wowavostok (wowavostok) wrote,
wowavostok
wowavostok

Развал СССР: Быт ленинградского партийца





«Кто виноват?» — вопрос, поставленный не вчера. Не все, правда, задумываются над тем, что делать дальше. Интернет-пространство кишит статьями «на тему»: то Берия не всех расстрелять успел, то Хрущёв только о кукурузе думал, то колхозник Горбачёв сдал страну за виллу в Майами…

Читатель, я буду очень дозированно давать эксклюзивную информацию, чтобы не ломать себе и тебе мозг объёмом «Войны и мира» вот так, сразу. Развал страны, где у всех была уверенность в завтрашнем дне — это огромный комплекс накопившихся проблем, внутренних противоречий, предательства и внутрипартийного шпионажа в виде «засланных казачков».

Не будем вспоминать 37-й, кукурузу и «Пражскую весну». Также не будем трогать фундаментальные отличия плановой экономики от рыночной и жизнеспособность обеих в государственной формации «Советский Союз», по крайней мере в этой статье. Поговорим о людях. Простых советских людях, единственное отличие которых от учителей или станочников было в том, что они занимали кабинеты в Смольном, Инженерном замке или Мариинском дворце. Речь пойдёт о партийных функционерах Ленинграда. То, что я не прочитал на сотнях сайтов, а из личных разговоров с человеком, последовательно прошедшим путь от простого сибирского деревенского паренька, попавшего в советской армии в самую элиту — 76-ю гвардейскую воздушно-десантную дивизию, до инструктора промышленно-транспортного отдела Ленинградского обкома. 19-го человека в иерархии огромного города после первого секретаря.

В принципе, всех партийцев можно разделить на две категории: пришедшие с производства и бывшие комсомольские вожаки. Первая категория отличалась тем, что в неё входили люди соображающие, с хорошим образованием, а главное — опытом работы на местах. К тому моменту, как мой знакомый перешёл с руководства одной из ТЭЦ города-героя, где начинал чуть ли не кочегаром, в Дзержинский исполком, за плечами уже было два высших образования: инженера-энергетика и юриста по гражданскому праву. Было понимание процесса, понимание нужд и чаяний трудового народа и прямая, а не опосредованная работа с советскими людьми.

Вторая же категория, хоть и имела иногда хорошее образование, как, например, главный оппонент моего знакомого на всех собраниях, где им доводилось встречаться, ныне занимающая должность председателя Совфеда, жила главным комсомольским лозунгом: партия сказала «надо!», комсомол ответил «есть!». То есть, пламенные комсомольцы ехали строить БАМ не потому, что так было нужно советскому государству, а потому что партия сказала. И это — фундаментальная разница между партийцами от производства и партийцами от комсомола.

Я не хочу сказать, что комсомольцы были простым пушечным мясом для КПСС, ни в коем случае. Но те, кто выдвинулся на руководящие партийные должности именно из комсомольской среды, были в первую очередь глубоко идеологизированы, а только во вторую понимали суть того, что они делают. В отличие от партийцев-производственников.

Но не надо думать, что все от станка были с чистыми руками и горячим сердцем, а комсомол — сплошь дуболомы, живущие по приказу:

1986 год, г. Ленинград. В Дзержинский исполком поступает просьба о возможности улучшения жилищных условий. На адрес выдвигаются двое сотрудников. Старый, опытный коммунист и молодой, недавно пришедший работать на улицу Чайковского, 30. Типичная питерская коммуналка, таких много. Комната, женщина за столом, три кровати. На одной девушка лет 25-ти, дочь хозяйки. Оказалось — простудилась, осложнения пошли, разбил паралич, второй год лежит. Есть у девушки ребёнок, сейчас в садике. Хоть бы вторую комнату, а, товарищи исполкомские? Чтобы больная отдельно лежала, я ухаживать буду, а то дитё всё время из комнаты выгонять, когда дочку тут помыть-прибрать надо? Опытный коммунист пообещал принять меры, надавать по шапке управдому за такое издевательство над советским человеком… Вышли, идут обратно. «А чего к управдому не зашли?», — молодой спросил. «А зачем? Она всё равно скоро умрёт, а у нас на жильё очередь».

Большинство сотрудников исполкома оценило, что молодой партийный работник не забыл, чему учили в спецназе ВДВ. Но на собрании пропесочили: нельзя же заслуженному человеку нос и челюсть ломать! В итоге старого убрали подальше, во избежание эксцессов, а молодого заметили.

Но самое страшное, что такое циничное отношение к людям, вернее, рабочим единицам, было со стороны властей системным. Причём именно со стороны умудрённых жизненным опытом функционеров.





В чём отличие тогдашних депутатов и чиновников от исполкомов, райкомов, горкомов и обкомов от сегодняшних? Сегодняшние получают больше и живут на порядок лучше трудового народа.

Это нынче чиновник или депутат может себе купить хорошую квартиру, несколько машин, поехать в отпуск на Бали и кушать сервелат с икрой. В те годы было иначе. Тогдашний партиец получал больше инженера или учителя; зарплатный потолок героя моего повествования составлял 380 рублей, это уже на должности инструктора промышленно-транспортного отдела Ленинградского обкома. Однако хороший рабочий на производстве мог получать, и часто получал, точно так же, а иногда и больше.

Начну с простого — с жилья. Рабочих всегда обеспечивали крышей над головой. Так, сотрудник Кировского завода мог, отработав 10 лет, получить отдельную квартиру от государства. Партийцы тоже могли, но им-то было легче: местные власти распоряжались жилищным фондом, поэтому при наличии хороших знакомств переехать из коммуналки в «хрущёвку», пусть не очень уютную, зато свою, было не так сложно. Да, и главный момент: у партийца должно было присутствовать желание воспользоваться служебным положением. У моего знакомого такого желания не было, поэтому жил он с женой и ребёнком в обычной питерской коммуналке в центре города.

Машины тоже не было, как и сервелата по утрам. Он покупал ту же обувь фабрики «Скороход» и те же продукты в гастрономе, что и все остальные граждане нашей великой страны. Что отличало ленинградского партийца тех лет — лечение и частично возможности для отдыха.

31-я горбольница, в народе «Свердловка», принимала только ответственных работников. Расположенная вдали от городской суеты, на Крестовском острове, с огромным парком — это был почти санаторий. Работали там, как говорит «Википедия», только самые лучшие специалисты, однако и в ней умирали люди. Медицина не всесильна. Например, когда соседку моего знакомого по квартире скрутил аппендицит, приехавшая «Скорая» по его настоянию повезла женщину в 31-ю больницу. Но даже несмотря на звонок главному хирургу клиники в три часа ночи, сделать врачи ничего уже не смогли.

Кормили там лучше, чем в той же «Мариинке» или на Костюшко, уход был более заботливым, ибо не простые смертные лежат, в некоторых палатах стояли телевизоры, но и только.

На отдых, как любой советский человек, мой знакомый ездил на море, в Сочи и Адлер. Но это могли позволить себе даже студенты на свою стипендию. Главное было не тратить деньги попусту, а так — скопить на поездку даже для них проблемой не было. Однако были ведомственные дачи.

В 1987-м мне удалось, благодаря этому партийцу, попасть на две недели на отдых в Осиновую Рощу, на так называемую «дачу Романова». Я бывал до этого на дачах от детского сада в Борисовой Гриве, поэтому сравнивать мог. По сравнению с деревянными полуразвалившимися бараками, клейстером на завтрак и злобными воспитателями в лагерях для детей трудящихся, здесь был настоящий рай. Попасть в этот рай удалось, проехав через двое ворот, охранявшихся автоматчиками с собаками.

Бревенчатый особняк, просторные двухместные комнаты, питание, согласно предпочтениям ребёнка. Я, например, терпеть не мог рыбу, так мне её и не давали. А сосед по комнате обожал бананы, поэтому для него они всегда были в наличии.

Персонал знал, что интересно каждому ребёнку, поэтому на тумбочке возле моей кровати лежала стопка раскрасок, посвящённых эпохе парусного флота, несколько упаковок фломастеров, карандашей и красок, а также книга «Путешествие и приключения капитана Гаттераса» Ж. Верна. В библиотеке была литература на любой вкус, включая даже ту, что была под ещё запретом, например, «Скотный двор» Оруэлла, хотя официального опубликованного перевода на тот момент в СССР не было.

Вообще, у каждого учреждения, будь то завод или школа, были собственные базы отдыха и санатории. Зимой, например, можно было поехать в Кавголово или Токсово, покататься на лыжах. Там было несколько баз отдыха, и могу сказать, что основное различие между ними заключалось в привозимых с собой горячительных напитках: обком пил «Посольскую», горком — экспортную «Столичную», рабочий класс — обычную «Столичную». Бутерброды, огурцы и килька были одинаковыми. Как и комнаты.

В целом же ответственный партийный функционер вел такую же жизнь, как и все: принимал участие в общественных мероприятиях, встречался с людьми на местах, выслушивая их жалобы и пытаясь решить местные проблемы в рамках своей компетенции. И служебное положение не ставило его выше дворника или сантехника.

Лето, жара под 30, ЦПКиО им. Кирова. До входа в парк остаётся метров 150, а там уже пляж, водичка… И мой знакомый снимает рубашку. Как из-под земли вырастает милиционер: «Здравствуйте, гражданин, почему в общественном месте в таком виде? Почему сняли верхнюю одежду»? Так вот же мост уже, сейчас перейду, там же можно? Можно, но это там, а не здесь. Документы предъявите. Из документов оказалась только обкомовская «ксива», паспорт в других брюках лежал. Эх, вы, а ведь ответственный работник, товарищ, как же так? Какой пример людям показываете? Вот, в квитанции распишитесь, штраф три рубля. Наденьте рубашку, перейдите мост, а там уже оголяйтесь. И больше не нарушайте.

И не было никакого скандала, потому как было понимание: ты — слуга народа, ты подчиняешься закону, а закон один для всех. Были случаи, когда не шибко умные партийцы пытались махать «ксивами», качая права, были. Но тогда даже посиделки нарушителя на брудершафт с Романовым, Ходыревым или кем-то иным из руководства города могли не спасти от позорного окончания карьеры. Шум, как правило, не поднимали, разбирали в узком кругу, но места человек лишался, ибо ответственный работник и коммунист не имел права нарушать закон. Это бросало тень на всю Партию, что было недопустимо.


ИСТОЧНИК
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments