wowavostok

"Химические мечты"(RP)

Это про любимых и вездесущих лягушек. То есть лягух варенных. Краше они называются ЖИРОНДОЙ. Впрочем, это название было хорошо для 17-18 веков. Ныне уже надо искать новое название. Вообще-то в ходу — зомби.

А ещё - просто нравиться этот текст (RP). Своей ненавязчивостью. Многозначностью. Ну вы понимаете. Да, мечты могут быть необязательно химическими. Могут быть виртуальными. Какая разница - формы различны, суть одна.

Анестезия от Гиммлера

Автор: Елена Съянова

Запоздалые «химические мечты» рейхсфюрера

«Рейхсфюрер! Три года назад вы своей волей дали начало великой работе по преобразованию человека. Рейхсфюрер! Мои эксперименты победоносно завершены. Я готов представить доказательства…  Штурмбанфюрер Гирт».

- Что он просит? - спросил Гиммлер секретаря.

- Съемочную площадку в Бабельсберге.

- На тринадцатое, - кивнул Гиммлер.

13 февраля 1945 года на совещании у фюрера присутствовали рейхсфюрер Гиммлер, начальник Генерального штаба сухопутных войск Гудериан, командующий группой армий «Висла» Дитрих, первый заместитель Гудериана Венк…

Гудериан в жёсткой форме потребовал прикомандировать к командующему контрнаступлением 15 февраля Гиммлеру генерала Венка и возложить на него фактическое руководство операцией.

- У рейхсфюрера достаточно сил, чтобы справиться самому, - резко отвечал Гитлер.

- У рейхсфюрера нет боевого опыта и хорошего штаба, чтобы самостоятельно провести наступление. Присутствие генерала Венка необходимо. Я настаиваю…

Сцена растянулась на два часа. Бешенство Гитлера подкатывало к Гудериану и накрывало его с головой, но генерал стоял, как скала.  

Гитлер сдался. Отдышавшись, он почти ровным тоном сказал Гиммлеру, что Венк немедленно прибудет в его штаб и возьмёт на себя руководство наступлением. Затем повторил приказ Венку – немедленно отправляться к Гиммлеру.

К общему удивлению, оба  исполнили приказ буквально: Гиммлер кивнул, Венк щёлкнул каблуками, после чего они вдвоём покинули здание рейхсканцелярии.

На улице Гиммлер попросил Венка сесть в его машину.

- Фюрер принял верное решение, - сказал Гиммлер, -  Вы мне нужны, Вальтер. Надеюсь на плодотворное сотрудничество. Начнём с того, что я вам кое-что покажу.

Конвейер киностудии в Бабельсберге, последние полгода выпускавший одни пропагандистские фильмы о массовом героизме арийских солдат, к визиту рейхсфюрера остановился. Работала только одна съёмочная площадка. Она напоминала футбольное поле, на котором вместо ворот стояли с каждой стороны по два танка; по бокам – разнокалиберная артиллерия; по центру поля – ров с водой.

- Не обращайте внимания на декорации, - усмехнулся Гиммлер, заметив недоумение на лице Венка, - Это не поле боя, это лаборатория.

Их провели в бункер.

- Будут снимать кино? - спросил Венк.

- Да, будут снимать. Если что-то пойдет не так, хотя бы кино останется.  

Гиммлер сидел вполоборота к смотровому окну в расслабленной позе, но пальцы нервно втирали бархотку в стёкла очков…

Над полем взвилась сигнальная ракета.

Гиммлер подался к окну, взял бинокль.

Венк подумал, что рейхсфюрер хочет снять пропагандистское кино, чтобы перед контрнаступлением показать его в войсках. Правда, зрелище выглядело довольно нелепо: беспорядочная стрельба, бутафорские взрывы. С двух сторон ряженые пошли в атаку… Из-за отсутствия ветра всё поле затянуло дымом. Сквозь эту завесу едва проступало беспорядочное копошение двух сотен тел. Дым постепенно осел, обнажив оскаленные лица, сцепленные в объятьях торсы… ниже – целые клубки окровавленной человеческой плоти…

- Слева – власовцы, они в форме, их вооружили – ножи, сапёрные лопатки; справа – пленные русские, сербы… у этих – ничего,  - прокомментировал Гиммлер.  

Венк понял: это не имитация. Шёл подлинный рукопашный бой: после таких схваток с обеих сторон выживает по десятку калек, да и победитель выглядит довольно жалко.

Снова взвилась сигнальная ракета. Гиммлер опустил бинокль:

- Теперь подождём, - бросил он, - и оценим результат.

Через четверть часа оба покинули бункер.

Гиммлер изучал поле боя, как энтомолог. Венк, насмотревшийся на такое на фронте, ходил за рейхсфюрером, даже не пытаясь прислушиваться к объяснениям, которые давал Гиммлеру штурмбанфюрер Гирт. Этот человек выскочил словно из-под земли, едва Гиммлер покинул бункер.

Охрана уже согнала в кучу три десятка выживших, и теперь прикладами подравнивала ряд искромсанных тел, непонятно как державшихся на ногах. Раны были страшные: выбитые глаза, отсечённые конечности, вспоротые животы. Но люди стояли твёрдо. Венка  поразили их лица – на всех отсутствовало выражение боли.

- Сколько выживет? - задал вопрос Гиммлер.

- Думаю, половина, - отвечал Гирт. - После осмотра доложу.

- Что ты чувствуешь, солдат? - обратился Гиммлер к высокому парню с вырезанной глазницей и ножом в сухожилии плеча. Тот, сплюнув кровь, ответил не требующим перевода ругательством.

- Что вы поняли, Венк? – спросил рейхсфюрер.

- Власовцы получили ножи и сапёрные лопатки, а русские и сербы – инъекцию сильного болеутоляющего? - предположил Венк .

Гиммлер загадочно усмехнулся.

- Русским и сербам я вшил под кожу небольшую капсулу. Эта операция быстра и дешева. Её действие вы только что наблюдали, - отчеканил Гирт.

- Нужно только начать… Мы возместим все наши потери…  Я запущу конвейер, и армия получит сотни, а затем тысячи воинов-берсерков,- глаза Гиммлера мечтательно глядели в серенькое небо…

Источник

Харламп Лебядкин

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded