wowavostok (wowavostok) wrote,
wowavostok
wowavostok

"Неуловимые" Прудникова, или истории из боевой работы партизанской бригады

Почти три года - начиная с весны 1942-го - бригада «Неуловимые» билась с оккупантами на территории Витебской области. Эта страница стала одной из самых героических в истории партизанского движения Белоруссии.

К концу 1942-го о «Неуловимых» знала не только вся Белоруссия. Слава партизан, под руководством Прудникова Михаила Сидоровича, докатилась до Берлина, где высшее командование, обескураженное большими потерями в тихой и, казалось бы, покоренной Беларуси, приняло решение о начале полномасштабной карательной операции «Нюрнберг».




Великая Отечественная война застала капитана Прудникова в Москве. Он заканчивал Высшую пограничную школу. Как опытного командира, у которого уже был опыт боевых действий, Михаила Прудникова назначили командиром пулеметной роты, затем батальона особого назначения НКВД СССР. В ноябре 1941 года батальон прямо с Красной площади после парада ушел на фронт защищать столицу.
Весной 1942 года Михаил Сидорович Прудников по личной просьбе получил новое назначение. Он возглавил группу, которую сформировали из опытных пограничников-чекистов и забросили в тыл врага на территорию Витебской области. Прудников регулярно выходил на связь с Москвой. Он докладывал: взлетела на воздух Блестковская гестаповская школа. В момент взрыва там находился почти весь преподавательский состав. Административное здание почти полностью уничтожено вместе с радиостанцией. Пострадали два жилых корпуса и гараж. Партизаны ушли в лес без потерь.
С марта 1942 года Прудников находился в Полоцком районе, был командиром специального отряда, затем до мая 1943 года - партизанской бригады "Неуловимые". Бригада объединяла 16 действующих отрядов, которые развернули диверсионную деятельность на железной дороге по направлению из Полоцка на Витебск, Ветрино, Невель, Даугавпилс. Кроме двух с половиной тысяч партизан, бригада имела резерв - более 900 человек.

В Полоцкий район направлены танки, авиация и тысячи немецких солдат. Их боевая задача – прочесать леса на севере Беларуси, сжечь подозрительные деревни, уничтожить всех партизан и расстрелять советских активистов, коммунистов или просто сочувствующих.

Операция началась в декабре, и в декабре же встретила мощный отпор. «Неуловимые» не стали играть с неприятелем в «кошки-мышки»: даже в глубоком тылу врага партизаны встречали подступающие к Полоцку регулярные части соперника шквальным огнем. Вскоре они перерезали главную артерию снабжения гитлеровцев – железную дорогу Даугавпилс-Полоцк. Большое количество бойцов позволяло проводить одновременные атаки сразу с нескольких сторон. Немецкое командование было озадачено, а бойцы деморализованы.




Решающий удар «Неуловимые» нанесли в конце января 1943-го, об этом писал в послевоенные годы журналист и писатель Борис Скорбин, которому лично удалось встретиться с Прудниковым:

«Крупная карательная экспедиция, двигаясь в сторону Невеля, приближалась к месту расположения бригады. В это же время фашистское командование двинуло из Невеля в целях передислокации воинскую часть. Согласованной связи между двумя вражескими группами не было. Пользуясь этим, Прудников поспешил ночью преподнести карателям "сюрприз": ударил по воинской части, шедшей из Невеля. Гитлеровцы с обеих сторон немедленно развернулись в боевой порядок и... вступили в схватку друг с другом. А партизаны тем временем скрытно отошли».

Параллельно с противостоянием силам операции «Нюрнберг», «Неуловимые» начали готовить свой ответ. Он должен был быть симметричным, но если наступление армии пока невозможно, почему бы не провести диверсию, о которой будет говорить вся покоренная немцами часть Европы?

Мишенью выбрали Блестковскую школу гестапо. Во время одной из операций узнали, что в больницу поступил ее курсант по фамилии Зотов. Когда-то свой, летчик, из числа переметнувшихся на сторону фашистов после пленения. Получивший многочисленные ожоги Зотов оказался один в один похож на члена бригады Прудникова, младшего лейтенанта Валентина Готвальда.

План созрел: выкрасть Зотова, а потом, притворившись им, приехать в гестаповскую школу и начать готовить диверсию. Плененный летчик отпираться не стал. Признался не только в предательстве, но и детально рассказал об обстановке внутри учебного заведения, и даже назвал лояльных советским властям служащих.

Одним из них оказался местный оружейник. Войти в контакт с ним не составило труда. Нехитрым делом оказалось и доставить в академию большое количество взрывчатки и даже три противотанковые мины. Все это положили в обычный шкаф в канцелярии, а взрыватели соединили с ручкой на дверце. Теперь этот шкаф оставалось только открыть…

Весной 1943 года «Неуловимые» нанесли удар в самое сердце гестапо, о чем и телеграфировали в Москву:

«Утром 2 марта сего года Блестковская гестаповская школа взорвана. По имеющимся у нас сведениям, в момент взрыва там находился почти весь офицерско-преподавательский состав. Взрывом был убит заместитель начальника школы, штурмбаннфюрер Отто Кравец серьезно ранен. Полностью уничтожено административное здание вместе с радиостанцией, пострадали два жилых корпуса и гараж. С нашей стороны потерь не имеется».




Одна из значительных операций отряда «Неуловимые» - по эвакуации детей из детского дома с оккупированной территории на Большую землю. Это были ребята из детского дома в Быковщине.

После получения задания было принято решение: провести две одновременные операции. Группа Прудникова для отвлечения внимания фашистов атаковала райцентр Диена на территории современной Латвии. А отряд партизана Комлева сравнял с землей полицейский гарнизон в Быковщине, который не дождался подкрепления от немцев – все были увлечены боями в Диене.

Делалось всё в строжайшей секретности, маршрут знали только проводники. Повозки медленно продвигались вдоль длинной очереди по разбитой дороге в сторону контрольно-пропускного пункта фашистов у города Полоцк.

Спешившиеся женщины и куча ребятишек на повозках не должны были вызвать подозрений. Обоз охранялся специальным отрядом - 12 крепких мужчин лежали на дне телег, укрывшись постельным бельем, на котором сидели дети. Продумано было всё до мелочей - питание, медицинское обслуживание. Партизаны Михаила Прудникова спасли детей от фашистского рабства и не только от него. На детях немецкие медики уже начали проводить опыты: брали кровь для госпиталей.

Значительную часть детей удалось вывести в лес по неприкрытым теперь фашистами лесным тропам. Но некоторых пришлось оставить. Они совсем оголодали, многие были на грани жизни и смерти. Прудников принимает решение защищать детдом и держать оборону до последнего патрона. Не пришлось. Фашисты отбивать деревню не стали, а партизаны еще год, до самого освобождения Беларуси, кормили и выхаживали больных ребятишек… Эта история легла в основу фильма «Оленья охота», которую сняли на киностудии имени Горького в начале 80-х. Автором сценария стал сам Прудников.



Оленья охота (1981) - кадр из фильма

Другая, не менее значительная, операция - освобождение заложников из тюрьмы. Здесь были задействованы специалисты высочайшего класса, которые так «натурально» изготовили документы, что подделку установили только в Берлине.

В день проведения этой операции, специальная немецкая машина с командой СС подъехала к воротам тюрьмы. Высокие офицерские чины отдавали команды на чистейшем немецком языке. Солдаты безжалостно заталкивают узников в машину, те отчаянно сопротивлялись...

И только прибыв на партизанскую базу, узнали, что они у своих, что их освободили советские «бойцы невидимого фронта».



Белорусские партизаны в засаде

И ещё одна операция. В штабе бригады «Неуловимые» стало известно, что гитлеровцы у одной из деревень решили построить складские помещения. Контрразведчики установили наблюдение, и как только было уточнено место, изготовили радиоуправляемые фугасы. До мельчайших деталей была разработана операция по доставке их на место, когда склады были построены и загружены военным оборудованием.

После войны женщины, которым были вручены награды, узнали, что «ящики с документами», которые они зарыли на картофельном поле, рванули так, что на месте складов образовалось глубокое озеро...




Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 сентября 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм подполковнику Прудникову Михаилу Сидоровичу было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Незадолго до этого он покинул Белоруссию и продолжил службу в органах безопасности Советского Союза. «Неуловимые» продолжали взрывать немецкие эшелоны и освобождать военнопленных до июля 1944-го, когда была освобождена от оккупантов почти вся страна.

А легендарный комбриг, которого немцы прозвали «бородачом», еще много лет работал в органах безопасности и на короткий срок даже возглавил разведку пограничных войск.




Самый неуловимый партизан Великой Отечественной умер в 1995 году, оставив после себя сотни страниц воспоминаний, среди которых особенно выделяется одно:

«Когда я пытаюсь осмыслить всю свою партизанскую жизнь, все боевые дела, совершенные бойцами бригады "Неуловимые" в тылу врага, то откровенно скажу, что самые дорогие воспоминания тех тревожных и неизгладимых из памяти лет, - это не сотни пущенных под откос поездов, не тысячи уничтоженных гитлеровцев, а те ребятишки, которым наши партизаны вернули жизнь, солнце, улыбку».

ИСТОЧНИК
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments