wowavostok

Вазген Авагян. Ужасный перекос экономики РФ: цель отнять и поделить убила цель производить

Особенность денег в том, что они являются обезличенным трудом, заменяющим личный труд.

Можно самому вырастить морковь – а можно купить её.

Второе, слов нет, удобнее: и морковь у тебя, и в земле не пачкался.

То есть деньги – это безликий инструмент, заставляющий одного человека работать вместо другого.

Принуждение к труду во все времена было двух типов: чисто принудительное и «добровольно-принудительное» (шантаж). Иначе говоря, прямое рабство – и зарплатное.

Второе формально предлагает выбор, которого фактически нет:

«Ты, конечно, можешь не делать эту работу и сдохнуть».

По этой причине т.н. «вольный» найм при капитализме порой жёстче классического рабства.

Раба берегут хотя бы как имущество, а вольнонаёмного выжимают, как лимон – и выбрасывают, чтобы нанять нового, ничего при этом не потеряв.

Усложняет дело то, что угнетение идёт не одним, а двумя путями.

Наиболее очевидный путь – обделение человека, т.е. лишение его доли в имеющихся продуктах (и в ресурсе – их источнике).

– Нефть нам, – говорит правящий клан, – а вы свои пенсии копите из своих нищенских зарплат.

Деньги, вырученные от продажи сырья, не пойдут на выплату пенсий…

Казалось бы, сырьё общее – его же не правящий клан произвёл. И выручка от сырья тоже должна делиться на всех.

Но мы этого не видим – и уже привыкли и смирились с этой обделённостью.

Но вот что неочевидно для современного обывателя. Он представляет богатство и бедность лишь как результат распределения имеющихся благ и ресурсов.

Но ведь продукты не только распределяются – они ещё и производятся.

Можно более или менее справедливо распределить то, что есть. Но нельзя делить то, чего нет.

Честное распределение – это стабилизация долей, когда ваша доля не является произвольно назначенной «милостивцами», а закреплена на уровне закона.

Когда вам обязаны её предоставить – а не просто «снисходить к мольбам».

На практике – это гарантированная работа (отсутствие безработицы) с гарантированным уровнем жизни.Найдёшь лучше – твоё счастье. Не найдёшь – воспользуешься гарантиями.

Если, конечно, они есть.

Потому что если их нет – ты готовая жертва самого лютого шантажа, при котором твоя жизнь находится в чужих руках и чужие руки ею играют, как бирюлькой…

В отношении ресурсов – это закрепление всех окружающих сред за гражданством.

Например предложение начала ХХ века об ограничении земельного надела «трудовой нормой» – с целью ликвидировать латифундии помещиков и ростовщичество сельских кулаков.

Человек может иметь ровно столько земли, сколько сам в состоянии обработать.Мироеду-кулаку, конечно, этого не хочется. Он хотел бы всю землю иметь в своей собственности, а других нанимать батраками и арендаторами, шантажируя их безземельностью.

В отношении полезных ископаемых – это норвежский или арабский вариант: государственная сырьевая компания, все прибыли которой равномерно распределяются на индивидуальные счета граждан, открываемые при рождении.

Раз недра – собственность народа, то и прибыль от них делим на всех его представителей.

В итоге получится не очень много – на виллы и яхты для всех не хватит, но хватит на сносную жизнь большинства.

Но кроме проблем распределения, как уже сказано, есть и проблемы производства.

Производство – это не сорняк, который растёт сам по себе (хотя нынешним экономистам из правительства Медведева хотелось бы именно так наладить производство).

Наращивание производства требует особых усилий и умений, уровень управленцев должен становиться всё выше – как и ответственность за результат.

Например человек, плывущий в лодочке, отвечает только за себя; а капитан, управляющий лайнером – за сотни, тысячи жизней.

И профессионализм, кругозор и груз ответственности у капитана должны быть выше, чем у лодочника.

Нельзя простого лодочника в один миг сделать капитаном океанского лайнера: в лучшем случае этот лайнер тогда никуда не приплывет.

Этот закон роста нагрузки на капитана при росте общего благосостояния объясняет нам внутреннюю враждебность политических и экономических элит к прогрессу и цивилизации.

РЕКЛАМА

Если для простого рабочего или пахаря прогресс – надежда на улучшение жизни, то для начальника – мученье и «геморрой».

Крестьянин понимает, что пахать на тракторе легче, чем вручную.

А начальник – он ведь и без тракторов вручную не пахал!

Прогресс и рост экономики ничего не добавляют к уровню жизни «лодочных» начальников (у них и так всё было) – зато плодят для них проблемы, неудобства, риски потерять руководяще место и т.п.

Чем сложнее, совершеннее и утончённее производственная среда – тем выше риск не справится с управлением.

Помещик, собиравший с крестьян барщину и оброк, мог быть вообще неграмотным.

А управлять космическими полётами, будучи полным дураком с низменно-животными потребностями – невозможно…

Если начальство не хочет приносить себя в жертву прогрессу – оно приносит прогресс в жертву себе.

Оно, заточенное на один дележ, архаизирует, примитивизирует производство, низводит его к простейшим схемам – при этом не забывая удовлетворять свои барские потребности.

Падение производства в России – есть плата за удобство и комфорт его руководителей, достигших высочайших благ в обход надлежащего руководящего труда!

Пусть выработка продукта всё меньше и меньше, пусть рядовые граждане переходят на лебеду и мох, питаются из помоек – зато у руководства всё есть и требования к его квалификации минимальны.

Это особенно важно при наследовании руководящих постов: наследник может быть круглым дураком – и ему нужны такие производственные отношения, чтобы и круглый дурак справился.

И тут мы подходим к формуле заговора элит против цивилизации и научно-технического прогресса.

Прогресс нужен беднякам, для которых он шанс на лучшую долю – и не нужен богачам, для которых он только риск потерять то, что уже и так есть!

Например изобретение пороха сделало рыцарей беззащитными перед бюргерами, обессмыслило и феодальные замки, и доспехи, и искусство фехтования.

Чем важно это правило – и почему именно оно раскрывает всю подноготную угнетательского общества?

Дело в том, что при увеличении общей нагрузки можно выработать больше продукта. Но те, кто сверху, кому «и так хватает» – стремятся не увеличить количество общего продукта, а снизить нагрузку на себя.

Все плюсы отсюда получает начальство. А все минусы – простой народ.

Таким образом упадок производительных сил совершенно не обязательно означает упадок правящего слоя.

Разорение и продуктовый голод внизу – не означает разорение и продуктовый голод наверху.

Да, продукта в целом стало меньше, и если бы он делился «в пропорции» – его стало бы меньше у всех.

Но произвольность долевого участия в распределении продукта позволяет снижать общее производство, наращивая при этом личную долю.

То есть обществу становится всё хуже и хуже, а правящей головке – лучше и лучше.

Угнетение заключается не только и не столько в том, что с человеком не делятся имеющимися благами.

А еще и в том, что система отказывается развиваться и производить то количество продукта, которое могла бы произвести, если бы напряглась в полную мощь.

И когда повстанцы переходят к «чёрному переделу», растаскивая имущество одного помещика по тысячам дворов, выясняется, что и делить-то нечего: прибавка – с гулькин нос!

Потому что дегенеративная социальная система не только заныкивала блага от нуждающихся. Она их ещё и не производила.

Злостно, в угоду начальству, не использовала возможности расширенного воспроизводства – ибо начальству так удобней: делать продукт не на всех, а лишь на свой узкий круг.

Проблема торможения прогресса – пожалуй, более значимая, чем проблема обделённости нижних слоёв населения.

По крайней мере – решать её сложнее. Хотя у меня нет сомнений, что обе эти проблемы взаимосвязаны.

Прогресс, развитие идут куда быстрее, когда составляют обязательное требование к начальству, чем когда они – просто добрая воля безальтернативной парии власти.

Иначе говоря, милостыня.

Ведь для решения задачи (например – квартиру каждой семье) – нужно сперва вменить начальству в обязанность эту задачу.

Есть цель – найдутся и средства.

А когда нет цели – то кто станет искать пути к ней?

Если глава нашего правительства Медведев несменяем в принципе, ни при какой погоде – кой черт ему разменивать свой богатый отдых на тяжкий труд в пользу каких-то абстрактных для него людей?

Источник

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded