wowavostok

ОККУПАНТЫ... Казус "золотых парашютистов": что не так с выплатами окладов уходящим чиновникам

В Воронежской области разрешился крупный скандал с участием губернатора Александра Гусева. Он уволил своего заместителя Юрия Агибалова и назначил ему 23 оклада в связи с выходом на пенсию. Также он получил доплату к пенсии в виде 75% от среднего ежемесячного заработка. Спустя два дня после этого Агибалов снова был принят на должность врио вице-губернатора. Позже Гусев объяснил, что Агибалов все же покинет свою должность, а назначен он был лишь до формирования нового правительства. Юрист и член Общественной палаты России Илья Ремесло анализирует эту ситуацию на соответствие закону.

Воронежские "пенсионеры"

Сразу отмечу: на первый взгляд, с юридической точки зрения операция с вице-губернатором Агибаловым была проведена строго по закону. Законом действительно установлена возможность выплаты "золотого парашюта" для чиновников такого уровня при увольнении. А про запрет на возвращение чиновника на прежнее место работы в законе ничего не сказано.

Как утверждает издание "Блокнот", воронежские чиновники выходили на пенсию (и тут же возвращались на работу обратно) еще с 2015 года. Схему и законопроект о льготах написал руководитель правового управления областной администрации Валерий Карташов. Закон об особом пенсионном обеспечении вступил в силу 30 декабря 2014 года. Одними из первых, по данным "Блокнота", "золотыми парашютами" воспользовались сам автор закона Валерий Карташов, главный казначей области Надежда Сафонова, руководитель управления финансово-бюджетной политики Елена Муромцева, вице-спикер облдумы Ирина Транькова. Главный бонус не 23 оклада, как в случае с замгубернатора Юрием Агибаловым, а бессрочная надбавка к пенсии в виде 75% от среднемесячного заработка. В случае с Агибаловым она составит около 300 000 рублей в месяц.

Агибалов (слева) и Гусев (справа)

Буква и дух закона

Неужели все законно, спросите вы? Формально – да, но есть нюансы.

Например, Гражданский кодекс содержит такое понятие, как "мнимая сделка". Это сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия (п. 1 ст. 170 ГК РФ). Она является ничтожной, т.е. недействительной, с момента заключения, независимо от признания ее таковой в суде.

По сути, увольнение и последующий прием на работу Агибалова – это и есть та самая мнимая сделка: увольнение было совершено не с целью расторжения трудовых отношений. Однако Гражданский кодекс не применим в этой части к трудовым отношениям, которые регулируются соответственно Трудовым кодексом. В то же время эта норма отражает позицию законодателя по отношению к схожим злоупотреблениям в сфере гражданского права.

С точки зрения уголовного права здесь также есть вопросы, поскольку в результате злонамеренного использования закона "не по назначению" планировалось одновременно и оставить в должности вице-губернатора, и выплатить ему огромное выходное пособие. Если будет доказано, что имел место умысел на распоряжение денежными средствами бюджета, то есть все основания для проверки по статьям УК РФ "Растрата" и "Злоупотребление должностными полномочиями".

Александр Гусев

Но больше всего в этой истории примечательно то, с какой уверенностью первое лицо региона использует закон в целях обогащения своих подчиненных, а когда возникают вопросы, отвечает как ни в чем не бывало: 

Человек достиг пенсионного возраста. Почему он не может получить положенные ему выплаты?

И уже на следующий день, после разрастания скандала, губернатор Гусев все-таки меняет мнение о законности своих действий. 

Видимо, чтобы обезопасить себя, бывший вице-губернатор Агибалов сам обращается в прокуратуру с просьбой проверить законность назначенного ему "золотого парашюта" - но при этом не просит проверить эту ситуацию вкупе с последующим его возвращением на работу. Естественно, сейчас прокуратура скорее всего не найдет нарушений, так как Агибалов все же не остался на своей должности.

Парашютисты в регионах

"Золотые парашюты" вполне себе официально прижились и в других регионах России – например, в Ростовской области.

Согласно закону "О государственной гражданской службе Ростовской области" от 2005 года, государственный служащий может получить еще больше, чем Агибалов, – до 24 окладов. Законом предусмотрена "выплата единовременного пособия за полные годы стажа гражданской службы от 5 до 9 лет включительно в размере 6 должностных окладов, от 10 до 19 лет включительно – в размере 18 должностных окладов, 20 и более лет – в размере 24 должностных окладов. Данное пособие выплачивается однократно при увольнении с гражданской службы".

Аналогичный закон – но более скромный по выплатам – действует и в Крыму. Какого-то федерального закона, ограничивающего бонусы местным чиновникам, просто не существует – и каждый регион пускается "во все тяжкие". В этом и заключается основная проблема.

Дмитрий Страшнов

Не будем также забывать, что "казус Агибалова" - это всего лишь маленькое звено в цепочке других, куда более крупных "золотых парашютов" руководителей убыточных госкомпаний. Например, до сих пор неизвестно, чем закончилось дело о "золотом парашюте" в 128 миллионов рублей бывшего руководителя "Почты России" Страшнова.

В 2013 году Владимир Путин поручил ограничить размер "золотых парашютов" для топ-менеджеров госкомпаний. В итоге размер выходного пособия урезали до трех месячных окладов.

Однако и сейчас недобросовестные госслужащие находят возможность использовать закон "по букве, но не по духу", когда надо запустить руку в бюджет. Как показала история с Агибаловым, бороться с этим можно оглаской и воспитанием атмосферы нулевой терпимости к таким "парашютам". 

Источник

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded