конкурентоспособности предприятий в сопоставлении с предприятиями, лишёнными каких бы то ни было социальных и экологических обязательств в прямой либо опосредованной форме.

Как следствие скученность бедноты в промышленных кварталах и фабричных казармах для рабочих повлекла за собой массовый рост заболеваемости населения, более высокую детскую смертность и общее снижение уровня здоровья населения.

Это всё в совокупности повлекло за собой рост внутриобщественной напряжённости (обострение классовых противоречий — если пользоваться марксистской терминологией).

Кроме того развитие производства на основе идей буржуазного либерализма практически сразу повлекло за собой первые биосферно-экологические неприятности.

Редкое производство может обходиться без воды, но этический подход буржуазного либерализма изначально исключал организацию производства и применение технологий на основе замкнутых циклов водопользования, в результате чего некогда чистые реки (сначала малые, а спустя несколько столетий — и большие[11]) превратились в зловонные «сточные канавы», и к концу ХХ века некоторые морские и океанские акватории оказались покрыты плавающим техногенным мусором, а вода в них стала непригодной для жизни прежних биоценозов.

Потом к проблемам с водой добавились проблемы с загрязнением в промышленных районах воздуха[12] и почв по мере массового внедрения в производство химических процессов и перехода к техногенным видам энергии, используемым в производстве, проблема увеличения общего объёма промышленных и бытовых отходов[13].

Что касается социальных проблем, порождённых буржуазным либерализмом, то для заправил библейского проекта они были неприятны не потому, что массе людей было беспросветно плохо жить[14], а потому, что рост внутриобщественной напряжённости ухудшал параметры управляемости социальных систем, и в случае массовых беспорядков (народных волнений, тем более — продолжительных) — падала отдача от системы, что могло лишить ресурсов политические проекты, осуществляемые за пределами общества, впавшего в массовые беспорядки.

Иными словами, хотя социальный хаос, бунты и революции могут быть элементами политических сценариев, но общества не должны впадать в такие состояния самопроизвольно, не управляемо, без санкций на то со стороны заправил библейского проекта.

Т.е. общий кризис капитализма — не пропагандистская выдумка марксистов, а действительно — суровая жизненная реальность.

Мы пишем о нём сейчас, когда он «расцвёл во всей красе», и так или иначе «достал» практически каждого жителя, если не всей планеты, то государств, более или менее цивилизованных на основе техносферы, порождённой библейской цивилизацией под властью идей буржуазного либерализма и политической практики на их основе.

Мы пишем о нём, оглядываясь вокруг и вспоминая исторические факты прошлого.

Поскольку многим свойственно отношение к миру в стиле «пока гром не грянет — мужик не перекрестится», — они убеждены в том, что и все другие люди — такие же, как они, и потому перед их сознанием даже не встают вопросы о том, что кто-то в уже далёком от нас прошлом:


  • мог видеть первые негативные плоды буржуазного либерализма;
  • что, видя их, кто-то мог оценивать перспективы и думать о том, как устранить проблемы, порождаемые капитализмом как способом хозяйствования на основе частного предпринимательства, освободившего себя от какой бы то ни было социальной ответственности за судьбы других людей и состояние среды обитания (как в населённых пунктах, так и вне их);
  • что ещё кто-то вёл мониторинг «общественного мнения» и думал, в какие политические проекты можно ввести таких инициативных мыслителей или воспитать под такого рода проекты своих более авторитетных мыслителей; либо какие политические проекты можно развернуть на основе их идей.

Тем не менее, вопреки мнениям не думающих о будущем:

Вся действительная политика — глобальная и, как следствие, региональная, — делается на основе схемы управления предиктор-корректор; вся политика, которая не строится на основе этой схемы, вне зависимости от намерений её приверженцев, издревле укладывается другими политиками в полную функцию управления по этой схеме и обслуживает её работу, приводя к результатам, запрограммированным носителями концептуальной власти глобального уровня.

Вопрос только в глубине и точности прогноза и в том, как соотносится предполагаемая политика с Промыслом: как известно, «человек— триединство Души, тела и духа.предполагает, а Бог— надмирная реальность, Всевышний, единый для всех живущих на Земле Творец и Вседержитель сотворённого Им (тварного) мироздания.

Наивысший всеобъемлющий уровень управления, которое в сознании большинства людей отображается как поток случайностей. «Случай — это псевдоним Бога, когда Он не хочет подписываться своим собственным именем» (Анатоль Франс).»

И соответственно этому общеметодологическому подходу к политике ещё в первой половине XIX века заправилы библейского проекта предприняли попытку отреагировать на общий кризис капитализма и избавиться от проблем, порождаемых буржуазным либерализмом.

Именно в русле попытки решения проблемы общего кризиса капитализма по полной функции управления следует рассматривать писания социалистов-утопистов конца XVIII — начала XIX века и их социальные эксперименты: это была реакция «инициативников», которая не осталась не замеченной заправилами библейского проекта.

В частности Роберт Оуэн (1771 — 1858) в начале 1810‑х гг. разработал план улучшения жизни промышленных рабочих и пытался осуществить его на прядильной фабрике в Нью-Ланарке (Шотландия), управляющим которой он был с 1800 г.

Далее в 1817 г. он выдвинул программу радикального переустройства общества путём создания «посёлков общности и сотрудничества», лишённых частной собственности, классов, эксплуатации одних людей другими, противоречий между «умственным» и «физическим» трудом и других антагонизмов. Основанные Р. Оуэном коммунистические поселения в США и в Великобритании потерпели неудачу.

Тем не менее «учение Оуэна, не смотря на утопический характер, сыграло значительную роль в просвещении английских рабочих и сказалось на формировании социалистической мысли за пределами Великобритании»[15] («Советский энциклопедический словарь», Москва, «Советская энциклопедия», 1987 г., с. 952).

Если вывести из рассмотрения нравственные и психологические в целом аспекты, то построение социализма в условиях капиталистического окружения ограничивается действием макроэкономических факторов.

При принятых в обществе технологиях коммуна может быть рентабельной в экономическом обмене с другими хозяйствующими субъектами, предоставляя её участникам уровень экономического обеспечения их жизни не многим лучший, чем наёмному персоналу вне коммуны предоставляет капитализм на основе частной собственности на средства производства.

Причина этого в том, что высшие управленцы, в условиях капитализма обладающие доходами, многократно превосходящими доходы носителей массовых профессий, составляют весьма незначительную долю населения, поэтому если в коммуне её высшие управленцы живут, как и все простые общинники, то перераспределение не реализованных монопольно высоких доходов её топ-менеджеров среди членов коммуны безусловно поднимет их доходы в сопоставлении с такими же работниками на частно-капиталистических предприятиях.

Однако и этот уровень доходов может оказаться недостаточным для того, чтобы всем членам коммуны обеспечить достойные человека условия жизни и труда, если в окружающем капиталистическом обществе капитал платит персоналу прожиточный минимум, обеспечивающий только физиологическое выживание и едва ли воспроизводство населения[16].

Т.е. для своего успеха в конкурентной борьбе с частно-капиталистическими предприятиями такая коммуна изначально должна на порядки превосходить их по совокупной производительности труда либо в кратчайшие сроки достичь этого качества.

В подавляющем большинстве случаев достижение этого невозможно только за счёт более совершенной организации производства, но требует «сегодня» работать на основе технологий «завтрашнего» и «послезавтрашнего» дней, не говоря уж о том, что переход конкурентов к тем же технологиям и организации работ практически мгновенно лишает её такого рода конкурентного преимущества даже, если оно каким-то чудом и возникнет в некоторый момент времени. Кроме того, надо помнить и об ограниченной ёмкости рынков, на которые коммуна выходит со своими продуктами производства.

Это означает, что:

Коммуна изначально должна быть макроэкономической системой, обладающей качеством практически полной самодостаточности в аспектах производства и потребления продукции. Т.е. продуктообмен с внешними по отношению к ней хозяйственными системами либо его отсутствие не должны быть для неё определяющими факторами.

Но «Сад» растёт сам: «садовник» только ухаживает за ним — пропалывает, подсаживает новые растения, прививает на них подвои, поливает, удобряет и т.п.

В жизни общества, ни одно явление не может быть создано из ничего и после этого «вытянуто за уши» до нужной кондиции, но открывшиеся возможности могут быть преобразованы в действующие тенденции, тенденции могут быть выращены в явления, а порождаемые обществом явления, могут быть взяты под управление.

Выработка целей и выполнение действий, соответствующих достижению этих целей., — разнородное по своим целям и средствам. — На этой основе жизнь общества— это процесс обновления его информационного состояния, протекающий и на уровне физиологии обмена веществ в процессе зачатий детей, и на уровне преобразований культуры общества (овеществленной и биополевой, т.е. духовной).

В обществе на уровне биосферной обусловленности при смене поколений в генеалогических линиях обновляются комбинации генокодов, т.е. генотипы множества живущих особей вида Человек Разумный. На уровне социальной обусловленности идет процесс обновления прикладного теор... обретает определённую целесообразность — управляемую направленность.

Т.е. из экспериментов Р. Оуэна и ему подобных кто-то сделал основные выводы, содержательно во многом аналогичные следующим, хотя и выразил их в каких-то иных словах либо намёках:


  • Рабочие и простонародье в целом хотят социальных гарантий и социальной защищённости, и если им их дать, то:
  • социальная напряжённость упадёт,
  • система станет более гарантированно управляемой,
  • а её ресурсоотдача по отношению к решению задач глобальной политики увеличится главным образом за счёт роста качества населения, поскольку либерал-буржуины просто прожигают человеческий потенциал, вместо того, чтобы дать ему реализоваться (что иллюстрирует приведённая выше сноска о положении рабочих в США в 1880‑е гг.: люди должны умирать, чтобы индустрия процветала).
  • Либерал-буржуины — необучаемы. Каждый из них по одиночке, будучи невольником своекорыстия и находясь под давлением конкурентов и конъюнктуры рынка (это тоже — своего рода отсутствие социальной защищённости и гарантий, но по отношению к предпринимателям), сам не в состоянии обеспечить не вызывающие озлобленности условия труда и жизни рабочим своего предприятия.
  • Буржуазное государство служит своекорыстию каждого из множества таких либерал-идиотов[17] и не способно:
  • ограничить их своекорыстие и конкурентное давление так, чтобы создать систему социальных гарантий и для простонародья, и для предпринимателей (в США в годы вывода страны из «великой депрессии» в этом довольно успешен был Ф.Д. Рузвельт, чем избавил США от марксистской революции);
  • обуздать гонку потребления, в которой перемалываются без толку природные и социальные ресурсы и разрушается среда обитания;
  • и потому буржуазное государство в дальнейшем будет только усугублять проблему общего кризиса капитализма.
  • Поэтому:
  • буржуины должны быть уничтожены как класс;
  • система должна быть построена так, чтобы в ней возникновение новых поколений буржуинов было невозможно;
  • коммуна изначально должна быть макроэкономической системой, обладающей качеством как можно более полной самодостаточности в аспектах производства и потребления.
  • Власть над системой по-прежнему должна оставаться в наших руках, а «коммунары» — такие же идиоты, как и буржуины — пускай тешатся иллюзией, что они — хозяева сами себе и коммуне.

На воплощение в политику этих выводов и требований изначально был нацелен марксизм— наименование мировоззренческой системы, являющейся ложным имитатором пути к коммунизму. Марксизм разработан и внедрен знахарями Запада, как метрологически не состоятельное учение, для того, чтобы опорочить идеи коммунизма. Ложное отождествление понятий марксизм и коммунизм возникло на этапе мировоззренческих заблуждений конца ХIХ -середины XX веков..

Марксизм — это 39 томов собрания сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса (2‑е издание), дополнительные тома (40‑й — 49‑й), выпущенные спустя несколько лет после завершения издания, плюс к ним произведения продолжателей дела К. Маркса, начиная от «ренегата Каутского» до «иудушки Троцкого», если стоять на позициях «единственно верного продолжателя» В.И. Ленина, чьи произведения представлены 55 томами (5‑е издание).

Если же стоять на позициях других «единственно верных продолжателей», то библиотека всё равно по объёму такая, что её реально никому кроме историков, специализирующихся на марксизме, не прочесть[18]. Поэтому о марксизме кратко приходится говорить своими словами.

Провозглашаемые цели марксистского проекта — построение бесклассового общества, а на первом этапе — общества, в котором нет эксплуататорских классов.

Переход к этому обществу — вследствие необучаемости буржуинов — изначально проектировался через революцию, которая уничтожит право частной собственности на средства производства, после чего собственность якобы станет общественной, а представителем общества-собственника в деле распоряжения средствами производства станет государство, реализующее принцип «диктатуры пролетариата», которое впоследствии должно «отмереть» и заместиться неким общественным самоуправлением, а в нём будут участвовать практически все, что и гарантирует всем свободное развитие и свободную жизнь на основе того, что труд на благо общества станет первой жизненной потребностью людей.

И тогда на основе роста производительных сил общества будет реализовываться принцип «от каждого по способности — каждому по потребности».

Что касается экономики, то на первом этапе товарно-денежные отношения сохранятся во взаимоотношениях государства, представляющего общество- представляет собой суперсистему. Психодинамика общества представляет собой процесс самоуправления общества, в котором все члены общества в соответствии с их нравственностью, этикой, миропониманием делают и не делают всё то, что хотят, в результате чего получается то, что получается.

С точки зрения ДОТУ общество представляет собой суперсистему, а психодинамика общества это — в материальном аспекте — биополя, а в нематериальных — алгоритмика и информация, на основе которой строится самоуправление в суперсистеме.

Алгоритмика и информа... в качестве собственника средств производства и продукции, — с одной стороны, и с другой стороны — граждан — потребителей этой продукции; денежные отношения между гражданами не будут играть сколь-нибудь существенной роли, поскольку деньги в условиях социалистической организации жизни не смогут стать частным капиталом.

А когда производственные отношения достигнут своего полного развития, то с началом реализации принципа «от каждого по способности — каждому по потребности» упразднятся и товарно-денежные отношения...

Примечания

[1] Выезд — экипаж (карета) и лошади.

[2] Если расценивать такого рода факты как проявления «антисемитизма», то источником «антисемитизма» оказывалась сама же иудейская верхушка, работавшая на заправил библейского проекта. Другое дело, что объяснение запретов для самих евреев и окружающей их социальной среды было таким, чтобы скрыть этот факт и не приводить к вопросу о целесообразности такого рода ограничений.

[3] Развитие системы общественного производства — совершенствование продукции, появление её новых видов, развитие технологий, организации производства и сбыта.

[4] Управляемость — это свойство (в ряде случаев — комплекс свойств) объекта управления, на которое субъект-управленец опирается в своих действиях.

[5] Биоценозно-экологические катастрофы, которые люди сами же обрушивали на свои головы, в эпоху сословно-кастовых обществ тоже случались, но они были локальными эпизодами, а не нормой жизни.

[6] См. раздел 10.4 (том 3 настоящего курса).

[7] Эта формула не предполагает постановки вопроса: Откуда берутся законы и какую концепцию управления, кем-то и как-то сформированную по своему произволу, законы выражают? Соответственно эта формула не предполагает и ответа на этот вопрос.

[8] К концу ХХ века скорость научно-технического прогресса вплотную подошла к пределу, обусловленному производительностью психики людей в переработке информации. Это стало фактором, ограничения скорости научно-технического прогресса.

[9] Одно из первых проявлений этого.

Изобретатель первой многоверетённой прядильной машины был бедным прядильщиком, а после её массового внедрения был вынужден бежать из Англии от гнева множества прядильщиков, которых его изобретение лишило работы и куска хлеба, хотя он стремился к тому, чтобы своим изобретением облегчить своим коллегам жизнь и сделать людей богаче. Сам он тоже не разбогател, поскольку не смог организовать монопольную эксплуатацию своего изобретения.

Механизм катастрофы занятости, происшедшей в отрасли вопреки благим намерениям изобретателя, прост:


  • с одной стороны — ограниченная платёжеспособностью ёмкость рынка, на который работает отрасль (следующий уровень ограничений — объём потребностей общества в определённых видах продукции как таковой);
  • с другой стороны — многократный рост производительности труда в отрасли;
  • при невозможности увеличить сбыт — профессионализм большинства прежних прядильщиков не востребован;
  • надотраслевые средства управления покупательной способностью населения, сбытом продукции, переподготовкой и трудоустройством высвободившихся трудовых ресурсов — идеями буржуазного либерализма не предусмотрены и потому соответствующих общественных институтов нет.

На вопрос: Должны ли они быть в обществе?


  • Умные люди отвечают: Должны.
  • Буржуазные либералы отвечают: Нет — каждый должен проявлять свою инициативу сам.

[10] В «Великобратании» дело дошло до политики геноцида в отношении собственного населения. За бродяжничество полагалось повешение, хотя бродяги были людьми, которых изменение спектра производства и структуры востребованного профессионализма просто оставили без средств к существованию, в чём никто из них персонально не был виновен. Появилась даже поговорка «овцы съели людей», которая подразумевала, что рост овечьего поголовья (шерсть — сырьё для прядильно-ткацкой промышленности) повлекло за собой передачу землевладельцами пахотных угодий под пастбища, в результате чего множество людей утратили средства к существованию и, так или иначе, погибли.

Расстрелять демонстрацию рабочих в большинстве развитых стран до 1917 г. — «плёвое дело», в частности первое мая как день всемирной солидарности трудящихся возник в память о разгоне рабочей демонстрации в Чикаго, в результате которого погибло 6 человек.

[11] В 1960‑е гг. в прессе как курьёз промелькнуло сообщение, что некий журналист из ФРГ умудрился «водой» из Рейна проявить фотоплёнку. Даже если этот факт был вымышлен или фальсифицирован, то это сильная метафора, в реальность которой многие поверили, видя воду Рейна.

[12] Ещё в советские времена школьный учебник общей биологии, со ссылками на Ч. Дарвина упоминал, что в Англии некоторые популяции бабочек изменили окраску, чтобы снова стать невидимыми на фоне коры деревьев, которая под воздействием загрязнений промышленными выбросами утратила свой естественно-природный цвет. Факт ощутимо сильного загрязнения среды обитания, относящийся к середине XIX века.

[13] Первоначально большинство промышленных предприятий строились на реках, которые перегораживались запрудами, и водяные колёса (аналогичные мельничным) приводили в действие промышленное оборудование. И до настоящего времени во многих городах и посёлках, возникших в эпоху создания промышленности, сохранились плотины, обеспечивавшие в прошлом энергетику заводов. Так, до сих пор главным ландшафтным фактором в пригороде Санкт-Петербурга Колпино является водохранилище за плотиной на реке Ижоре, давшей имя Ижорскому заводу. В Полотняном заводе — усадьбе Гончаровых — тоже сохранились плотина их завода на реке Суходрев и водохранилище за нею. Озеро Разлив под Петербургом — тоже водохранилище за плотиной Сестрорецкого завода, построенного по указу Петра I. И таких памятников эпохи первой индустриализации в разных регионах России довольно много.

Энергетические установки на основе сжигания угля и углеводородов массово стали внедряться с середины XIX века, в результате объём выброса в атмосферу всевозможных по своему химическому и физическому составу дымов резко вырос и продолжает расти до настоящего времени.

[14] Как показал опыт Великобритании с огораживанием пастбищ и уничтожением бродяг, ликвидация «лишних» рабов для заправил проекта — вопрос технический, а не проблема нравственно-этического характера.

[15] Эта фраза отсутствует в электронной версии 2000 г. «Большого энциклопедического словаря» на компакт-диске. Возможно, что после 1991 г. редакторы «Словаря» не посчитали нужным «засвидетельствовать своё почтение социалистической идеологии», но объективно её удаление работает на то, чтобы лишний раз не привлекать вниманиекак явление в психике индивида достаточно часто уподобляют прожектору, основываясь на том, что индивид способен произвольно обращать своё внимание на всё, что стало достоянием его сознания.

Но, если соотноситься со всеми функциями, которые внимание выполняет в психике личности, то точнее уподобить его локатору, который может работать в двух режимах: в режиме «кругового обзора», в котором ведётся сканирование сознания (как области информационно-алгоритмического отождествления индивида и Мира) с целью выявления по определённым призн... к процессу глобализации и глобальной политике.

[16] «Сто с небольшим лет назад, Америка представляла собой страну совсем не «американской мечты».

(http://www.prazdnuem.ru/holidays/1may/chicago.phtml).

Но для того, чтобы изменить законодательство о финансовой и хозяйственной деятельности так, чтобы экономика служила людям, а не люди финансам, — и тогда, и сейчас в США не было и нет ни знаний, ни политической воли.

[17] Вспоминая о продвижении Российской империи к катастрофе 1917 г., генерал А. Спиридович в книге “Записки жандарма” (Москва, «Пролетарий», 1930 г., репринтное воспроизведение 1991 г.) пишет:

На заседаниях комитета на защиту интересов рабочего класса выступили тогда не чины министерства Витте с председателем Ковалевским, что явилось бы вполне естественным, а представители министерства внутренних дел: вице-директор департамента полиции Семякин и хозяйственного департамента — С. Щегловитов.

Здесь, правда, надо отметить, что С.Ю. Витте активно масонствовал и потому мог не по дурости, а по злому умыслу, кося под дурачка (как накануне 9 января 1905 г., что видно из его воспоминаний), саботировать политику, направленную на разрешение классовых противоречий в империи мирными путями. Своего Бисмарка, который подчинил бы разрешение рабочего вопроса своей воле, в Российской империи не нашлось…

[18] В качестве ликбеза по марксизму можно рекомендовать книги:


  • «Анти-Дюринг» Ф. Энгельса и
  • «Государство и революция» В.И. Ленина, которую он написал, когда скрывался летом — осенью 1917 г. в Разливе от полиции по обвинению в том, что он — немецкий шпион и делает политику на немецкие деньги по указке из Берлина (как утверждают некоторые историки, его соавтором в работе над нею был Г.Е. Зиновьев (настоящая фамилия — Апфельбаум), казнённый в 1937 г. за руководство троцкистско-зиновьевской оппозицией).

ВП СССР

***

С продолжением можно ознакомиться здесь.


Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded