wowavostok (wowavostok) wrote,
wowavostok
wowavostok

Советско-германское сотрудничество в Заполярье

Карт-бланш на подробнейшее изучение Советского Заполярья и Севморпути дала в руки немцам сама советская сторона еще в 1939 году. Это был период, как писала советская пресса - "дружбы, скрепленной кровью" между большевистским СССР и нацистской Германией. Тогда был подписан пакт о ненападении и ряд секретных протоколов. В рамках одного их них была организована совместная советско-немецкая полярная экспедиция: на исследовательском судне «Мурманец» на острова Вилькицкого и Белый в Карском море были доставлены группы немецких полярников в штатском. Кстати, во время самого плавания немецкой стороной на «Мурманец» был установлен эхолот, к данным работы которого были допущены исключительно представители Германии. Прорабатывался вопрос о предоставлении на Кольском полуострове германскому флоту полноценной военно-морской базы. В немецких документах она известна как «Базис Норд». Советско-германский союз укрепил веру Адольфа Гитлера в возможность реального прорыва морской блокады рейха, запертого в узостях Ла-Манша и Северного прохода, и сохранения своего торгового флота. Суда нацистов неоднократно прятались от английской разведки и королевского флота в советских полярных портах. В 1939 в Мурманске побывали десятки гитлеровских транспортов, в частности, «Кордиллере», «Сан-Луи», «X. Леонард», «Поллине», «Тобинген» и «Иллер». Пополнив необходимые запасы воды, продовольствия и топлива, с наступлением полярной ночи они покидали гостеприимный Мурманск.

По замыслу нацистов, собственная база на Кольском полуострове должна была связать военно-морские базы кригсмарине с германскими базами на берегах и островах Тихого океана, в странах Латинской Америки или Юго-Восточной Азии. Одновременно она же могла обеспечить надежную укромную стоянку и надлежащий межпоходовый ремонт для кораблей-блокадопрорывателей, судов снабжения рейдеров и нацистских подводных лодок, действовавших в Северной Атлантике или переходящих на Тихий океан. В случае же окончательного закрытия для Третьего рейха выхода в Атлантику эта секретная база сразу же превращалась в связующее звено между Балтийским, Баренцевым и Норвежским морями и могла бы обеспечить кораблям кригсмарине круглогодичный выход в Мировой океан. Начало Второй мировой войны показало, что эти планы вполне реальны.

Именно в советских портах прятался известный немецкий рейдер «Бремен». А в 1940 году по Севморпути прошел немецкий вспомогательный крейсер «Комет», переоборудованный из гражданского судна. Его вооружение: шесть 150-миллиметровых орудий, замаскированных откидными щитами, десять торпедных аппаратов (также под маскировочными щитами) и девять зенитных орудий; имелись также морские мины и гидросамолет. Открытую воду этому рейдеру обеспечивали аж три советских ледокола: "Ленин", "Сталин" и "Каганович". "Комет" с разрешения советской стороны маскировался под советский пароход "Семен Дежнев", он благополучно достиг Берингова пролива и двинулся далее в Тихий океан. В 1940—1941 годах вёл боевые действия на морских коммуникациях союзников, тоннаж потопленных и захваченных им судов Антигитлеровской коалиции составил 42 000 брт. Экспедиций, во время которых нацисты получали ценнейшие сведения о глубинах, грунте, состоянии льда в Советском Заполярье, проводились неоднократно. Именно они обеспечили бесперебойное плавание германских подводных лодок и рейдеров во время Великой Отечественной войны.

«Комет» («Комета», нем. Komet) — немецкий вспомогательный крейсер времён Второй мировой войны. HSK-7, бывшее торговое судно «Эмс» (нем. Ems), в германском флоте обозначался как «Судно № 45», во флоте Великобритании — «Рейдер „B“»


После начала войны с СССР немцы начали активно создавать в Советском Заполярье тайные базы для обеспечения действия своего флота. Сеть таких баз усеяла острова и материковый берег далеко в советском тылу. Секретная немецкая база была создана даже в устье реки Лены, там был сосредоточен большой запас топлива. В 1963 году на берег залива Неелова волны выбросили бочку из-под солярки с фашистской символикой. В том же году в 20 километрах от Тикси среди камней горной осыпи были обнаружены останки унтер-офицера подводного флота Третьего рейха. На это указывали бляха подводника и знаки различия на полуистлевшей форме. Существование в том районе немецкой базы подводных лодок подтверждают и документы, обнаруженные на подлодке U-534, в соответствии с которыми она побывала в дельте Лены.

Экипажи советских транспортных судов, идущих Севморпутем через Карское море и в море Лаптевых, документами скрытой связи не пользовались (часто они на борту просто отсутствовали). Установленная для всех судов зона радиомолчания к западу от меридиана 85 градусов на практике выдерживалась крайне редко. Летчики самолетов полярной авиации, капитаны ледоколов и торговых судов, полярники станции Главного управления Северного морского пути (ГУ СМП) практически до лета 1943 года считали, что находятся в глубоком тылу Советского Союза. А потому постоянно использовали радиосвязь в открытом режиме, поставляя тем самым противнику ценную развединформацию. Даже после гибели транспорта «Куйбышев» и ледокольного парохода «Сибиряков» отдельные гражданские суда вели радиопередачи открытым текстом (транспорты «Уссури» и «Щорс»). «Беломорканал» отличился еще больше – при переходе к острову Диксон открыто сообщил по радио штабу проводки время своего предполагаемого выхода из Кожевниково и о первоначальном пункте своего захода. Немцы со своих секретных баз прослушивали радиопереговоры советских моряков и летчиков, передавали полученные сведения на свои подлодки и те топили советские суда.

В 1951 году по чистой случайности была обнаружена одна из таких секретных полярных баз фашистов — «Кригсмарине-24». Летчику Валентину Аккуратову удалось засечь с высоты полета посреди темной тундры не вписывающееся в ландшафт белое пятнышко. А когда приземлились, чтобы проверить, что там такое, оказалось, что это немецкая база, крышу которой замаскировали, покрыв белой краской. Позже узнали, что ей было присвоено кодовое название «Кладоискатель». Немецкие полярники мониторили погоду на севере, ледовую обстановку — для того, чтобы по Севморпути могли свободно ходить подводные лодки и корабли кригсмарине. Занимались их снабжением и ремонтом. Кроме того, они были отлично подготовлены для диверсионной работы и вообще для военных действий, если вдруг пришлось бы столкнуться с советскими полярниками или военными. Руководил экспедицией настоящий полярный волк штурмбаннфюрер (майор) СС Вальтер Дрейс. Вопросами координации занимался лейтенант Альфред Макус. И хотя на базе почти всего хватало вволю, в том числе и продуктов питания, выпивки и консервов, группе диверсантов был придан профессиональный охотник Вернер Бланкенбург, который время от времени баловал сослуживцев полярной дичью и тюленями. И также защищал базу от набегов белых медведей, которые наведывались на станцию довольно часто. Именно он невольно явился причиной досрочного прекращения работы «Кригсмарине-24». Началось все с того, что Бланкенбург решил подстрелить белого медведя, чтобы дать возможность полярникам откушать медвежатинки. Довольные таким экзотическим угощением, немцы по заслугам оценили старания Вернера и вдоволь наелись мяса медведя. Это и стало началом конца. Первым почувствовал острое недомогание и резь в животе радист экспедиции. Быстро запросили Северную Норвегию, где располагалась основная база полярников — и там по симптомам, переданным со станции, поставили диагноз — трихинеллез. Дело в том, что мясо медведей необходимо варить несколько часов. Полярники этого не знали и оказались зараженными этим коварным заболеванием. И если его возбудители, трихинеллы, могут находиться в организме медведей и других диких животных годами без причинения какого-либо ущерба их здоровью, то попадание паразита в тело человека может привести к печальным или даже трагическим последствиям. Так произошло и в этот раз. Не успели полярные волки посадить на карантин радиста, как с похожими симптомами свалились еще семеро человек. А вскоре и весь состав секретной экспедиции корчился от диких болей. Единственный, кто избежал подобной участи, был врач базы. Предупредив сослуживцев о том, что есть медвежатину небезопасно для здоровья, он выполнил свой долг, но его не послушали. Сам же он от рокового угощения отказался наотрез.

Все это произошло весной 1944 года, когда уже начал таять лед, но открытой воды еще не было, и гидросамолет никак не мог сесть рядом с «Кладоискателем». Именно поэтому эвакуировать участников экспедиции с помощью авиации оказалась крайне затруднительно. Страдания немецких полярников длились три месяца, и они почти потеряли человеческий облик. Ко всему прочему сошел с ума командир — штурмбаннфюрер Вальтер Дрейс. Ведь заболевание трихинеллезом может привести к самым различным осложнениям и непредсказуемым последствиям. И если поначалу все ограничивается диареей, изжогой, диспепсией и тошнотой, то очень скоро у заболевших развивается целый букет симптомов. Болят суставы, мышцы, голова, развиваются отеки и лихорадка… Самым печальным может стать момент, если из кишечника трихинеллы доберутся до центральной нервной системы. Тогда может случиться непоправимое: паралич дыхательных путей, атаксия (расстройство моторики — человек превращается в лежачего овоща), серьезные неврологические расстройства и даже летальный исход. Видимо, Вальтеру Дрейсу не повезло, и возбудитель заболевания проник в его центральную нервную систему. Как бы то ни было, он вскоре тронулся рассудком.



Только в середине лета в расположении базы на открытую воду смог сесть спасительный гидросамолет с медиками и спасателями. Перед их взорами предстали лишь живые трупы полярников, превратившихся в скелеты, обтянутые кожей. Сошедший с ума Дрейс принял прилетевших за советских диверсантов и кинулся на них с ножом. Его с трудом удалось угомонить, связав по рукам и ногам. И хотя улететь на большую землю самолет смог лишь через двое суток (ремонтировали поврежденное во время посадки о кусок льда шасси), есть небольшое обстоятельство, которое, казалось бы, не поддается логике. Когда базу обнаружили в 1951 году советские летчики, сама она и склад при ней были под завязку забиты всем, чем только было возможно от выпивки, продуктов до одежды и аппаратуры. Все оставалось целым и невредимым.

Немецкие полярники не взяли с собой даже журнал, в который записывались данные метеонаблюдений. Становилось понятным, в каком состоянии находились полярники и до какой степени были шокированы спасатели, что им даже в голову не пришло забрать с собой документы. Много позже, уже в послевоенное время, советские летчики и моряки не раз обнаруживали на севере секретные базы нацистов. На многих документах об этом до сих пор стоит гриф «Секретно».

Источники:
Арктические тени Третьего рейха http://www.e-reading.club/chapter.php/1017219/8/Kovalev_-_Arkticheskie_teni_Tretego_reyha.html
Заполярные базы Кригсмарине http://nvo.ng.ru/history/2002-03-29/5_bases.html
Особые тайны Арктики http://www.tinlib.ru/istorija/arkticheskie_tainy_tretego_reiha/p10.php

Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments