wowavostok

Categories:

Проблемы подсчета количества жертв голодов и эпидемий в Российской империи

Оригинал взят у https://burckina-new.livejournal.com/1360227.html
Полезный материал о проблемах учета и статистики в дореволюционной России, которая по уровню демографии (смертности и рождаемости) была в мировых антилидерах, соревнуясь с такими беднейшими странами того времени, как Индия и Мексика. Причем, с регулярным учетом смертности и рождаемости было очень плохо — она вменялась в обязанность попам и проводилась только на территории Европейской части РИ, что позволяет уверено говорить о заниженных официальных данных общей смертности и особенно младенческой смертности по всей Российской империи. Тем более с учетом было плохо в годы катаклизмов, которые происходили в РИ со второй половины 19-го века регулярно в виде голодовок и эпидемий холеры и тифа. О проблемах в этой сфере статья от коллеги.

Это один из основных вопросов при изучении голодов в нашей стране. Сегодня попробуем немного разобраться в нем на примере голода 1872 года.

Никакой специальной статистики не велось, различные врачебные, земские и проч. публиковавшиеся в открытой печати отчеты цензурировались. Высчитать примерную смертность в достоверно известные голодные годы теоретически можно по демографическим ямам, но тут подсчет также сильно затруднен: первая перепись в РИ - это 1897 год, а последняя ревизия - 1857-59 гг. Проблемы подсчета этим, разумеется, не ограничиваются (если интересно, некоторые из них разложены в беседе с vikond65 в комментариях к посту). Кроме того, выявленная демографическая яма так просто не даст нам сведений о причинах убыли населения (голод, сопутствующие болезни, отдельная эпидемия без связи с голодом и т.д. - все это при дется устанавливать по другим источникам).

Тем не менее, в некоторых статьях, разной степени сомнительности, иногда приводятся некие приблизительные цифры. Некоторые из них можно признать относительно достоверными. Откуда они берутся.

Одним из первых источников, который приходит на ум, являются метрические книги. Правда всякий, кто хоть раз видел в архиве, что это такое, представляет какую колоссальную работу предстоит проделать, чтобы просто подбить общие данные по стране по годам.

Но тут есть два "но": хорошее и плохое.

Плохое "но" - данные дадут нам только православных и только по тем приходам, метрические книги которых сохранились. С причинами смертей там тоже все сложно.

Хорошее "но" - в РИ с 1796 года (спасибо Павлу I) ежегодно выходил "Отчет Обер-Прокурора Святейшего Синода" в котором, среди прочего, приводились данные по рождениям и смертям, зарегистрированным в православных приходах. С 1867 года министерство иностранных дел использовало эти данные для своей статистики, которая публиковалась во "Временнике Статистического Центрального Комитета".

Как известно, в любой бочке меда можно найти ложку дегтя. В нашей же "бочке" дегтя столько, что меда почти не видно.

Во-первых, данные Синода очень неточны: в отчетах часто пропущено по несколько епархий, кошмарные ошибки сложения и вычитания, во многих отчетах данные по епархиям перепутаны.

Во-вторых, церковные данные нам дают только людей, умерших "дома". Там совсем нет, например, солдат, ушедших на отъезжие промыслы крестьян, безымянных беженцев (которых при любом голоде бродит масса по стране) и т.п.

Кроме того, сама отечественная статистическая наука находилась еще в зачаточном состоянии. Первые попытки обработать информацию Синода начинают предприниматься с конца 1850-х годов. Первопроходцами тут были ученые Буняковский, Борткевич и профессор Эйхвальд. Они первые стали сводить смертность хоть в какие-то таблицы. Ошибок делали море, но ловили друг друга за руку.

Они первые стали выделять отдельно детскую смертность, которая была кошмарно высока что в голод, что в благополучное время.

С 1874 года пошла хорошая статистика по армии - данные о призыве регулярно публиковались, как и данные по смертности в армии. Стало возможным сравнивать количество родившихся в определенной епархии, умерших до 5 лет и доживших до 20-22 лет (призыв начинался с лиц, которым на 1 января призывного года исполнилось 20 лет). Правда тут тоже есть слабое место: призывали не всех, многих инородцев вообще не призывали, а казаки, например, служили с рождения и не попадали в эту статистику.

В начале 1880-х доктор Гребенщиков на начал постить в журнале "Врачъ" соотношения смертности с известными ему данными по болезням в определенных епархиях. В то же время Буняковский и Борткевич начали разбивать умерших православных на более четкие группы, что убирало из статистики умерших в младенчестве или от старости.

Окончательно методики подсчета смертности в Российской империи сложились к 1890-м годам. Их свели воедино члены историко-филологического отделения Императорской академии наук Бессер и Баллод в труде "Смертность. Возрастной состав и долговечность Православного населения обоего пола в России за 1851-1890 годы" и профессор Янсон в "Сравнительная статистика населения". Собственно, благодаря им, мы имеем примерные, но весьма достоверные данные по смертности православных в российской империи. Это общие данные - делать выводы по ним сложно, но все-таки можно.

Со смертностью представителей других конфессий все печально только вручную, только хардкор.

Наиболее достоверные данные по всему населению можно найти в кладбищенской статистике, но она, естественно, есть далеко не для всех городов и местностей.

Сейчас мы попробуем "увидеть"в общей статистике по православным и конкретной самарской кладбищенской статистике голод 1872 года (который, естественно, начался в 1871 году). Тот голод охватил все левобережное Поволжье, и южный Урал. Хотя там проживала далеко не большая часть населения РИ, сам голод носит страшное, если не кошмарное описание. Т.е. мы можем гипотетически предположить настолько большое количество смертей, которое может отразиться на общей статистике.

Умершие по возрастам и по годам православные в Российской империи. Достоверность по Бессеру и Баллоду: плюс-минус 40.000 (они сводили стату по нескольким данным, заодно пересчитав и перепроверив данные Синода, кроме того, по некоторым епархиям так и не удалось получить достоверных сведений).

Вертикальные столбцы дают разбивку по возрастам умерших от 0 до 100 лет с интервалом в пять лет.
Таблица 1 - до 50 лет, таблица 2 - от 50 до 100 лет.

Специально приводим данные по последующим годам: ошибка многих "исследователей" состоит в том, что они принимают повышение числа смертей за увеличение смертности, в то время как такое увеличение может быть связано с увеличением самого населения (а население РИ действительно росло).

Таблица 1.

Таблица 2.

Мы видим сильный рост детской и подростковой смертности в "голодные годы". Смертность в зрелом возрасте меняется и значительно.

Осторожно мы можем сделать вывод, что православные дети в 1871-73 годах массово болели и не получали достаточного питания. Особенно это дает прочувствовать второй столбец первой таблицы за 1873 год - это дети в возрасти 5-10 лет, т.е. это уже не младенческая, а именно детская смертность. В отношении взрослых в цифрах такого почти не наблюдается, значит это локальная вспышка, при которой погибло очень много слабых организмов.

Естественно мы не можем сказать, что все они умерли от голода или сопутствующих болезней (а холера была, правда она не убивает в таких больших статистических масштабах). Это все, что мы можем получить из общей статистики по православным.

Кладбищенская статистика города Самары. Приведена она в брошюре Ю. Укке (немец? эстляндец?) "О смертности в Самаре", Самара, 1873. Здесь мы столкнемся с незначительным цифрами, так город тот голод затронул в меньшей степени чем деревню.

Укке приводит данные сразу за пять лет, с 1868 по 1872 год, не разбивая их на года. Всего в городе умерло 10.745 человек. Однако Укке приводит следующие интересные данные.:
1. Он все же отдельно указывает "неурожайные годы": в 1871 году умерло 2.679 человек, в 1872-м - 2.572 человека. Мы видим, что за два года людей умерло сколько за три предыдущих.
2. Он дает разбивку по гендерному признаку: умерло 6.186 мужчин и 4.558 женщин.

Голоду, тифу и холере пофиг кого убивать, т.е. косит мужчин и женщин пропорционально их соотношению в обществе, то есть примерно 50/50. В Самаре бы небольшой перекос в мужскую сторону, но не такой огромный. Зато мы знаем из документов и свидетельств современников, что с зимы 1871-72 в Самару хлынуло большое количество крестьян в поисках работы. Это, разумеется, были работоспособные мужчины. Работу нашли далеко не все. Поехать из Самары в другие города они не могли - платить нечем. Поэтому можем предположить, что это те мужчины из деревни, которые не смогли найти и работу и пропитание, по каким-то причинам не вернувшиеся в деревню и умершие в Самаре. Проверить наше предположение мы можем таблице, где приведена смертность для различных возрастных групп:

Мы видим, что количество смертей в возрасте 25-40 лет значительно выше, чем в остальных возрастах.
А внимательный читатель заметит, что в те годы в Самаре жил 115-летний человек, что и в наши дни очень большая редкость.
3. Укке дает разбивку по умершим в разные месяцы года сразу за пять лет. И нам тут интересна ярко выраженная аномалия:

Из таблицы мы видим, что лето - самое опасное для жизни время в Самаре. По идее, в благополучном городе смертность должна более-менее равномерно распределяться по месяцам. Здесь же мы видим летний взрыв смертности, с некоторым осенним спадом, но непропорционально высокой смертностью в декабре по отношению к другим зимним месяцам.

Можно заподозрить холеру, но она так не убивает, если приходит сама по себе, без голода. У людей тупо выше иммунитет. Она может дать повышение на лето, но не в разы. К тому же, поздней осенью случился бы спад до "нормальных" показателей.

Что мы знаем. Знаем мы, что тот голод был окончательно побежден только в 1874 году - это раз. Во-вторых, по аналогии с 1921-22 гг., мы знаем, что если предыдущий год был неурожайным (а 1871-й таким и был), то у крестьян хлеба остается впритык до весны. А В 1871-72 годах с них еще взимали недоимки и налоги. То есть в зиму 1871-72 они питались впроголодь. Озимые посевы погибли в мае-июне 1872 года. А уже в апреле пришла холера.

Летний взрыв дал как раз 1872 год. Это истощенные и ослабленные люди мрут от голода и болезней. Повышение в декабре также дает 1872 год - это второй "дружок" голода Тиф. Если бы Укке приводил данные за 1873 год, то зима мало бы отличалась от лета.

А вот разница по умершим осенью и первые месяцы года дает нам основание предположить здесь "чистую" работу голода.

Если вы осилили весь этот текст, то можете теперь смело слать лесом всех булкохрустов, требующих точных цифр умерших от голода в РИ - в РИ только к ПМВ научились просто саму смертность по стране считать. Тех же, кто будет совать вам под нос "точные" цифры жертв голода при "кровавом царизме", сразу бейте кружкой по голове.


Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded