Боец ЧВК Вагнера: «Лафа закончилась после ссоры Шойгу и Пригожина»

Один из уральских добровольцев, воевавших в Донбассе, а затем в Сирии, в составе ЧВК Вагнера, вернулся недавно из зоны боевых действий. На условиях анонимности боец рассказал, как все устроено в частной военной компании. Правда ли, что в ней правят бывшие зэки, как вагнеровцы воюют с ИГИЛ, помогают ли им российская и сирийская армии, подробности боя 7 февраля, когда погибли сотни россиян, детали быта «наемников» — в его эксклюзивном интервью для «URA.RU».

Александр (имя героя изменено) — бывалый вояка. По виду не скажешь: хоть и крепыш, но невысокого роста — явно не Рэмбо. Однако он профессиональный военный: офицер запаса российской армии. В 2014—2015 годах ездил добровольцем в Донбасс, командовал подразделением ополчения, в 2016-м отправился в Сирию в составе частной военной компании Вагнера. Просит не называть не только его фамилию, но и даже позывной («меня легко вычислят — служба безопасности у Вагнера работает хорошо»). На интервью согласился, чтобы рассказать правду о ЧВК Вагнера и попытаться изменить мнение россиян о добровольцах, воюющих в Сирии.

— У вас на днях была опубликована статья про ЧВК Вагнера и «Патриот» — мне очень не понравились высказывания экспертов, назвавших нас наемниками, — говорит Александр. — Наемники — это люди, которым по барабану, за кого воевать — лишь бы платили. У нас наемников нет, мы — добровольцы, работающие на интересы государства. В законе о воинской обязанности есть статья о краткосрочных контрактах, по ней все военнослужащие (в т. ч. запаса), воюющие с террористами, не являются наемниками.

Если называть нас «наемниками», то тогда наши военные разве не наемники? Тоже воюют за деньги — за тройное жалованье. Тоже на контракте сидят, как и мы. Я даже американские ЧВК не могу назвать наемниками, потому что они тоже работают на государство — на Госдеп, на ЦРУ, на Пентагон или на какую-то из спецслужб. Я нигде не видел информации, чтобы они работали на частные компании».

— Но разве ЧВК Вагнера не действует в интересах нефтегазовых компаний?

— Везде пишут, что мы заняты только отжатием заводов, нефтяных скважин. Я провел в Сирии почти год, у меня было две боевых командировки — за это время я ни одной скважины не отжал.

— Чем же вы тогда занимались?

— Мы штурмовали [сирийские города] Акерабат, Дэйр-Эз--Зор, уже после моего отъезда ребята штурмовали Меядин, Восточную Гуту. Говорить, что ЧВК Вагнера только отжимает заводы и «качалки» — это неправда.

— Но ведь бой 7 февраля, когда погибло много вагнеровцев (в СМИ речь шла о сотнях убитых и раненых) произошел якобы именно за того, что ЧВК пошла отжимать у американцев завод…

— Четыре завода. Но задача была не отжать эти заводы (это было само собой разумеющееся), а занять местность за ними, где стояли американские базы. Задача была вообще вытеснить их оттуда. Но генерал, который курировал эту операцию, не поддержал нас с воздуха. Задача войск была прикрыть нас или хотя бы включать средства радиоэлектронной борьбы и создать помехи авиации и дронам американцев, чтобы они не смогли работать, не «резвились» с воздуха.

Американский полковник вышел на связь, говорит: «Уберите своих — они наступают, мы не хотим кровопролития». А наш генерал из центра взаимодействия ответил, что российских военнослужащих там нет. Вот и получилось, что четыре батальонных группы пошли без поддержки, а у нас самих средств противовоздушной обороны в тот момент не было. По большому счету «Пятерку» (пятую тактическую группу) и «Карпаты» подставили.

— Ты сам в тот момент тоже там находился?

— Я тогда не занимался штурмовкой — мы сидели в обороне, прикрывая фланги. Но о том, что происходило, мы слышали в радиообмене.

— В статье на «URA.RU», о которой ты упоминал, эксперты объяснили потери 7 февраля некомпетентностью командования, отношением к личному составу как к «расходному материалу» и тем, что в ЧВК Вагнера мало профессиональных военных, зато много уголовников…

— ЧВК Вагнера — это состоявшаяся и эффективная военная организация. Но в ней много бардака.

РЕКЛАМА

То, что некоторыми подразделениями командуют люди без военного образования — это правда. Есть и люди с уголовным прошлым, некоторые из них — на командных должностях.

Причем они совершенно ничего не знают военное дело, но политика бригады: «Мы не вмешиваемся в кадровую политику командиров отрядов». И это вызывает проблемы.

У «блатных» очень большая жажда власти, но мизер ответственности. А у настоящего воина всегда есть ответственность. Я сколько ездил в Донбасс — не потерял ни одного своего бойца. Потому что я в первую очередь думал не только о том, как выполнить задачу, но и как сохранить личный состав — хотя мы и в разведку ходили, в том числе на вражескую территорию. Потому что я знаю, что у всех ребят жены, дети. А некоторые командиры, чтобы выслужиться, готовы подставлять людей.

— Как все непросто в вашей ЧВК!

— Но даже при таких раскладах эта бригада вытащила на себе почти всю Сирию.

— В смысле? Разве не сирийская армия освобождает города при поддержке авиации Минобороны РФ?

— Наше министерство обороны там ничего не штурмует. Авиация — да, работает. ПВО работает, потому что охраняет авиацию. ВДВ и морская пехота сидят на блоках вокруг авиабазы Хмеймим и морской базы Тартус, охраняют периметр. Реальной боевой работой по штурмовке позиций боевиков, населенных пунктов они не занимаются, за исключением групп ССО (силы специального назначения — армейский спецназ, прим.ред.). Достаточно ознакомиться с озвученными потерями минобороны в Сирии: около трех десятков погибших за три года. Война без потерь не бывает.

Сирийская армия… это вообще смех. Я даже не могу назвать ее армией. Там одна-единственная дивизия генерала Аль Хасана воюет более-менее, все остальные — никак.

Когда встал вопрос о форсировании Евфрата для освобождения Дэйр-Эз-Зора, чтобы взять правостороннюю часть, сирийская армия отказалась первой форсировать. Там же надо плацдарм взять и удержать. Фатемиды (афганские наемники) тоже отказались. Кого бросили? Нас. И Пальмиру брали тоже мы — ЧВК Вагнера, и первый раз, и второй.

До Пальмиры было все нормально, снабжение было армейское. Когда первый раз брали Пальмиру, в ЧВК были и танки Т-90, и гаубицы, и «Тигры», и БТРы. Но когда Шойгу доложил главнокомандующему: «Мы взяли Пальмиру», директор ЧВК Вагнер Пригожин возмутился: «Это мы брали Пальмиру, а не вы!». ЧВК Вагнера реально взяла все высоты вокруг нее (в том числе, знаменитую крепость тамплиеров), и террористы сами ушли из города, потому что сидеть внизу, когда тебя начнут кошмарить с высоты, смысла нет никакого. И потом подразделения министерства обороны спокойно шли по пустыне, не встречая почти никакого сопротивления. Всю тяжелую штурмовую работу сделала ЧВК Вагнера.

И когда Шойгу с Пригожиным поругались, лафа закончилось: Шойгу приказал отобрать у нас оружие…

Чем закончилась ссора Шойгу и Пригожина, почему некоторые ИГИЛовцы достойны уважения, как относятся к русским бойцам жены террористов, как победить бардак в ЧВК, почему «вагнеровцы» уповают на Лаврова и ненавидят либералов — читайте во второй части интервью бойца ЧВК Вагнера. «URA.RU» опубликует его в ближайшие дни.

Автор: Андрей Гусельников

ИСТОЧНИК

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded