wowavostok (wowavostok) wrote,
wowavostok
wowavostok

ПОСЛЕ ВОЛНЫ. О ЗАБАСТОВКАХ АМЕРИКАНСКИХ УЧИТЕЛЕЙ... Чего не будет в РФ...

В последние месяцы в США началось лавинообразное движение учителей за увеличение зарплат и улучшение условий труда. Десятки тысяч работников школ проводят забастовки, заставляя власти идти на уступки. Что спровоцировало гнев педагогов и каковы перспективы событий — читайте в переводе статьи Криса Брука от Яна Веселова.

+

В феврале 2018 года учителя Западной Виргинии начали протестовать против низких зарплат и возросших цен на здравоохранение. 22 февраля местный профсоюз работников образования объявил забастовку. Учителя бастовали 2 недели и смогли добиться увеличения зарплаты на 5%.

Их пример вдохновил учителей по всей стране. В Кентукки сокращения пенсионного фонда муниципальных работников привели к многотысячным митингам перед зданием местного заксобрания. В ответ на это были выделены дополнительные средства на образовательную сферу, но губернатор Мэтт Бэвин наложил вето на законопроект, назвав учителей эгоистичными и близорукими, требующими больше, чем они заслуживают. Под давлением протестующих, законодатели обошли вето.


В Оклахоме расходы на образование за последние 10 лет сократились на 30%, благодаря чему штат оказался на предпоследнем месте по уровню зарплат учителей. Денег не хватает не только на зарплаты: школы находятся в удручающем состоянии и требуют ремонта, не хватает письменным принадлежностей и учебников. Некоторые школы даже были вынуждены перейти на 4-дневную учебную неделю из-за нехватки средств на оплату электричества. После 10-дневной забастовки учителя добились увеличения зарплат и введения налога на табак для финансирования школ.

Колорадо занимает 46 место в стране по оплате труда учителей, здесь они в среднем получают 46 тысяч долларов в год, а в сельских районах зарплата может быть около 30 тысяч. К примеру, в соседнем Вайоминге средняя зарплата учителя – 58 тысяч, что примерно соответствует среднему доходу домохозяйства в США. Учителя бастовали около двух недель, после чего губернатор штата Джон Хикенлупер подписал новый проект бюджета, который предусматривает повышение зарплат на 2%, а также увеличение расходов для университетов, школ, детских садов и пенсионного фонда муниципальных служащих. Местные республиканцы пытались принять закон, предусматривающий 6 месяцев тюрьмы и штраф в 500 долларов для учителей за каждый день участия в незаконной забастовке. Но этот законопроект с треском провалился.

Самая крупная забастовка учителей прошла в Аризоне. Она также была довольно успешной, и профсоюз достиг компромисса с властями штата. Учителя получат прибавку в 10% в этом году и еще 10% к 2020 году. Также в течение 5 лет будут направлены дополнительные 371 млн. долларов на ремонт школ и другие расходы.

16 мая состоялся митинг учителей перед зданием легислатуры в Роли, столице Северной Каролины. Учителя требуют повышения зарплат и расходов на школы, создания системы оплаты труда, основанной на стаже и разрядах, найма дополнительного персонала и обширной программы ремонта школ. Местные законодатели уже заявили, что планируют включить в бюджет повышение зарплат на 6,2%. Этого, очевидно, недостаточно, т. к. с учетом инфляции зарплата учителей снизилась почти на 10% с 2009 года. Северная Каролина станет шестым штатом, который затронули протесты учителей в этом году.

Более детальному анализу причин выступлений учителей посвящена статья "После волны" Криса Брукса, перевод которой мы публикуем ниже. Также использованы отрывки из статьи Луис Уинер "Рабочее возрождение в сердце страны”.

ПОСЛЕ ВОЛНЫ

Всего лишь 8 лет назад враждебность по отношению к профсоюзам учителей была нормой. Национальные СМИ поощряли демонизацию профсоюзов, что отлично видно на примере фильма либерального документалиста Дэвиса Гугенхайма «В ожидании Супермена» (прим. - документальный фильм, в котором критикуется неэффективность американской системы образования, а также профсоюзы учителей). А разработанные корпорациями реформы образования поддерживали обе партии: от «Закона 10»[1] губернатора Висконсина Скотта Уокера, до «Гонки за первенство»[2] президента-демократа Барака Обамы.

Забастовка профсоюза учителей Чикаго в 2012 году стала первым публичным вызовом образовательной повестке бизнес-элит, направленной на уничтожение профсоюзов и расширение частных чартерных школ. Теперь, похоже, волна забастовок по всей стране может наконец повернуть ее вспять.

То, что началось как серия пикетов в трех округах Западной Виргинии, быстро распространилось по всему штату. Затем пикеты и митинги стали проходить в Аризоне, Колорадо, Кентукки и Оклахоме. Смелость учителей Западной Виргинии оказалась заразной. Этот вдохновляющий опыт коллективного воздействия, надеюсь, кардинально изменит сотни, если не тысячи активистов.

Но нет гарантии, что после этого профсоюзы станут более сильными и агрессивными. Волны надвигаются и откатываются. Забастовки учителей очень существенны, но и они сойдут на нет. Если профсоюзы надеются использовать этот момент, чтобы стать мощным рупором для учителей и государственного образования, тогда они должны пойти на глубокие перемены, а не возвращаться к привычному способу ведения дел.

НАНОСЯ ОТВЕТНЫЙ УДАР С ПОЗИЦИИ СЛАБОСТИ

Один из важнейших уроков этой забастовочной волны заключается в том, что запреты на проведение забастовок не являются законами природы, а потому могут быть нарушены (прим. - во многих штатах законодательно запрещены забастовки госслужащих). Бастующие учителя берут на себя большой риск, но они делают это вместе. Они могут потерять работу или подвергнуться дискриминации. В некоторых штатах бастующих учителей могут лишить лицензии и запретить им работать в сфере образования. Однако этого не случилось, потому что они действовали сообща, вновь доказав, что главная сила профсоюза заключается в коллективном действии.

Но в то же время, забастовочная волна родилась из глубокой институциональной слабости. Большинство штатов в унисон сократили расходы на образование, параллельно снижая налоги для богатых и корпораций, что негативно повлияло на оплату труда и пенсионное обеспечение. Учителя с дипломами и десятками тысяч долларов долга за учебу получали зарплату ниже уровня бедности. Многим из них пришлось подрабатывать на нескольких работах. Такое положение работников образование стало столь распространенным, что Feeding America – крупнейшая в США организация по борьбе с голодом – запустила телевизионный ролик, в котором детсадовская учительница, возвращающаяся с работы, не может накормить свою семью.

Из работников образования выжимают последние соки, а профсоюзы, которые их представляют, оказались неспособны остановить это.

Во многих сельских районах местная школьная система является крупнейшим нанимателем. Десятки тысяч работников заняты в образовании в каждом штате. Поэтому неудивительно, что Национальная ассоциация образования (NEA) является крупнейшим профсоюзом в стране, насчитывающим более трех миллионов членов, а ее отделения во многих штатах также являются самыми крупными в Штатах. Большое количество как занятых, так и вышедших на пенсию работников, а также тот факт, что они лично связаны с несколькими поколениями избирателей, должны стать источником влияния для профсоюзов учителей при создании четкой повестки в сфере образования как на местном уровне, так и на уровне штатов.

Тем не менее, это зачастую не так. Многие отделения NEA делают ставку на работу в правовом поле, оказывают повседневные профсоюзные услуги работникам и опираются на лоббистов для влияния на законодателей. Максимум, что профсоюз требует от своих членов, – выйти на ежегодный митинг к зданию легислатуры штата – рутинная акция, на которую приходит лишь небольшая доля членов профсоюза.

Недостаток опыта организации работников образования и мобилизации большинства членов вокруг важных проблем, а также вертикальная структура профсоюзов, управляемых кадровыми работниками, приводят к тому, что многие учителя и другие работники школ не чувствуют связи с профсоюзом.

Это одна из основополагающих причин, по которой альтернативные профсоюзам организации появились почти в каждом штате, где проходили пикеты и митинги: Западной Виргинии, Кентукки, Оклахоме и Аризоне.

Примечательным сходством протестных акций работников сферы образования было то, что они были организованы без участия официальных профсоюзов, зачастую учителями, которые были активистами социалистических организаций и просто радикализовались под влиянием кампании Берни Сандерса. Организации, сформированные ими, вроде Объединённых учителей Оклахомы, KY120United или Объединённых учителей Аризоны (#RedForEd) не только существовали за пределами профсоюзов, но и зачастую находились в конфликте с профсоюзными работниками, хотя эти конфликты логично замалчивались, посредством заявлений о солидарности и поддержке. NEA и Американская федерация учителей (AFT) в разных штатах, по словам одного из лидеров, «занимались мошенничеством», пытаясь диктовать порядок действий, политические и экономические требования движения.

В их закрытых группах в Фейсбуке, насчитывающих десятки тысяч членов, а также в интервью лидеров активистов учителя откровенно говорят, что профсоюзы штатов, а зачастую и местные отделения не отстаивают их профессиональные интересы. Исторически профсоюзы учителей имели наибольшую силу в городах. Лидеры и активистский костяк обычно представляют собой мужчин, преподающих в старших классах. Но большинство учителей являются женщинами, многие из которых работают в начальных школах. Столь массовый характер выступлений связан именно с тем, что к ним присоединились учителя начальных школ. Радикализация и политизация учителей – это стремительный процесс, но скрытый от постороннего наблюдателя.

Сознательно или нет, но эти низовые движения бросили вызов тем правилам, на основе которых профсоюзы учителей действовали в течение четырех десятилетий: форме экономического тред-юнионизма, нагруженного риторикой о профессионализме, а также неспособности мобилизовать или хотя бы информировать учителей о «реформах», которые сделали обучение столь сложным как для студентов, так и преподавателей.

В некоторых случаях у этих организаций сложились непростые отношения с профсоюзными лидерами. А иногда их встречали с распростёртыми руками.

Ребекка Гаррели, член профсоюза, учитель и лидер активисткой группы Объединённые учителя Аризоны и другие активисты работали очень тесно с лидерами Ассоциации образования Аризоны (местного отделения NEA), организовав первую в истории успешную забастовку учителей в масштабах всего штата.

«Мы созванивались с ними каждую ночь», - сказала Гарелли. «У профсоюза есть ресурсы, которых у нас нет. А у нас были учителя, которых у них не было».

НЕВЫБРАННЫЙ ПУТЬ

Забастовки учителей дали профсоюзам необходимое влияние для лоббирования собственных интересов. Но после окончания сессии местных законодательных органов, профсоюзы штатов рискуют вновь оказаться несвязанными с жизнью собственных членов. Особенно, если их стратегию усиления собственного влияния можно свести к фразе: «Вспомним в ноябре»[3].

И согласно некоторым активистам, принимавшим участие в забастовке с Западной Виргинии, к сожалению, именно это и происходит.

«Профсоюз не пытается вовлекать своих членов, организовывать их или информировать», - заявил один из учителей округу Канахва на условиях анонимности.

«Если они приходят в нашу школу, то не для того, чтобы устроить встречу, посвященную обсуждению проблемам школы или организации и борьбе профсоюза. Вместо этого они приходят, чтобы обсудить переход из Ассоциации образования Западной Виргинии в Американскую федерацию учителей. Или рекламируют свой колл-центр. Они настолько далеки от того, что хотят учителя».

Если профсоюзы штатов и местные отделения хотят не только остаться значимыми, но и преумножить свое влияние, то они должны покончить с постоянной ориентацией на выборы, лоббирование и оказание услуг. И сфокусироваться на том, что другие профсоюзы делали в течение десятилетий – коллективном представительстве (прим. - имеется в виду collective bargaining, когда профсоюз ведет переговоры с работодателем о заключении коллективного трудового договора).

Согласно информации из Центра экономических и политических исследований, коллективное представительство возможно для учителей в Западной Виргинии, Кентукки и Оклахоме. Это означает, что школьные округа могут добровольно выбрать и заключить юридически обязательный контракт с учителями в этих округах. В зависимости от конкретных законов в каждом штате, эти контракты могут регулировать количество детей в классах, границы шкалы заработной платы, ограничения на использование стандартизированных тестов, определять процесс оценки квалификации и срок замещения должностей, устанавливать защиту от произвольных и несправедливых наказаний.

Однако многочисленные источники из профсоюзов Западной Виргинии отмечают, что ни в одном школьном округе штата нет договора о коллективном представительстве. И лишь несколько есть в Кентукки и Оклахоме.

По словам Тэмми Берлин, вице-президента Ассоциации образования округа Джефферсон в Кентукки, местное отделение профсоюза добилось первого договора о коллективном представительстве в своем округе после организации нелегальной забастовки в 1970-х. И до сегодняшнего дня профсоюз не боится прибегать к коллективным действиям для заключения более выгодного контракта.

«Мы договариваемся о времени на планирование уроков, подготовке к ним и других условиях, которые делают обучение в классе приемлемым», - говорит Берлин. Акцент на борьбе с проблемами, которые волнуют учителей, помог местному профсоюзу сохранить впечатляющие 93% членства в штате, где принят закон о праве на труд.

Берлин считает, что профсоюзные активисты в Западной Виргинии, Оклахоме и Кентукки должны использовать эту волну забастовок, чтобы склонить местные школьные советы к заключению коллективных договоров.

«Они продемонстрировали, что знают, как вовлечь общественность на благо государственных школ и детей», - говорит она. - «Структуры, созданные активистами во время забастовок, могут быть использованы для кампании по заключению коллективного договора. Если их требования получат общественную поддержку, то они не смогут проиграть».


[1] Закон о сокращении бюджетного дефицита Висконсина. Привел к ухудшению положения работников бюджетной сферы от права на коллективные переговоры до различных видов социального обеспечения.

[2] Грантовая программа Министерства образования, направленная на поощрение новых методов обучения. Одним из условий получения грантов было создание условий для расширения частных чартерных школ.

[3] 6 ноября 2018 года состоятся промежуточные выборы в Конгресс, а также выборы в легислатуры большинства штатов


ИСТОЧНИК
Tags: #redfored
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments