wowavostok

Category:

Простой, как лом, надёжный, как «Калаш»: тяжёлый путь Т-72

В прошлой статье я рассказал об истории появления прорывного и революционного Т-64, ставшего, однако, неприятным сюрпризом для всех: стран НАТО,  советских танкистов и промышленности. 

Шестьдесятчетвёрка оказалась трудной в освоении для войск, дорогой в производстве, а двигатель требовал доработок и был капризен в эксплуатации. Глядя на все эти минусы, наверху решили, что надо бы сделать и другие версии революционной боевой машины. Эту задачу поставили двум заводам: Кировскому в Ленинграде и УВЗ в Нижнем Тагиле. На Урале взялись за оснащение танка проверенным и хорошо освоенным потомком знаменитого В-2, стоявшего ещё на Т-34, а ленинградцы приступили к разработке варианта с газотурбинным двигателем, но о ленинградской версии - в следующей статье.

Выбор УВЗ для постройки танка с традиционным двигателем не случаен, ведь с пятидесятых годов деятельность завода была направлена на модернизацию и массовое производство уже существующих машин. История завода на тот момент была весьма короткой и отсчитывалась от 1941 года, когда в Нижний Тагил был эвакуирован харьковский завод №183. После реэвакуаций и окончания войны костяк инженерного и конструкторского состава составили как раз харьковские специалисты и молодёжь, пришедшая во время Великой Отечественной. Один из представителей этой молодёжи – Леонид Карцев – возглавил завод в 1953 году. 

Амбициозный и талантливый конструктор был заложником недоработанного Т-54, изменения в конструкцию которого вносились пачками, а доведение танка до удовлетворительного состояния продолжалось годами после запуска серийного производства.

Естественно, Карцев негодовал, что его бывшему начальнику Морозову, хоть и поучаствовавшему в создании легендарного Т-34, поручили разработку принципиально новой машины, а его «приковали» к доводке пятьдесят четвёртого, но… Молодой конструктор всё же смог добиться «зелёного света» на разработку нового танка, получившего название «Объект 140». Как и его харьковский конкурент с индексом 430, «Объект» вышел технологически сложным и повторил судьбу украинского соперника. Однако, это помогло заводу удержать многих конструкторов и инженеров, а заодно и привлечь лучших выпускников советских технических ВУЗов. На пользу заводу сыграла и непрерывная модернизация Т-54, уже заметно и в лучшую сторону отличавшегося от первых образцов: УВЗ стал считаться заводом-новатором и на почту повалили письма с работами конструкторов со всего СССР.

Пользуясь заделами и наработками по Т-54, на заводе освоили и поставили на конвейер его заметно модернизированную версию – танк Т-55, ставший первым танком, адаптированным к ведению боевых действий в условиях ядерной войны. Отличий от основы хватило для получения нового индекса. Вскоре были начаты инициативные работы по созданию модификации танка с более мощной пушкой, выводу из «подполья» которых помогли данные разведки о новых американских разработках. Вариант танка со 115миллиметровым орудием назвали Т-62. Он продолжал линейку Т-55 и показал весьма заметное превосходство как над предшественником, так и над объектами 140 и 430. Таким образом на конвейер встал именно Т-62.

В итоге харьковчане всё же смогли родить революционный танк, но… Это привело к чуть ли не демонстративному игнорированию разработок уральцев. Так, одновременно с харьковским «Объектом 432» Хрущёву показали и тагильский «Объект 167», отличающийся от Т-62 более мощным двигателем и новой ходовой частью с шестью катками вместо пяти. Этот танк мог встать на конвейер меньше, чем за год, а большинство проблем и недоработок были решены ещё в предыдущих образцах. Но украинский клан в верхах оказывал всестороннюю поддержку именно харьковскому КБ. Министр обороны СССР, одессит Родион Малиновский (тот самый, что дважды Герой Советского Союза и один из прославленных полководцев ВОВ), заявил, что «Объект 167» имеет «лишний» каток, что делает его совершенно новым танком. Кстати, Малиновский сменил на посту министра обороны попавшего в опалу к Хрущёву Жукова, а в 1964, во время смещения Кукурузника», «продавил» Брежнева. В общем, эдакий серый кардинал СССР. Но это отступление. Тогда ещё генсек, украинец Хрущёв тоже был настроен на внедрение сырого и недоработанного Т-64, так что Карцеву отказали, а Т-62 продолжили выпускать в старой версии.

Позже, к 1967 году, на УВЗ разработали ещё одну версию шестьдесят второго: со 125миллиметровым орудием и автоматом заряжания, в лучшую сторону отличавшегося от харьковского МЗ. Танку не нужно было много времени, чтобы успешно встать на конвейер и заменить обычную шестьдесятдвойку. Эта версия, в итоге, могла стать простым и технологичным танком, оснащённым самым современным, по тем временам, вооружением. Но идею вновь не пропустили. Зато, как уже писалось выше, «зелёный свет» дали идее по оснащению Т-64А новыми двигателями. Тагильцам предстояло создать мобилизационный вариант танка, оснастив его дизелем В-45. Харьковчане даже прислали собственный проект. Но УВЗ столкнулся с определённой сложностью: хлипкая ходовка Т-64А была рассчитана на определённые вес и мощность. Проблема требовала радикального подхода.

Тут-то Карцеву и пригодились созданные при попытках внедрить модернизации Т-62 наработки. Памятуя о весьма благосклонном отношении властей именно к харьковским разработкам, главный конструктор отдал приказ сделать два варианта танка: «Объект 172» и «Объект 173». 

В первом были применены практически все наработки УВЗ за последнее десятилетие. Кроме ходовой части. Второй же был максимально унифицирован с прародителем. На сравнительных испытаниях унифицированный вариант проиграл, поэтому было принято решение выпускать «Объект 172». Поспособствовал этому и новый министр обороны Гречко, пришедший на смену скоропостижно скончавшемуся Малиновскому. Он смог «побороть» даже всемогущего Устинова и таки продавил решение выпускать только уральский проект, не загружая линии сборки ещё и харьковским танком. Более того, силу набрал и уральский клан во власти. Это позволило «выбить» разрешение тагильчанам выпускать танк на собственном шасси, во многом уже отработанном на «Объекте 167». Так был создан «Объект 172М».

Собственно, к 1967 году у тагильчан было практически всё, что нужно для создания собственного нового танка: ходовая часть, двигатель, трансмиссия, орудие и башня, автомат заряжания и многое другое. Мешали началу работ бюрократические препоны и отсутствие комбинированной, революционной брони. Преодолев препоны и получив, вместе с харьковским вариантом проекта танка для производства на УВЗ, броню, коллектив завода смог создать универсальную машину, которая объединила в себе все достоинства Т-64А, при этом заменив проблемные или не особо удачные узлы на свои, более надёжные и технологичные. Карцев позаботился о возможности использования при производстве уже существующих линий и взаимозаменяемости многих узлов «Объекта 172М» с узлами предыдущих танков, что позволяло куда быстрее поставить производство на поток и избежать большинства «детских болезней». Новая ходовая часть позволила поставить более мощный В-46, да и в целом оставляла большой простор для модернизации – сказалась специфика завода, основной задачей которого были улучшение и массовое производство уже существующих танков. В итоге, в 1973 году, «Объект 172М» приняли на вооружение под названием Т-72.

У нового танка сразу же нашлись недоброжелатели, мгновенно объявившие о «шаге назад в танкостроении». Правда, они совершенно не учитывали, что Т-72 изначально задумывался в качестве массовой, мобилизационной машины, а потому должен быть лёгким в освоении, ремонтопригодным, надёжным и дешевым. Коллектив Карцева блестяще справился с поставленной задачей, но на достигнутом не остановился. Собственно, работы по доводке и модернизации не прекращались, хотя реалии были таковы, что оружейные новинки доходили до Нижнего Тагила в последнюю очередь, сначала доставаясь харьковчанам и ленинградцам. Это обусловило хроническое отставание от Т-64, в модификации которого с литерой «Б» поставили новейшую по тем временам СУО и реализовали возможность стрелять через ствол пушки управляемыми ракетами. В это же время на Т-72А только поставили слегка усовершенствованную пушку, ПНВ и дополнительные защитные элементы, снабдив всё это усиленным двигателем.

Догнал Т-72 конкурентов в виде постоянно дорабатываемого Т-64Б и уже существующего Т-80 лишь в середине восьмидесятых, получив комплекс управляемого вооружения, динамическую защиту «Контакт», двигатель В-84, новые СУО и двигатель, а пушку заменили на пушку-пусковую установку и литеру "Б" в название. Но и конкуренты не стояли на месте. 

Собственно, появившийся Т-80У задал новую планку в танкостроении, а Т-90 стал результатом выполнения задачи по доведению семьдесят второго до уровня «ушки», но об этом выйдет отдельный материал. Даже 2.

Будучи простым и надёжным, словно лом, Т-72 активно поставлялся за рубеж. Благодаря этому первым из трёх советских ОБТ получил боевой опыт. Поднятое Т-64А на новую высоту, советское танкостроение могло себе позволить поставлять за рубеж танки с ухудшенными характеристиками, всё равно остававшиеся равными, а то и более эффективными, в сравнении западным конкурентами. Стоит помнить, что возможности танка в первую очередь зависят от экипажа, но даже с арабскими танкистами Т-72 оставался вне конкуренции.

Так продолжалось до «Бури в пустыне», когда соответствующие по характеристикам первым советским серийным образцам (советский же Т-72Б превосходил их более, чем в 2 раза) иракские семьдесят вторые, вооруженные уже устаревшими снарядами, встретились с новенькими на тот момент «Абрамсами» М1А1 и М1А1НА. Просто М1, оснащенный 105миллиметровым орудием, ничего не мог сделать с не оснащёнными динамической защитой иракскими танками, а слабые иракские снаряды не могли пробить усиленную ураном броню более новых «Абрамсов». Американцы раструбили о тотальном превосходстве своего танка над устаревшим советским. Скромно умолчав об авиации и более высоком общем техническом уровне штатской армии. Раструбить-то раструбили, а вот документы о тех боях не рассекретили до сих пор.

Репутация Т-72 была основательно подпорчена, что, по одной из версий, является причиной появления названия Т-90, являющегося большой модернизацией семьдесятдвойки. По другой версии, отличий от базовой модели хватило для того, чтобы сменить наименование. Обе версии ни в коем случае друг друга не исключают, ещё одну, наиболее верную, опубликую в одном из следующих материалов, но вернёмся к Т-72. В 1996 году в Британском королевском военном колледже состоялся симпозиум по проблемам перспектив развития бронетанковой техники. Немецкий эксперт выступил с сообщением о результатах обстрела Т-72 с активной бронёй на полигоне «Рейнметалл» из 120-мм пушки танка «Леопард 2А5» с дистанции в 1000 м. Было произведено 10 выстрелов, но ни одной пробоины в лобовой броне сделать не удалось, на основании чего докладчик сделал вывод о практической неуязвимости новейших российских танков. 

За 20 лет, прошедших с того симпозиума, отечественные технологии защиты всё же сделали шаг вперёд, а заложенный в танк модернизационный потенциал позволяет обновлять и совершенствовать Т-72, получая всё более современные и совершенные танки. Не стоят на месте и средства поражения. Т-72, самый массовый ОБТ мира, до сих пор составляет основу бронетанковых сил России, недавно обновился, получив новые пушку, двигатель, электронику и автоматическую трансмиссию.  

А если вам  хочется больше новостей или роликов об оружии и военной технике - добро пожаловать в нашу группу в ВК

ИСТОЧНИК

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded