wowavostok

«Израильская» военная индустрия зарабатывает на своей «лаборатории» – Газе…

Изучив грандиозную систему слежки вдоль американо-мексиканской границы и обнаружив, что на каждом углу там установлено «израильское» оборудование, мы с коллегой Тодом Миллером загорелись идеей исследовать повнимательнее «Израиль» как крупнейшую индустрию подобного рода продукции  в мире. Его военно-промышленный комплекс вдвое больше американского по показателю экспорта на душу населения и в процентном отношении задействует вдвое больше рабочей силы, чем военная индустрия США или Франции – стран из перечня ведущих мировых экспортёров оружия.

НПО “Истина” (Truth NGO) –  Во время нашей поездки в 2016 году мы достаточно быстро вышли на некоторых наиболее предприимчивых и инициативных «израильских» промышленников, рассказавших нам о том, как им удаётся добиваться столь впечатляющих результатов в «стране», контролирующей территорию, примерно равную по площади штату Нью-Джерси в США.

В наш первый день на международной конференции по беспилотным летательным аппаратам мы повстречали Гая Керена –  мужчину средних лет, возглавляющего «израильскую» оружейную компанию iHLS. Его компания выступила организатором конференции.

Как передает “Палестинский информационный центр”, спустя несколько дней мы встретились с Кереном в тогда совсем ещё новом офисе iHLS в средиземноморском прибрежном городе Раанана, известном своим высокотехнологичным индустриальным парком. Мы разговаривали с ним в стеклянной переговорной, расположенной над компьютерной лабораторией.

Под нами группы младших инженеров и специалистов бешено стучали пальцами по клавиатурам. По словам Керена, этот комплекс – «Маяк» – способен вместить до 150 стартапов.

Керен объяснил, как Сектор Газа наделяет «Израиль»  и iHLS  конкурентным преимуществом перед другими странами благодаря живой возможности испытывать новую продукцию круглогодично.

Полигон с живыми людьми

Мы задали Керену вопрос о том, почему «израильская» технологическая индустрия действует на таком потрясающем уровне производительности, особенно в военной сфере.

«По той причине, что мы проверяем наши системы вживую, – ответил он. – Мы находимся в состоянии войны всё время. И если прямо сейчас мы не видим особенного движения, то через месяц непременно что-нибудь произойдёт».

«Дело не в том, чтобы просто создать технологию», а затем поневоле ждать годы, пока системы, наконец, будут испытаны, добавил Керен. Секрет успеха «израильского» технологического сектора, пояснил он, заключается в «применении технологии в реальных ситуациях быстрее, чем в любой другой стране».

Керен не первым проводит эту связь. Газа широко воспринимается в качестве полигона с живыми людьми – для повышения смертоносности оружия и разработки методов усмирения – среди воротил «израильского» технологического и военного сектора.

В 2012 году бригадный генерал «израильской» армии Роэй Элкабец, выступая на собрании специалистов по технологиям пограничного контроля в техасском Эль-Пасо, вывел на большой экран фотографию стены, построенной «Magal Systems» и изолирующей Газу от внешнего мира.

«Мы многому научились в Газе, – сказал он. – Это отличная лаборатория».

Датский исследователь Лейла Стокмарр посещала «израильские» выставки по тематике «безопасности» наподобие тех, на которых побывали мы с Тодом Миллером. «Как отметили представители большинства компаний, с которыми я беседовала, ключевое значение для передового военного и полицейского потенциала “Израиля” имеет то обстоятельство, что новые технологии разрабатываются и испытываются в конкретных ситуациях осуществления контроля над населением, как например, в Секторе Газа», – пишет она в своей работе 2016 года под названием «За рамками лабораторных трудов: Газа как приводной ремень для технологий войны».

Отладка в режиме реального времени

Представитель одной крупной компании в сфере «безопасности» заметил в беседе со Стокмарр: «После того, как от “израильских” ВС поступил заказ, и состоялось первое применение системы в полевых условиях, в технические отделы нашей компании часто от заказчика приходят требования о внесении корректив и изменений с учётом опыта. Таким образом, всякий раз, когда ВС используют технологии, они автоматически одновременно испытывают их. Компании от этого сильно выигрывают, и каждый раз, когда приходит новый заказ, полученная с поля боя обратная связь внедряется в разработки с тем, чтобы улучшить процесс подготовки тендерных предложений и гарантировать качество и эффективность».

В отличие от многих других стран-производителей оружия, у «Израиля» есть лаборатория на оккупированной им территории –  Газа, которая расположена в непосредственной близости от производственных мощностей, загруженных под изготовление «израильских» вооружений и средств слежки. Как отметила Стокмарр в 2016 году, политика и практика «Израиля» в Газе помогает компаниям генерировать и оттачивать новые идеи и производить точную настройку линеек продукции.

В апреле 2018 года Саар Курш, тогдашний генеральный директор компании «Magal Systems» (одного из претендентов на выполнение предложенных Дональдом Трампом дополнительных работ по усилению режима слежки и наблюдения на американо-мексиканской границе), и вовсе, как сообщалось, назвал Газу «выставочной площадкой» для «умных заборов» компании, клиенты которой «ценят испытанные в боевых условиях продукты».

Стокмарр пояснила, что сами палестинцы Газы играют важнейшую роль на стадии испытаний, выполняя «ключевую функцию» в этом индустриальном цикле: «При оценке того или иного продукта систематический учёт реакции подвергаемого воздействию населения на новые технологии “безопасности” имеет решающее значение для иностранных покупателей».

И многие клиенты в мире ведутся на эту идею, о чём бесстрастно говорят финансовые показатели. По данным агентства «Блумберг», «торгуемые в США акции “Magal” подскочили в конце 2016 года, когда Трамп говорил о стене на границе с Мексикой».

А в первый месяц «израильской» агрессии против Газы в 2014 году цена акций крупнейшей «израильской» оружейной компании «Elbit Systems» выросла на 6,1%. В той бойне было убито более 2200 палестинцев.

Нескончаемый эксперимент

В нынешнем году, с тех пор, как  30 марта начались акции протеста  Великого Марша Возвращения, ряды дебютировавших в Газе новейших «израильских» беспилотников по разгону демонстрантов пополнили: весьма точной названный беспилотный аппарат «Море слёз» (коммерческий китайский беспилотник с камерой, модифицированный «израильской» полицией таким образом, чтобы сбрасывать на людей слезоточивый газ) и «Шоко-дрон» (обливает демонстрантов дурно пахнущей жидкостью).

Министерство здравоохранения Газы на протяжении последних шести месяцев наблюдало за воздействием на человека «израильских» «пуль-бабочек» – боеприпасов, раскрывающихся при попадании в тело. Они относятся к числу наиболее смертоносных пуль, когда-либо использовавшихся «Израилем».

Сотрудники «Врачей без границ» имели дело с ранениями, характерными для «пуль-бабочек», в половине случаев в своей практике в Газе; всего они оказали помощь более чем пяти сотням пациентов во время протестов.

Многие из демонстрантов, не убитых сразу, получили тяжелейшие ранения, благодаря чему пули-бабочки занимают теперь заслуженное место в богатой и протяжённой «израильской» истории стрельбы, призванной калечить, о чём подробно пишет Ясбир Пуар в своей книге «Право калечить: слабость, потенциал, инвалидность».

По состоянию на 10 октября, в ходе  акций Великого Марша Возвращения сионизм убил более двухсот палестинцев, включая  38 детей. Около 22 000 человек получили ранения, из них половина искалечена огнём боевыми патронами.

А тем временем там, в промышленном парке Раанана, Керен и его сотрудники в прохладном офисе iHLS вовсю разрабатывают новинки «израильской» военной промышленности, совершенствуют свои системы – и наращивают собственную прибыль…

Габриэль Шивон

ИСТОЧНИК

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded