wowavostok

Categories:

Библейские общества и масонство против Российской Православной Церкви

Пожалуй, одним из самых сложных и интересных вопросов русской истории является вопрос о русском масонстве, или, вернее, масонстве в России, потому что масонство зародилось не на Русской земле, а пришло извне. Преемником масонских идей в России стала интеллигенция, которая среди других слоёв населения играла ведущую роль.

Преимущественно с масонством, в течение более двухсот лет была идеологически связана эта интеллигенция. И может быть, нигде, как в России роль масонства не оказалась столь губительной, столь страшной, потому что европейское общество не могло отдаться этим идеям с той честностью, страстностью, верой и горячностью неофита, с которой отдалась этому течению русская интеллигенция, которой присущи все черты простого русского народа.

Русская интеллигенция, служа кругу масонских идей, добившись в своём порыве того, что история русской интеллигенции за 200 последних лет стала историей масонства – служила этим идеям не за страх, а за совесть, так, как всегда служит идеям русский человек, видящий в них смысл жизни, а не средство к личному благополучию.

Русская интеллигенция во вред себе, но из идеалистических, чистых побуждений, сделала масонство тоже чистым, в то время как европейское – грубо и эгоистично, и занято только тем, что преследует свои национальные интересы: ведущие слои Англии, Франции и Германии, намеренно питали масонство России, в то время как Россия, веря их проповедям, преследовала цели общечеловеческие, цели Всемирной Правды…

Немалые масонские силы были брошены на борьбу с Православной Церковью в России, основой духа русского народа.

В 1812 году по инициативе международных масонских кругов, и прежде всего агентов Британского Библейского общества, в Петербурге открывается Российское Библейское общество, целью которого вначале являлось распространение Библии среди народов Российской империи.

Однако тайный замысел её основателей, и прежде всего президента общества – масона князя А.Н. Голицына, был гораздо шире. Под маркой Библейского общества создавалась организация по борьбе с Православной Церковью путём подмены истинно христианских духовных ценностей католическими, протестантскими и масонскими текстами и комментариями.

В короткий срок князь Голицын организует множество отделений (своего рода лож) Библейского общества в губернских и некоторых уездных городах. Большую роль в обществе играли католики и протестанты, пытавшиеся «учить» православных истинной вере. Пользуясь вывеской Библейского общества, масоны начинают выпуск враждебной Православию литературы по мистике и оккультным наукам Юнга, Штиллинга, Эккартстгаузена, Иоанна Масона, Арндта, Фомы Кемпийского, Таулера, Я. Бёме, «госпожи Гюйонн» и др. Издаются масонские журналы: «Сионский вестник» (выпускал масон А.Ф. Лабзин), «Друг юношества» (выпускал М.И. Невзоров).

Вся эта литература почти открыто противостояла Православию. В масонских книгах, опубликованных Библейским обществом под видом искания «внутренней» церкви, шло открытое нападение на то, что у вольных каменщиков называлось «наружной церковью», подразумевая под ней христианство – Православие.

Заседания Библейского общества и его отделений превращались в мистические, порой просто сатанинские радения, сопровождавшиеся религиозной экзальтацией сектантов, квакерскими молениями, плясками в хлыстовском духе. Сам князь Голицын, кроме того, что принадлежал к масонству, был членом так называемой Татариновской секты с неприличными обрядами, противными традициям Православной Церкви.

Попытки православных людей остановить деятельность этого масона наталкивались на настоящее репрессии. Ведь Голицын занимал пост министра духовных дел и народного просвещения, состоя членом Госсовета и сенатором. Руководимое противниками Православия Библейское общество дало начало развитию экуменизма в России.

Князь Голицын пригласил в руководство Библейским обществом только некоторых близких ему иерархов Российской Православной Церкви, фактически устранив Святейший Синод от участия в этом деле. Одновременно он ввёл в него светских и духовных лиц других вероисповеданий, как бы подчёркивая, что цель общества выше интересов одной собственно Русской Церкви, что оно развивает свои действия в интересах целого Христианства и всего Христианского мира.

Как писал в 1873 году исследователь Библейского общества И.А. Чистович, «этот индифферентный космополитизм в отношении к Церкви, как бы проповедники его ни были чисты в своем идеальном простосердечии, был, однако ж, несообразностью в то, как, впрочем, и во всякое время. Православие есть фактически существующая форма Христианской веры Восточной греко-русской Церкви, вполне согласная с учением и установлениями Древлевселенской Церкви.

Поэтому Христианство в правильно-церковном виде только и существует в Православной Церкви и не имеет над собой или выше себя еще какого-либо идеала, не существующего реально, но мыслимого только под общим понятием и названием Христианства. Между тем Библейское общество направлялось именно к такому идеалу и его отыскивало или предполагало…»[1] .

В официальном документе Библейского общества открыто декларировались идеи масонского экуменизма. «Небесный союз веры и любви, говорилось в отчете Российского Библейского общества за 1818 год, учрежденный посредством библейских обществ в великом христианском семействе, открывает прекрасную зарю брачного дня христиан и то время, когда будет един пастырь и едино стадо, то есть когда будет одна божественная христианская религия во всех различного образования христианских исповеданиях»[2] .

Известный русский общественный деятель адмирал А.С. Шишков по этому поводу писал: «Взглянем на деяния Библейских обществ, посмотрим, в чём они состоят? В намерении составить из всего рода человеческого одну какую-то общую республику и одну религию – мнение мечтательное, безрассудное, породившееся в головах или обманщиков, или суемудрых людей. <...> Если Библейские общества стараются только о распространении благочестия, как они говорят, то для чего не соединено с Церковью нашей, но особо от неё действуют и не согласно с ней?

Если намерение их состоит в преподавании христианских учений, то разве Церковь наша не передаёт нам оных? Разве мы до Библейских обществ не были христианами? И как же они учат нас тому? Призывают учителей-иноверцев и распускают книги, противные Христианству!..

Не странны ли, даже смею сказать, не смешны ли в Библейских обществах наши митрополиты и архиереи, заседающие в противность апостольских постановлений вместе с лютеранами, католиками, кальвинистами, квакерами словом, со всеми иноверцами?

Они с седой головой, в своих рясах и клобуках сидят с мирянами всех наций, и им человек во фраке проповедует слово Божие (Божие по его названию, но в самом деле не такое)! Где ж приличие, где важность священнослужения? Где Церковь? Они собираются в домах, где часто на стенах висят картины языческих богов или сладострастные изображения любовников, и сии собрания свои – без всякого богослужения, без чтения молитв и Евангелия, сидя как бы в театре, без малейшего благоговения – равняют с церковной службой, и дом беспрестольный, несвященный, где в прочие дни пируют и пляшут, называют храмом Божиим! Не похоже ли это на Содом и Гоморру»[3] .

Самое кощунственное, что деятели Библейского общества осмелились нарушить православную традицию в переводе Священного Писания. Они затеяли перевод Ветхого Завета с еврейского текста талмудической редакции, в которых были изъяты ветхозаветные пророчества о Христе. Превратно толкуя Священное Писание, переводчики Библейского общества зарождали сомнения в истинности обетований Нового Завета. Все толкования Ветхого Завета велись не в православном, а в протестантско-мистическом духе. Такое искажение православных библейских текстов пришлось по душе протестантским священникам, которые осмелились заговорить о скором присоединении к протестантству Православной Церкви.

«Обнародование или распространение книг Священного Писания в российской Церкви, – говорил Ричард Ватсон на одном из собраний Библейского общества, – произвело наше достославное преобразование и даровало нам протестантство, а с ним и блаженство и благословение, от оного проистекающее. Ныне можем мы надеяться, что скоро Греческая Церковь насладится теми же выгодами... Свободное проповедание истины, открывая Греческой Церкви её собственные заблуждения, оживотворит веру и будет соблюдать союз верующих. Предполагаемая в сей империи реформация уподобится восходящему солнцу, озаряющему равным светом как хижину сибиряка, так и чертоги царей, где мудрейший и могущественнейший из Государей земных помышляет ныне о сей великой и святой реформе»[4] .

Как писал современник в «Записке о крамолах врагов России», «и кто бы при русском простодушии мог подумать, что книги Священного Писания могут быть употреблены в орудие к ниспровержению в России древнего Православия? Кто бы при русской честности мог подозревать, что негодные иноверцы тем самым будут разрушать истинную Божественную веру в России, что составляет непоколебимое её основание. <...>

Библейское общество сделалось сходбищем, сборным пунктом для всех мистиков разных цветов и покроев, и имя его до того слилось с именем тайных обществ, что их не отделяли друг от друга... Скорее и успешнее, нежели чрез умножение сект, враги России надеялись ввести и усилить в России развращение нравов народа чрез умножение и распространение в ней разных вредных книг. Эта сеть для веры и нравственности русских раскинута была очень широкой»[5] .

Масонские деятели Библейского общества хотели не только исказить тексты Священного Писания и подменить Православие ересью протестантизма, но и реформировать богослужение, рекомендуя вести его на русском языке по книгам, содержащим переводы еврейского текста талмудической редакции. Против нововведений Библейского общества выступало православное священство.

Его лучшие умы, и в частности митрополит Московский Филарет (Дроздов), постоянно указывали, что богослужение и чтение во время богослужения Священного Писания должно осуществляться только на церковнославянском языке в каноническом переводе с греческого текста 70 толковников. Все они предупреждали переводчиков быть осторожными в обращении с еврейским текстом. Как отмечал митрополит Филарет, «текст еврейский в начале времени Христианства был в руках врагов его и поэтому мог подвергаться даже намеренному повреждению»[6] .

Восстание декабристов-масонов и последовавшее за ним расследование деятельности тайных обществ раскрыли настоящие цели Библейского общества. Была выявлена непосредственная связь «библейских реформаторов» с масонскими ложами, открыты преступные замыслы против Православия.

В апреле 1826 года Николай I закрывает Библейское общество. Перевод, искажающий тексты Священного Писания, был остановлен, уже переведенные и отпечатанные первые 8 книг Библии запрещены в продажу, а отдельные издания Пятикнижия Моисеева сожжены.

Итак, первое наступление масонской цивилизации на Православную Церковь в России закончилось его полным крахом. В русском народе уже тогда сложилось устойчивое предубеждение против фармазонов (масонов) как врагов веры и государства. Русские священники не допускали масонов к причастию и даже, бывало, выгоняли их из храма. Борьба против Православия существует и сейчас – конец её ещё далёк.

                                                                                 Глава из книги «Русское масонство»

[1] Чистович И.А. История перевода Библии на русский язык. С. 50–55. Цит. по: Платонов О. «Терновый венец России» Москва, 1998.
[2] Там же
[3] Там же, с. 54
[4] Там же, с. 54
[5] Там же, с. 54–55
[6] О догматическом достоинстве и охранительном употреблении греческого семидесяти толковников и словенского переводов Священного Писания. Синодального члена Филарета, митрополита Московского. История Русской Церкви, изд-во «Слово», 1998, с. 17–18.
ИСТОЧНИК
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded